Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

50

Случай в метро

Выхожу из вагона метро и слышу: «Если на станции есть кто-нибудь, говорящий по-русски, пожалуйста, подойдите к кассам».

В таких случаях обычно думаешь о чем-то неприятном, может быть, тяжелом, о том, что кому-то нужна твоя помощь… Словом, я отправился к кассам. Подойдя, я увидел, как группа людей пытается объясниться с работником станции. Одна женщина из группы говорила по-английски, но, видимо, не очень хорошо понимала, что ей говорил чернокожий работник.

Постепенно вырисовалась следующая картина: группа россиян из 14 человек (не знаю, туристами они были, или приехали по делам) нарвалась на станции метро на мошенника. Он собрал со всех по двадцать фунтов, пообещав им недельные билеты (а они на самом деле стоят 29 фунтов 20 пенсов) и… исчез. Причем сделал он это так, что люди из группы ему поверили – до того, как исчезнуть, он о чем-то разговаривал с персоналом станции, вел себя авторитетно, отдавал какие-то распоряжения…

Персонал станции подумал, что это – руководитель группы россиян.

И вот, представьте, с одной стороны стоит работник станции, пытающийся понять, что происходит, с другой – несколько женщин, наперебой кричащих, что этот мошенник «арабской национальности» был в преступном сговоре с работниками станции, посередине я, пытающийся перевести им то, что они говорят все вместе.

Если в этом месте моего рассказа вы подумали «дурдом», то вы недалеки от истины.

Но постепенно ситуация стала проясняться, работник станции связался со своим менеджментом, решили вызвать полицию, чтобы та смогла начать поиски мошенника.

И тут из группы вдруг выделился мужчина и довольно агрессивно пошел на меня.

– А вы, собственно, кто такой? – грубо спросил он.

Я, конечно, этого не мог ожидать. Эта смесь доверчивости (к мошеннику) и недоверия (к человеку из толпы, взявшемуся переводить), беспомощности и агрессии застала меня врасплох.

Честно признаюсь, я до сих пор не могу понять, что руководило симпатиями этой группы, когда она доверилась откровенному жулику, и что случилось, что этот человек так открыто и так напористо высказал мне свое недоверие. И в какой момент произошел этот сдвиг?

Эх, туристы…
50

О жизни без света

Я написал эту вещь потому, что последние несколько дней читаю о том, как десятки населенных пунктов в Подмосковье оказались лишенными света. 

Это очень тяжело. Мы так жили несколько зим. Описать все эти зимы в одной статье, конечно, невозможно. Я и не пробовал. 

Жизнь без света и тепла: воспоминания очевидца

Марк Григорян
Русская служба Би-би-си


Каждый раз, когда я слышу о массовом отключении электроэнергии, особенно если это происходит зимой, то немедленно вспоминаю о тех трех или четырех зимах, которые провел без света, отопления и почти без воды.

И было это не в глуши и не в бескрайних степях, где не известны пока достижения цивилизации XX века, а в столице Армении Ереване, в начале 1990х годов.

"А разве в Ереване было холодно?" – спрашивают меня, когда я начинаю рассказывать об этом.

"По ночам в моей спальне замерзала вода в стакане", – отвечаю я. И это истинная правда.

Как мы жили

Свет нам давали на полтора-два часа в сутки. В эти часы люди начинали интенсивно жить: смотреть телевизор, готовить обеды, стирать белье, принимать душ.

И если электричество включали в четыре часа утра, то в квартире просыпались все, чтобы успеть сделать как можно больше до того момента, когда снова настанет ставшая уже привычной темнота.

Свечи и керосиновые лампы стали привычными предметами обихода. Телевизоры и холодильники во многих семьях превратились в совершенно бесполезные бытовые приборы. Газовые плиты, собственно, тоже, потому что газа не было, как и не было надежд на то, что его подачу восстановят в ближайшее время.

Уличного освещения не было вообще. В одну из зим с электричеством было так плохо, что отключили даже телефоны, которые, в общем, расходуют совсем немного электричества. Трамваи, конечно, не ходили. Автобусы не ходили тоже, так как не было бензина. Машин на улицах почти не было.

Лучше всего жилось тем, чьи дома были рядом с больницами и пекарнями: у этих счастливчиков свет в домах был круглосуточно. Мы водили к ним детей, чтобы они провели хоть пару часов в нормальных условиях.

Чтобы принять душ, нужно было разогреть ведро воды, отнести его в ванную и потом мыться одной рукой, потому что в другой руке был ковшик.

На столе у мэра Еревана стоял датчик, показывавший, с какой частотой работает электричество в сети. Обычные "нормальные" 50 герц были мечтой. Нормой были 47-48 герц. Но если частота падала ниже 45, то объявлялся аврал и, чтобы спасти сеть от полного распада, начинали отключать район за районом, пока частота не поднималась до какого-то более или менее приемлемого уровня.

Свет выключался везде, в том числе в здании кабинета министров. Горячая вода из кранов текла, кажется, в одном-единственном доме - посольстве США. Там поставили генераторы, обеспечивавшие полную автономность. Горючее для генераторов доставляли откуда-то из-за границы.

(Есть и продолжение о том, как спасали рояль известного пианиста, как хоронили известного "авторитета" и так далее. Это все -- здесь)
50

Тривиально о конечном в бесконечности

Я сижу в полупустом вагоне московского метро и смотрю на свое отражение в противоположном окне.

Отражение смотрит мимо меня – на свое отражение в окне, находящемся у меня за спиной.

Я не вижу его, но знаю, что отражение, которое у меня за спиной, смотрит на свое отражение, которое отражается в окне, находящемся передо мной. А оно в свою очередь смотрит… И так до бесконечности. Или до «почти бесконечности», потому что чем дальше мы отходим от настоящего меня, тем более смутным и темным становится отражение, и тем труднее различить его, и на кого оно смотрит.

Но мы знаем, что оно есть. И мы знаем, что таких отражений может быть бесконечное множество. Оставим пока рассуждения о том, что бесконечности этих отражений мешают частички воздуха и что чем дальше эти отражения друг от друга, тем большее значение может иметь ряд других физических явлений.

И это, в общем, тривиально, потому что идея о бесконечности отражений в поставленных параллельно зеркалах известна.

Но когда я присматриваюсь, то вижу в вагонном окне напротив мой затылок, который, отражаясь в стекле за спиной, попадает в окно передо мной. Таким образом я вижу и свое лицо, и свой затылок. А мое отражение, которое смотрит мне за спину, видит и свое лицо, и свой затылок.

То есть, таким образом, исчезают и понятия «анфас» и «тыл», потому что каждый «я» из бесконечной серии отражений видит и свое лицо, и свой затылок. А еще он видит лица и затылки всех остальных «я».

Но эта бесконечность – иллюзия. И совсем не из-за проблем с прозрачностью воздуха.

Иллюзорной бесконечности приходит конец, когда поезд заезжает на станцию, и яркий белый свет разрушает все эти тени и отражения.

То есть в статичную пространственную систему, рожденную параллельными отражениями, вторгается время. Но если никто не сядет в мой вагон, и я, следовательно, смогу видеть свое отражение, – все повторится. И на следующем перегоне я снова увижу свое лицо, свой затылок, свое лицо, свой затылок, свое лицо…

Время циклично. Оно повторяется. Но что-то все равно меняется, так как поезд мчится от одной станции к другой.

И мне скоро сходить.

*   *   *

Эти, в общем, тривиальные мысли навеяла картина Анатолия Чечика, чья выставка открывается сегодня на Пречистенке.


(Взято с сайта художника, то есть отсюда)

Обратите внимание, художник рисует, как художник рисует себя. Ему важно было вовремя остановиться. Иначе могла получиться "бесконечная" серия уменьшающихся художников, которые рисут себя, рисующего себя. Но Чечик смог вовремя остановить этот ряд. Портрет не закончен.
50

Не понимаю

Колонка в "Новых известиях" называется "Чайники в метро".

Она о том, что, находясь в метро, нужно на эскалаторе обязательно стоять справа, а проходить слева. И не дай Бог вам задержаться слева!

"Не в состоянии люди догадаться, что по лестнице можно ходить еще и своими ногами" -- пишет автор колонки. Действительно, бывает, когда спешишь, это раздражает и хочется попросить людей подвинуться, уступить место. И почему бы не попросить?

Нет, надо писать колонку в газете на эту тему.

Дальше автор учит, как надо себя вести, входя в вагон метро. "Зашел и сразу вглубь, подальше от двери, чтоб не мешать другим. А как делают многие пассажиры? Зашел и смотрит, куда сесть. А то, что других могут двери прищемить, его не волнует. У меня так однажды сумку раздавили с очень хорошей книгой. От книги остались ошметки. Поэтому я всегда таких пассажиров вглубь пропихиваю, а они в ответ возмущаются. Хотя если своих мозгов нет, спасибо говорить принято".

А еще, как полагает автор колонки, ходить в метро нужно не "шеренгой", а "друг за другом":

"С пешеходами в метро тоже не лучше. С теми, которые ходят шеренгой. Неужели не могут сообразить, что весь поток тормозят? Почему нельзя идти друг за другом?" 

И так далее. 

Прочитал я эту колонку, и подумал: как все-таки это странно. Автор (kolesni4enko ) -- молодой человек, никогда не знавший сталинизма. Он и комсомольцем-то, наверно, никогда не был. Но вот откуда это стремление "построить всех", сделать так, чтобы все люди подчинялись одним-единственным правилам, чтобы не было отступлений? 

Откуда? Почему? Зачем? 

Ведь люди -- разные! Бог мой, ведь это же, казалось бы, так нетрудно понять... Кто-то, может быть, влюблен, а кто-то пережил трагедию, кто-то занят решением житейских проблем, а кто-то просто зачитался дешевым романом. Наконец, кто-то может просто не знать "правил поведения" в метро. Ну и что? Ведь не расстреливать же за это? 

Нет, не расстреливать. А просто, как пишет автор колонки, "лишать прав" пассажира метрополитена.

У меня нет слов. Я теряюсь.
50

Город

В книге, которую я сейчас с удовольствием читаю, приведены выписки из газет разных лет. 

Вот несколько выписок. Они настолько универсальны, что я даже и не спрашиваю, о каком городе идет речь. 

Но если кто догадается, то честь ему и хвала. 

*   *   *

«Когда увидите на улице красивую женщину, не бросайте на нее злобных взглядов, точно сейчас же ее убьете, и не глазейте на нее похотливо. Когда поравняетесь с ней, улыбнитесь по-доброму, отведите глаза и идите своей дорогой».
 
«Вдохновившись примером знаменитой парижской газеты «Матэн», опубликовавшей статью о том, как следует ходить по городским улицам, мы решили напомнить некоторым нашим не очень воспитанным согражданам одно простое правило: не ходите по улице с разинутым ртом».
 
«Будем надеяться, что таксисты и их клиенты будут добросовестно пользоваться счетчиками, установленными на всех такси».
 
«С тех пор, как некоторые газеты, желая повысить тираж, стали проводить лотереи, в день розыгрыша перед дверями их редакций собираются неприлично большие толпы и выстраиваются очереди».
 
«С хаосом на дорогах мы сможем покончить, только если перестанем вести себя на улицах и площадях как нам вздумается и будем следовать правилам дорожного движения, как это делается на Западе. Другой вопрос: сколько найдется во всем Городе человек, имеющих представление о том, что такое правила дорожного движения…».
 
«Пришла очень, начали лить дожди, и горожане раскрыли свои зонты. Замечательное изобретение! Но умеем ли мы ходить так, чтобы спицы зонтика не норовили то и дело попасть в глаз проходящим мимо, чтобы не сталкиваться друг с другом, словно электромобили в луна-парке, и не натыкаться на фонарные столбы и автобусные остановки, подобно дрейфующим минам, из-за того, что зонт загораживает нем обзор?»
 
«В последнее время безвкусные здания в так называемом «западном» стиле, от которого на Западе тошнит всех обладающих вкусом и сердцем людей, все сильнее и сильнее вгрызаются в Город, словно моль, пожирающая прекрасную ткань. Если так пойдет и дальше, то весь наш город (…) прекратится в нагромождение уродливых строений».
50

О логических задачках, Велихане и...

Окончив университет, я стал работать в институте с длинным названием. Одна его аббревиатура выглядела как ЕрНИПИ АСУГ и произносилась в два приема. А представляете, каково было произнести целиком «Ереванский научно-исследовательский и проектный институт автоматизированных систем управления городом»? С первого раза никому не удавалось.
 
Я попал в этот кибернетический институт, окончив филфак и защитив дипломную работу по теме «Переработки бродячего сюжета о Дон Жуане в русской литературе». Там, в этом институте, по замыслу руководства, я должен был заниматься решением научных проблем, связанных с компьютерным распознаванием смысла текста.
 
Это был молодой институт и это был институт молодых. Работать там было приятно. Но и не работать в этом институте было тоже приятно. Один из моих сослуживцев просуществовал в этом институте около десяти лет, не ударив при этом пальцем о палец. Но его зарплата регулярно росла, повышалась и должность. Спустя положенное время он как молодой специалист получил квартиру… 

Collapse )