?

Log in

No account? Create an account

Entries by tag: Карабах

Что показал шотландский референдум и что теперь будет меняться в Великобритании
50
markgrigorian
Это, конечно, первые мысли, которые еще будут дополнены более глубоким и обстоятельным анализом. Не сомневаюсь, что про этот референдум будут еще написаны десятки книг, не говоря уж о дипломных и курсовых работах и тысячах газетных и журнальных статей.

Я, конечно, смотрел на подготовку к шотландскому референдуму через призму карабахской проблемы, видел общее, но видел и разницу, и об этом сейчас попробую порассуждать.

Мое внимание привлекла реакция официального Лондона на итоги референдума. Она не была «большинство было против, поэтому меньшинству следует заткнуться и прекратить свой сепаратизм». Совсем наоборот. Алистер Дарлинг, который возглавлял кампанию «Нет, спасибо», заявил, что Лондон понимает, что хотя 55% были против отделения, все же 45% были за. А это значит, что надо обратить внимание на нужды и проблемы тех, кто хотел отделиться, попробовать решить эти проблемы.

Надо понять, что разделяло страну, сказал он, и сделать так, чтобы это объединяло всех нас.

И это, как мне представляется, очень важный момент: понять, что разделяет людей, и сделать так, чтобы проблема объединяла их.
Кстати, еще один момент: кампанию «нет, спасибо» возглавлял один из видных оппозиционеров, экс-министр (пятикратный министр в правительстве лейбористов). Вы можете представить, чтобы одно из наших правительств попросило одного из лидеров оппозиции возглавить программу, жизненно важную для будущего страны? Такое возможно. Но чтобы оппозиционер согласился? И чтобы его соратники по оппозиции при этом не цепляли на него ярлыки, дескать, продался властям, предал чистые идеи оппозиции...

Итак, первая особенность: уважение к мнению своих граждан, в том числе, и в первую очередь, уважение к мнению меньшинства.

Читайте дальшеCollapse )

Соломоново решение
50
markgrigorian
Две истории, так или иначе связанные с современными конфликтами.


История первая: финскую, или шведскую?

Западные неправительственные организации любят возить армян и азербайджанцев на Аландские острова. Это небольшая группа островов, входящих в состав Финляндии, но населенных, главным образом, шведами. Они имеют особый статус, шведский там является государственным языком, есть свой парламент, свое гражданство, являются демилитаризованной зоной, жители островов не служат в финской армии, и вообще, шведы с Аландских островов практически никак не зависят от Финляндии.

Западные люди честно думали (возможно, думают и сейчас), что если армян и азербайджанцев ознакомить с жизнью на островах, то они могут задуматься о плюсах такой модели общежития и, возможно, согласятся с тем, чтобы Карабах получил аналогичный статус.

Армяне же обычно думают: «Вот если бы азербайджанцы были финнами, то тогда, конечно, можно было бы и подумать. Но ведь они же азербайджанцы! Те же, в свою очередь, тоже думают: «Вот если бы армяне были шведами, то тогда…» Ну, вы понимаете: они не шведы, а армяне, так что об аландской модели для Карабаха и думать не приходится.

При этом, однако, и те, и другие очень любят ездить на Аландские острова за счет европейских налогоплательщиков, проводить там всяческие семинары и посещать с визитами местный Лагтинг. То есть парламент.

Там армяне и азербайджанцы друг с другом обычно не конфликтуют – если, конечно, где-нибудь в городе Мариехамн не устраивается семинар, на котором положено спорить о Карабахе, беженцах, 20% и прочих, к сожалению, так хорошо знакомых нам вещах.

Но один раз конфликт был – и нешуточный.

Случился он в первый день очередного семинара, где обсуждались преимущества Аландской модели мирного сосуществования. Поспорив друг с другом на заседаниях, отстояв свои позиции и практически выиграв Карабах для своей стороны, участники семинара собрались в гостиничном холле. Им предстояло решить важнейшую задачу: что пить вечером.

Азербайджанцы настаивали на водке «Финляндия», потому что все-таки Финляндия – метрополия, и надо уважить страну, которой де-юре принадлежат Аландские острова.

Армяне же требовали водку «Абсолют», так как на островах живут шведы, государственный язык там – шведский, и вообще, эта территория де-факто шведская. Так что и водку надо пить соответствующую.

Разговор о выпивке грозил вылиться в крупный межнациональный конфликт. Потенциальные посредники – западные организаторы семинара – расслаблялись в соседнем баре и вмешаться в конфликт не могли. А тем временем, «Финляндия», – неслось из одного угла гостиничного ресепшена. «Абсолют», – настаивали из другого.

Страсти накалялись. Казалось, семинар вступал в активную стадию конфликта.

Но на этот раз в споре представителей двух кавказских народов победил здравый смысл. И как вы думаете, каким было решение участников встречи?

Так вот: было принято поистине соломоново решение: вечером первого дня участники семинара пьют «Финляндию», а во второй день – «Абсолют». В третий же вечер каждый пьет ту водку, которую захочет.

На научном языке это называется трансформация конфликта. Вот так, оказывается, можно решать межнациональные конфликты – без посредников и к обоюдному удовольствию.


История вторая: «Украину не брать»

В начале 80-х годов один из моих друзей жил и работал в Якутии. Был он геологом и трудился в геологической партии, разведывавшей то ли алмазы, то ли золото. А может, и то, и другое.

И когда пришло время, он отправился в отпуск домой, в Ереван. До отъезда глава его геологоразведочной партии по имени Абрам Соломон дал ему список товаров, которые были совершеннейшим дефицитом в Якутии, но – кто знает – вероятно, их можно было достать в Ереване. Одним из пунктов значилась пишущая машинка с русским шрифтом. Желательно, «Эрика».

Отдохнув дома, наевшись вволю домашней долмы и разнообразных армянских фруктов, мой друг отправился по магазинам, чтобы закупить всякую всячину из списка. Все было в порядке, только вот из пишущих машинок в ереванских магазинах продавали только «Украину». Помните, были такие машинки, причем в двух модификациях – механической и электрической.

Не зная, что делать, друг мой послал в Якутск телеграмму: дескать, не знаю, что делать, «Эрики» в магазинах нет, есть только «Украина».

На следующий день в дверь постучал посыльный. В руках у него была срочная телеграмма из Якутска:

«Украину не брать. Соломон».

25 лет Спитакскому землетрясению...
50
markgrigorian
Целых четверть века прошло. А вспоминать все так же трудно.

Спитакское землетрясение и вопрос Карабаха: как это было

В конце 80-х я преподавал русскую литературу в ереванской школе имени Пушкина, и утром 7 декабря 1988 года, как обычно, отправился на занятия.

В 11:41 я вел урок про лирику Пушкина в одном из восьмых классов. Вдруг послышался низкий и пугающий гул, завизжали девочки, а парты как-то странно задвигались. Я посмотрел в окно и увидел, как два десятиэтажных жилых здания качнулись по направлению друг к другу.

Показалось, что они упадут, как костяшки домино. Но они выпрямились.

Это было Спитакское землетрясение.

В тот момент мы еще не знали, что это будет одно из самых разрушительных землетрясений в истории Армении и одно из самых тяжелых в ХХ веке. По официальным данным (которым в подобных случаях в СССР не очень верили) погибло 25 тысяч человек.

О масштабе землетрясения мы узнали не сразу. В течение нескольких часов по радио не сообщали даже, что было землетрясение. Не знали мы и том, где оно было.

Как обычно, по Еревану ходили слухи. Говорили о том, что глава компартии республики Сурен Арутюнян вылетел на вертолете в сторону Ленинакана и Спитака, что знакомые в этих городах не отвечают на телефонные звонки, что атомную станцию выключили, опасаясь повторных толчков...

Большинство слухов оказались правдой.

Советские власти обычно скрывали информацию о стихийных бедствиях. В годы существования СССР мы, например, почти ничего не знали об Ашхабадском землетрясении 1948 года. А ведь тогда стихия буквально стерла с лица земли с весь город, а число погибших оценивается в 60-110 тысяч человек. Неизвестно также, сколько человек погибло в Ташкенте в 1966 году.

У нас, жителей Армении, не было надежды на адекватное освещение Спитакского землетрясения союзными СМИ – ведь они почти год уже либо замалчивали проходящие в Армении многотысячные митинги и демонстрации, связанные с карабахским движением, либо освещали их так предвзято, что это вызывало лишь раздражение.

(Полностью статью читайте здесь)

Интервью Сержа Саркисяна Тому де Ваалу 2000 года
50
markgrigorian
Одна-две фразы, выдернутые из этого интервью, многократно цитировались и обсуждались.

Взято это интервью было в декабре 2000 года, то есть 11 с небольшим лет назад.

Мне было интересно его прочитать. Конечно, интересны те его части, где он рассказывает о войне, о карабахском движении, о том, как Азербайджан получил в ходе войны советское оружие... Причем интересны эти фрагменты не только с точки зрения фактов, а еще и с точки зрения того, как их видел тогда министр обороны Армении.

Интервью мне понравилось.

Вот небольшой отрывок:

Том де Ваал. Меня интересует процесс строительства армии и здесь, и в Карабахе. Фактически в 1991 г. были разрозненные отряды, и вдруг (ну, не вдруг, а постепенно) в 1994 г. фактически возникла армия, и вы — один из ее строителей. Каковы самые большие уроки этого процесса? Ведь был период в 1992 г., когда вы потеряли очень много территорий, наверное, это тоже был большой урок. Какие вы видите ключевые моменты в этом процессе?

Серж Саргсян. Я думаю, первый ключевой момент — это когда приняли решение сопротивляться. И азербайджанской милиции, и советским внутренним войскам. Видимо, самое тяжелое, самое ответственное время тогда было, потому что мы много лет жили в Советском Союзе, знали силу этой машины, и к такому решению было прийти нелегко.

Т. В. Это был 1991 г.?

С. С. Да, 1990—1991 гг. Думаю, второй этап — когда мы приняли решение, несмотря на всю сложность, попытаться сократить линию фронта, попытаться уже серьезно... с боевыми действиями. Мы тогда вынуждены были малыми силами обороняться как внутри, так и снаружи. В Карабахе было очень много азербайджанских населенных пунктов, нужно было и с этой стороны как-то держать людей, и с той. Если посмотреть на карту, в принципе мы полностью были отрезаны от Армении, т. е. вынуждены были занять круговую оборону. И не было ни одной точки в Карабахе, которую азербайджанцы не могли достать своей артиллерией. И тогда мы одну за другой провели операции: Ходжалу, Малыбейли, Шуша и далее Агдам и все остальное. Это было не так, как сейчас, когда есть возможность взять какой-то район или населенный пункт. Был просто результат холодного расчета: вот такую линию фронта провести, только так.

Т. В. Мне даже говорили, что у вас было какое-то совещание с 1991 г., вы выбрали по порядку, где можно...

С. С. Ну, не скажу, что обязательно по порядку, но на самом деле мы начали там, где это было легче, потому что у ребят должна была появиться уверенность, что они могут это сделать. Пришли к такому решению и в три-четыре раза уменьшили линию фронта. У нас не было другого выхода, мы не могли маленьким Карабахом провести такие действия против Азербайджана.

И третий этап, конечно, когда азербайджанцы уже с помощью российских специалистов начали широкомасштабную войну, это был июнь 1992 г. Тогда уж мы решили, что нельзя разрозненными отрядами воевать против танков, самолетов, потому что до этого не было ни танков, ни авиации, ни серьезной артиллерии, а у них был «Град», разные другие вещи. Летом 1992-го Азербайджан получил все вооружение, которое было на его территории.

Читайте интервью полностью -- здесь

А здесь -- комментарий Тома о том, почему он решил опубликовать это интервью

И хочу обратиться к комментаторам: личные выпады против Тома будут удалены из комментов -- для этой записи я ввожу режим постмодерации. Комментируйте на здоровье, обсуждайте все, что сочтете нужным, -- кроме личности автора интервью.  


Карабахские иски в Страсбургском суде
50
markgrigorian
Европейский суд по правам человека принял к рассмотрению два иска, связанных с карабахским конфликтом.

Можете не сомневаться: один из них -- это иск армян к Азербайджану, а другой -- азербайджанцев к Армении. Правда, если быть уж совсем точным, то один иск предъявила одна армянская семья, а другой -- группа семей азербайджанских курдов.

Тем не менее, я не представляю, чтобы эти иски (или один из них) были удовлетворены, так как это неизбежно приведет к десяткам тысяч таких же исков. Суд должен будет отложить все остальные дела и заниматься Карабахом, а правительства двух стран -- выделить в бюджетах миллионы евро для выплаты компенсаций истцам.

Но что с того, что я не представляю такого развития событий?

Страсбург рассмотрит иски, связанные с войной в Карабахе

Спустя 18 лет после завершения войны в Нагорном Карабахе Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) принял к рассмотрению два иска. В обоих случаях истцами являются гражданские лица, утверждающие, что были изгнаны из своих домов в 1992 году, в ходе войны.

Они не смогли вернуться и после того как закончились военные действия, когда в мае 1994 года было подписано соглашение о прекращении огня.

Однако один из исков подан против Азербайджана, а другой – против Армении.

Глава одной из лондонских правозащитных организаций в беседе с Би-би-си сказал, что, приняв оба иска к рассмотрению, суд продемонстрировал свой нейтралитет в этом межгосударственном конфликте.

(Вся статья -- здесь)

Все к лучшему
50
markgrigorian
По-моему, прекрасный фильм Вагифа Мустафаева про карабахский конфликт. Снят он был в 1997 году и получил ряд призов.

В нем есть и черный юмор, и ирония, и смех сквозь слезы... Странно, что я не видел его раньше. 

А поскольку фильм мне понравился, делюсь им с вами. Он короткий -- всего 35 минут. 



Переговоры в Казани и что дальше?
50
markgrigorian
Статья Тома де Ваала на сайте Радио "Свобода" подтверждает информацию, которая у меня была из дипломатических источников. 

Информация эта в том, что ко встрече в Казани все представлялось решенным, и текст общих принципов урегулирования карабахского конфликта представлялся согласованным. Звонки президентов, обсуждения и все прочее как бы подводило стороны к подписанию договора. И тут, вроде бы, Ильхам Алиев прилетает на переговоры с 9 или 10 изменениями, армянская сторона не согласилась с ними, и в результате договор не был подписан. 
 
Том де Ваал описывает три круга несогласия азербайджанской стороны с текстом общих принципов урегулирования. 
 
Первый круг -- неясен статус Лачина. Вернее, не самого Лачина, а "некоридорной" части района. И непонятно, что должно было произойти с беженцами из 39 деревень района, которые оказывались вне коридора и их правом на возвращение.  Это, конечно, совершенно законные опасения Алиева, только, пишет де Ваал "неясно, почему он не попытался разрешить эти проблемы до встречи в Казани, а приберег их к 24 июня, тем самым, "взорвав" переговоры. 
 
И, по словам де Ваала, были у Азербайджана возражения -- но меньшие -- по поводу того, что в "промежуточном"  статусе Карабаха он имел бы право на членство в международных организациях.
 
Второй круг возражений связан с Россией. Официальный Баку не вполне доверяет России -- из-за того, что российско-армянские отношения очень хороши. И, в частности, руководство Азербайджана опасается, что Россия может неким тайным образом подготовить введение российских миротворцев в регион, хотя Медведев никогда об этом не говорил. Да, если неписанная договоренность о том, что сопредседатели Минской группы и соседи не могут быть миротворцами, но это нигде юридически не зафиксировано. 
 
С другой стороны, участники переговоров, конечно, знают, что президентский срок Медведева подходит к концу. И если Путин вернется на место президента, то известно, что ему карабахские переговоры не очень интересны. При этом, взаимоотношения Алиева и Медведева лучше, чем Алиева и Путина. То есть, получается, что Алиев должен был бы быть заинтересован в том, чтобы поскорее подписать "базовые принципы". 
 
И тут, пишет де Ваал, мы подходим к третьему кругу причин, почему на встрече в Казани не было подписано никаких документов. И этот круг в том, что в Азербайджане уверены, что время играет на их стороне, потому что денег много, население растет, армия укрепляется,  и все движется в позитивном направлении. А Армения,  по этой логике, теряет население из-за миграции, экономически слабеет... 
 
"Опытному наблюдателю за карабахским конфликтом, -- пишет де Ваал,  -- ясно, что это неправильное понимание позиции Армении. Армяне ценят владение древней землей Карабаха гораздо больше, чем предложение Азербайджана поделиться богатством, которое может закончиться через несколько десятилетий. Кроме того, армяне утверждают, что Армения является намного более стабильным государством, чем это было 20 лет назад, они так же богаты, как Грузия, если считать ВВП на душу населения, и все еще может рассчитывать на твердую поддержку диаспоры".

Словом,  это интересная статья. Хотя в ней нет ничего революционно нового (я сомневаюсь,  можно ли вообще по карабахскому конфликту сказать что-то революционно новое),  но она подтверждает кое-какие догадки и подсказки,  которые у меня были. Этим она,  на мой взгляд,  ценна. 

Прочитать ее можно здесь


Риторический вопрос
50
markgrigorian
Почему каждый мой пост, связанный с Карабахом или с карабахским конфликтом, -- о чем бы я ни писал --  превращается в выяснение на уровне: "это наша земля, нет, это наша земля", а после трех-четырех раундов такого "содержательного" разговора переходит на личные оскорбления? 
 

Два мифа карабахского урегулирования
50
markgrigorian
В четверг начинается очередная поездка сопредседателей Минской группы ОБСЕ по региону. 

Два утверждения, приуроченных к этой поездке: 

1. За 17 лет карабахских переговоров стороны не обсуждали ни одного варианта, при котором Степанакерт оказывался в прямом подчинении Баку. Даже в варианте "общего государства" вопрос подчинения не стоял. Карабах получал собственные вооруженные сиды (силы безопасности), полицию, вооруженные силы Азербайджана не могли вступать на территорию Карабаха без согласия его властей, Карабах получал свой гимн, флаг, собственную валюту, законы Карабаха на его территории имели бы приоритет над законами Азербайджана, и так далее

Не было подчинения и в варианте обмена территориями, не было и в Пражских принципах, и в Мадридских. Нет этого и в том документе, который рассматривается сейчас.

2. За 17 лет переговоров не было варианта, в котором Карабах и Армения (или Карабах, или Армения) сохраняли бы за собой контроль за терриотриями за пределами Карабаха. Эти территории во всех вариантах нужно было отдать Азербайджану. 

Заметьте: два президента Азербайджана (отец и сын) и три президента Армении самым серьезным образом вели -- и продолжают вести -- переговоры вокруг документов, которые не содержали вопроса вертикального подчинения Карабаха Азербайджану и никогда не предполагали сохранение армянского контроля над территориями вокруг Карабаха. 

При этом все президенты, как правило, скрывают от своих народов суть переговоров. 

Снова о казанской встрече. Что дальше?
50
markgrigorian
В статье:

--  Почему сорвалась казанская встреча (версии сторон), 
-- Медведев, говорят, крайне разочарован и выдвинул ультиматум президентам Азербайджана и Армении, 
-- Есть ли опасность новой войны в Карабахе, 
-- И почему бы не возобновить контакты на уровне "народной дипломатии"? 


Карабахские переговоры: что дальше?

... давление со стороны мирового сообщества не принесло результатов, и главы двух южнокавказских стран покинули Казань, так и не подписав документа, который мог бы приблизить их народы к разрешению затяжного и кровопролитного конфликта.

"Да, президенты заявили после встречи, что достигли понимания в ряде пунктов, – сказала Русской службе Би-би-си директор европейских программ Международной кризисной группы Сабина Фрейзер, – но это значит, что, видимо, есть ряд пунктов, по которым они результатов не достигли".

Фрейзер, как и ряд других западных наблюдателей, разочарована.

"Мы все ожидали, что будет заявление о достижении общей позиции по принятию основных принципов, – говорит эксперт. – Не было понятно, подпишут ли президенты документ о принятии основных принципов, но мы думали, что увидим желание принять принципы. Но мы не получили даже этого".
(Вся статья -- здесь)


Несколько мыслей после казанской встречи президентов
50
markgrigorian
Вернее, даже не после встречи, а после комментов к моим постам перед этой встречей. 

Вот три мифа карабахского урегулирования. 

1. Президенты не занимаются урегулированием конфликта (спасибо Александру Искандаряну за эту мысль). Нет, конечно. Те пункты, о которых они договариваются и никак не могут договориться, не являются мерами по урегулированию конфликта. Они, конечно, трансформирут конфликт, изменят, но эта трансформация, в общем, может пойти в любом направлении. 

2. Подписание президентами договора может означать примирение. Конечно, нет. Президенты не могут примирить людей. Для того, чтобы это случилось, нужны совершенно иные действия. 
 
3. Существуют условия договора, приемлемые для всех. На самом деле, нет. Таких условий, с которыми были бы согласны все, нет, и не может быть. 
 
И еще пара замечаний: 
 
Не то, чтобы я был удивлен, но я обратил внимание на то, как много людей -- с обеих сторон -- полагают, что конфликт -- это нормально. 
 
И как много людей, которые просто боятся всего, что может лечь в основу разрешения конфликта. 

Казанская встреча: кто о чем
50
markgrigorian
Любопытная получилась картина: Запад полагает, что в Казани создан исторический шанс повернуть карабахский конфликт в сторону примирения, армянские и азербайджанские аналитики, в целом, ничего не ждут от переговоров (в лучшем случае, их ожидания доходят до подписания какого-нибудь "общего" документа. 

При этом армянские политологи думают, что все сорвется из-за Азербайджана, а азербайджанские -- что все сорвется из-за Армении. 

Словом, вот, читайте: 

Встреча президентов Азербайджана, Армении и России в Казани в пятницу может стать исторической, если лидеры конфликтующих сторон подпишут документ о базовых принципах урегулирования карабахского конфликта.

Казанские переговоры дают редкую возможность положить начало разрешению конфликта, продолжающегося не одно десятилетие и унесшего жизни более 25 тысяч человек. В ходе вооруженного противостояния около миллиона человек были вынуждены покинуть свои дома.

Документ, который в пятницу положат на стол перед президентами Ильхамом Алиевым, Сержем Саргсяном и Дмитрием Медведевым, стал результатом четырех лет переговоров и обсуждений в рамках Минской группы ОБСЕ, посредничающей в урегулировании армяно-азербайджанского конфликта.

Это один из немногих примеров успешного сотрудничества между Россией, США и Францией, которые возглавляют Минскую группу. Однако окончательное решение зависит от лидеров Азербайджана и Армении. 

Завтра, в Казани...
50
markgrigorian
Начнется встреча президентов Армении и Азербайджана с участием президента России.

Будут обсуждать карабахский конфликт, причем, как можно было понять, на основе Мадирдских принципов. Говорят, есть возможность подписать некий документ.

Принципы выглядят так: Сработают ли эти принципы?

Гора родила мышь
50
markgrigorian
Азербайджанская и армянская стороны обменялись пленными.

Пленных было всего двое -- по одонму с каждой стороны. Информационные агентства называют их имена, но, как мне кажется, это не очень важно. Думаю, даже наоборот: хорошо было бы имен не называть, чтобы оградить ребят от проблем, которые могут у них возникнуть дома.

И, в целом, это событие очень позитивное и хорошее.

Но дело в другом: для того, чтобы освободить двух человек, потребовалась встреча президентов Армении и Азербайджана при посредничестве президента России. И это было ездинственным итогом их встречи в Сочи. Мне кажется, что этот результат, мягко говоря, маловат для работы лидеров на самом высоком уровне.

Сегодня я говорил по телефону с известным карабахским правозащитником Альбертом Восканяном. За несколько лет работы он нашел и обменял несколько десятков человек. И я согласен с Альбертом в том, что для обмена пленными не нужна встреча президентов -- это не их уровень, потому что обмен пленными -- вопрос гуманитарный, а не политический.

Но, скажу снова: очень хорошо, что ребята вернутся домой. Но ведь их можно было вернуть на другом уровне контактов между сторонами. А то, что этим занялись президенты, то это означает, что собственно переговоры по урегулированию конфликта не очень-то и идут...

А это, боюсь, в свою очередь, говорит о том, что Карабахский конфликт не заморожен, не спит и не стагнирует. К сожалению, идет процесс эскалации. 

Карабахская встреча
50
markgrigorian
В Москве сегодня должна была пройти встреча министров иностранных дел Армении и Азербайджана при участии российского министра иностранных дел, и все они должны были говорить о карабахском урегулировании. 

Когда я пишу это, встреча, видимо, уже закончилась, однако никакой информации нигде нет. Собственно, я и не ожидал особенной информации, потому что, как я понимаю, встреча министров организована не для того, чтобы получить результат в карабахском процессе, а для того, чтобы посмотреть, как можно возобновить встречи президентов, и что можно сделать, чтобы процесс не продолжался с негативной динамикой. 

Что в этой встрече интересно? 

-- Возобновятся ли встречи президентов. Ведь общение между ними шло все хуже и хуже, пока все не закончилось провалом переговоров в Астане. Президенты не доверяют друг другу, а вести переговоры при недоверии сторон просто невозможно. Таким образом, вот первый вопрос: как восстановить доверие? 

-- Что будет весной? Ведь если доверие не будет восстановлено, то когда с гор сойдет снег, ситуация может серьезно обостриться. Думаю, это понимают все участники процесса. 

-- Россия уже считается бесспорным лидером карабахского процесса. Сопредседатели Минской группы -- США и Франция -- уступили России лидерство. И если еще четыре года назад на Западе с удивлением говорили: "Россия работает вместе с нами над разрешением конфликта", в прошлом году Запад уже спокойно отдавал инициативу Москве. 

Заметьте, я не говорю о каких-либо серьезных решениях. Речь идет об изменениях в динамике процесса. 

Специально для газеты "Йени Мусават"
50
markgrigorian
Прислали мне линк на статью в газете "Йени Мусават", являющейся органом оппозиционной азербайджанской партии "Мусават". 



Перевели. Оказалось, газета "выловила" кусочек из моего текста о том, как трудно жилось в Ереване, и подала его как "сенсационную информацию". Кусок, "найденный" газетой, оказался фрагментом из книги Тома де Ваала "Черный сад" о похоронах известного воровского авторитета. 

Книга опубликована давно, переведена на русский и азербайджанский языки, и журналисты "Йени Мусавата" должны были бы знать ее... Не знали. 

Так что специально для журналистов "Мусавата" еще один отрывок из этой книги. О том, как Гейдар Алиев получил разрешение на полет над территорией Армении... от мамы Ашота Манучаряна. 

"... Стремясь снять напряженность в приграничной области, Алиев ежедневно поддерживал телефонную связь с Ашотом Манучаряном, советником по национальной безопасности армянского президента. Манучарян регулярно обеспечивал Алиеву воздушный коридор для полетов из Нахичевани в Баку над армянской территорией. Ходили слухи, что когда в апреле 1993 года Алиеву надо было вернуться домой из Анкары, где он присутствовал на похоронах Тургута Озала, он позвонил Манучаряну домой, чтобы получить его разрешение на пролет над армянской территорией, но застал только его престарелую мать, с которой он уже разговаривал. Та пообещала передать его просьбу сыну, но не смогла найти его. Когда армянский истребитель поднялся на перехват самолета Алиева и пилот спросил, кто дал добро на его вхождение в воздушное пространство Армении, ответ был: "Мама Ашота!"

Ссылки:

-- Мой текст о трудных годах. Пост в ЖЖ -- здесь; статья на сайте Би-би-си -- здесь

-- Статья в Йени Мусават -- здесь

-- Текст книги "Черный сад", откуда я взял цитату, -- здесь.

Обмен пленными
50
markgrigorian
Так получилось, что вчера, в день, когда было объявлено, что президенты Армении и Азербайджана договорились об обмене пленными, я ходил на просмотр трех фильмов, снятых совместно (!) молодыми армянскими и азербайджанскими документалистами.

И один из фильмов был как раз о том, как после войны Альберт Восканян и Аваз Гасанов занимались поиском пленных и заложников и обменом. И в самом конце фильма Альберт рассказывает вот такую историю (я сделал небольшую правку):

"Короче говоря, получилось так, что девочка появилась на горизонте, когда ей было три годика, то есть, год и восемь месяцев она была вне поля нашего зрения.

И у нас была здесь девочка – тоже сирота; ее содержала тетя родная. Матери сестра. По-моему, до годика было этой девочке. И мы решили эту девочку… обменять. Даже неудобно говорить, это неправильно… Но было такое время. А с учетом того, что эта девочка была у родной тети, то решили, конечно, с тетей отпустить.

Ну, я вызвал мать этой девочки-армянки и сказал, что завтра мы едем на… на опознание, да, скорее всего, потому что мы не были уверены, что это именно та самая девочка. Я говорю: «смогли бы вы приехать с нами, чтобы ее узнать?» А она говорит: «Знаете, Альберт, я приеду, но я боюсь ее не узнать». Я спрашиваю: «Почему, это же ваша дочка». Говорит: «Я помню ее лицо, но смутно помню. Она была маленькая…» Я говорю: «Ну, может, на теле шрамы какие, или что… Ну, типа аппендицит, или что… Или родимые пятна…» Она говорит: «Такого нету, но на темечке два завитка. Только это…»

Ну, мы поехали. Сначала вышел человек с их стороны. Это Низами Бахманов был. Он вышел, мы с ним поговорили, ну, там, привет-привет, как дела, обсудили все. Я подошел к девочке, смотрю, внешность, вроде похожа на мать. А Низами увидев лицо этой женщины, армянки, матери этой девочки, говорит: «Ну, копия». Я с ее головы снял шапочку, смотрю: на темечке два завитка.

И вот, настал момент, когда эту армянку, девочку, нужно взять с рук азербайджанки, нянечки. А армянка не идет. Она говорит: «йох, йох» (по-азербайджански «нет, нет»). Я говорю: «Слушай, какой «йох»? Вот твоя мама…» Не получается!

Она начала плакать. Маленькая азербайджанская девочка, увидев, что эта плачет, тоже начала плакать. В унисон, не понимая, кто, что и как. Эти две мамаши тоже начали плакать. Рев стоит… Смотрю, Низами стало не по себе. И мне тоже стало не по себе. Смотрю на наших телохранителей – у них тоже слезы на глазах.

И мы оба стоим и проклинаем войну. Кому это надо было, чтобы, вот, дети, которые еще не понимают, что это, что случилось… И взрослые дяди их, грубо говоря, обидели. У одной нету отца, у другой – ни отца, ни матери. Жутко было".

Фильм целиком можно посмотреть здесь. Альберт говорит по-русски, Аваз -- по-азербйаджански и есть английские субтитры.



Казимиров
50
markgrigorian
Что скажете про  статью Казимирова? 


Компромисс выше победы

Сторонам карабахского конфликта пора стать реалистами

"... Срочная нормализация ситуации на линии соприкосновения нужна еще и потому, что стремления к скорейшему разрешению конфликта недостаточно. Сторонам потребуется отойти от запросных позиций на реалистические, а это займет годы. Ныне они охотно обвиняют друг друга, а иногда и посредников в пробуксовке переговоров, хотя это вызвано их же негибкостью..." 

Вся статья -- здесь

Армяно-турецко-азербайджанские отношения
50
markgrigorian
Сегодня я участвовал в обсуждении отношений внутри треугольника Турция-Армения-Азербайджан. 

Обсуждения проходили на очень высоком уровне и по правилам Chatham House. А это значит, что нельзя говорить о том, кто присутствовал и нельзя цитировать высказывания, привязывая их к личностям. Но можно рассказывать о том, какие идеи обсуждались и о чем говорилось.

Что я и собираюсь сделать.

Запись идей и тем обсуждения -- под катом. Сначала там идут армяно-турецкие отношения, а потом -- карабахский вопрос. Так что если вам интересен карабахский вопрос, то, пожалуйста, можете пролистать первую часть записи и сразу начинать со второй. 

Темы и идеи обсуждения -- здесьCollapse )

Вывод из этого обсуждения: конфликт вокруг Карабаха проходит этап эскалации. И если учесть все то, что там говорилось, то получается, что развитие идет в направлении, которое не может не беспокоить. Здесь полагают, что у мирного решения проблемы есть еще потенциал и надо активно заняться его поиском и реализацией. На месте же главное мнение, что без войны уже не обойтись. 

Проблема в том, что и война не решит проблемы. Но, похоже, на Кавказе мало кто сейчас об этом думает. 

P.S. Мне очень хотелось отдохнуть от политических постов. Надоела мне политика. Но после этого обсуждения я подумал, что вот напишу о нем, и уж потом отдохну от политики. 

Эксперты о карабахском урегулировании... в январе
50
markgrigorian
 Как быстро меняется обстановка вокруг Карабаха... 

Вдруг обнаружил текстовый вариант радиодискуссии о Карабахе, которую мы с коллегой Яной Литвиновой вели в середине января. Я и предположить не мог, что кто-то расшифровывает наши радиопередачи и ставит в интернет. 

Во всяком случае, интересно этот текст почитать, потому что он показывает насколько серьезна отрицательная динамика ситуации. 

Армении и Азербайджану не позволят вести боевые действия, пока в регионе есть энергетические проекты

Григорян: В Сочи сейчас проходит (или, может быть, только завершилась) трехсторонняя встреча по Нагорному Карабаху с участием президентов России, Азербайджана и Армении - Дмитрия Медведева, Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна. Накануне встречи армянский лидер нанес визит в Москву, а глава кремлевской администрации Сергей Нарышкин встретился в Баку с Ильхамом Алиевым. Правда, эксперты и не ожидают, что и сейчас произойдет прорыв в нагорно-карабахском урегулировании, в частности, потому, что общественное мнение в обеих странах резко настроено против уступок.

У нас в гостях: из Баку Ариф Юнусов, руководитель Департамента конфликтологии Института мира и демократии, из Еревана Давид Шахназарян, член правления Армянского национального конгресса, а гостем московской студии является российский политолог, известный эксперт по проблемам Кавказа Сергей Маркедонов. У меня такой вопрос к аналитикам из Баку и из Еревана: дипломаты и посредники в урегулировании, то есть, сопредседатели Минской группы ОБСЕ и другие дипломаты говорят, что решение карабахского конфликта близко, а это значит, что стороны уже почти договорились. Как вы думаете, в чем они сейчас не согласны? То есть, о чем сейчас ведутся переговоры? Господин Юнусов, давайте начнем с вас.

Юнусов: Если верить той информации и, судя по всему, это действительно так, основные проблемы, основной комплекс вопросов, вокруг которых идет обсуждение, - это, в первую очередь, статус Нагорного Карабаха и связанные с этим технические, но достаточно щепетильные вопросы: когда это будет, кто будет принимать участие, и проблема Лачинского коридора, то есть, будет ли его статус, как он будет, в каких моментах. Все остальные вопросы, по большому счету - какие районы будут возвращены, когда будут беженцы возвращены, состав миротворческих войск, восстановление инфраструктуры - все остальное было обсуждено еще в 90-е годы, и нельзя сказать, что по этим вопросам есть какие-то сложности. Сложности, в основном, только с двумя проблемами - это статус и связанное с этим проведение референдума (когда, как он будет называться, кто в нем будет участвовать) и проблема Лачинского коридора - вот два основных момента.

Григорян: Спасибо. То есть, господин Юнусов выделяет два основных момента - это проблема статуса Нагорного Карабаха (сейчас или потом) и проблема Лачинского коридора. Господин Шахназарян, то же самое ли вы думаете или есть какие-то различия?

Шахназарян: Я согласен с господином Юнусовым, но я бы выделил еще несколько проблем. Во-первых, с самого начала хочу сказать, что речь не идет о разрешении конфликта. В любом случае, это какое-то промежуточное решение, ибо даже сегодня, речь идет о том, о чем сказал господин Юнусов - в будущем (через пять лет) предполагается как-то решить вопрос статуса. Я бы тут исправил: о референдуме, к сожалению, речи не идет, речь идет о каком-то волеизлиянии, что очень и очень неопределенно. Еще очень принципиальный момент: я считаю это большой уступкой сегодняшних армянских властей, что они соглашаются на отвод войск без международных сил по поддержанию мира. Я считаю, что это тоже очень большая уступка. Есть, конечно, и другие проблемы. Но к тем двум проблемам, о которых сказал господин Юнусов, я бы еще добавил этот вопрос. По-моему, еще очень проблематичным вопросом является определение временного статуса Нагорного Карабаха.

Григорян: Сейчас со мной в студии Сергей Маркедонов. Господин Маркедонов, был выделен ряд проблем, которые, кажется, сейчас лежат на столе переговоров. Как вы прокомментируете, этот ли ряд проблем действительно на столе переговоров? Потому что они проходят втайне, мы мало что знаем, мы догадываемся.

Маркедонов: Я думаю, что в целом обсуждается то, что представители больших держав в июле прошлого года называли обновленными Мадридскими принципами - это некая рамка, в рамках которой (прошу прощения за тавтологию) надо договариваться. Я согласен с мнением моего коллеги и друга Давида Шахназаряна, что, действительно, речь не идет о полном разрешении конфликта, потому что и вопрос статуса Карабаха, и вопрос районов, и вопрос миротворческих сил - это все-таки инструменты. О разрешении конфликта можно говорить тогда, когда мы говорим о том, что эта политическая конфигурация принимается как легитимная не только элитами, но и населением двух государств, когда за этим идет какой-то процесс дипломатических отношений, полноценных межгосударственных отношений и так далее.

Григорян: Сейчас речь идет о трансформации конфликта.

Маркедонов. О трансформации конфликта, о некоем преодолении состояния замороженности, я бы сказал. Есть некий статус-кво, который больших игроков более или менее устраивает. Что бы я, может быть, добавил, потому что два моих коллеги блестяще и профессионально разобрали инструментарий. Но мне кажется, как представителю России, большой страны, такой фактор, как большие игроки, «большая игра», не был в должной степени здесь проанализирован. Мне кажется, что надо обратить внимание на то, что данный раунд трансформации конфликта происходит при другом процессе, более активном. С прошлого года идет армяно-турецкая нормализация, и игнорировать этот факт мы никак не можем.

Григорян: Мы об этом еще поговорим.

(Продолжение беседы -- здесь)

(Что-то у меня подряд три поста получилось про Карабахский конфликт. К чему бы это?)