Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

50

Презентация отчета "Armenians in 2115. Strategic Directions for the Twenty-first Century"

Только что вернулся с презентации отчета семинара, прошедшего в Лиссабоне в октябре 2014 года.

В семинаре участвовали 40 человек со всего мира, в том числе, семеро приглашенных экспертов. Тема семинара была "Армяне в 2115 году", а отчет называется "Армяне в 2115 году. Стратегические направления XXI века".

Презентация прошла параллельно в трех городах -- Ереване, Лондоне и Лос-Анджелесе. Интересно, что во всех трех городах обсуждали, в целом близкие темы. А это значит, что это очень важные для "армянского мира" проблемы.

Было очень интересно. Немного затянуто из-за технических проблем и небольшой несогласованности, но все равно интересно.

Обсуждали, что значит быть армянином, как определяется армянская идентичность в диаспоре, и как она меняется со временем -- и с изменениями в мире.

Говорили о взаимоотношениях Армении и диаспор (во множественном числе, потому что армянская диаспора неоднородна), о том, как они должны развиваться.

Дискутировали о будущем армяно-турецких и армяно-азербайджанских отношений.

И, конечно, подняли вопрос об отношениях с Ираном -- особенно важных сейчас, когда Иран открывается западному миру.

Если вам интересно, то отчет можно скачать в PDF формате на английском и армянском языках.

А вот и видео презентации, проходившей на английском языке

50

Вопрос об истории -- или о том, как ее представляют

Вопрос азербайджанским френдам: если верить официальной азербайджанской истории, и Ереван в XVII-XVIII веках был фактически азербайджанским городом, то как объясняются примерно 200-летние "азербайджано-турецкие" войны за обладание Ереваном?

Объясняются ли они вообще, или эту часть истории просто обходят?

P.S. Очень прошу армянских френдов не затевать исторических споров. Этот мой пост -- вопрос, а не утверждение. Мне действительно интересно и важно из первых рук узнать, как эта часть истории представляется в Азербайджане.
50

Лидия Дурново. Очерки изобразительного искусства средневековой Армении

Лидия Дурново. Очерки изобразительного искусства средневековой Армении

Эта книга вошла в список десяти книг, определивших мое мировоззрение, не потому, что она дала начало новому этапу в моей жизни, а как раз наоборот: ею закончился важный для меня период увлеченности и привязанности, оставшихся со мной на всю жизнь. Книга Лидии Дурново стала символом полутора лет интереснейшей работы… Но обо всем по порядку.

Когда в Вычислительном центре Академии наук Армении решили оцифровать информацию об исторических памятниках республики, шел 1977 год.

Для того времени это решение было совершенно революционным: компьютерная техника только еще начинала развиваться. Обычная электронно-вычислительная машина – так тогда назывались компьютеры – представляла собой 4-5 огромных шкафов, которые должны были стоять в специальном кондиционированном зале. Информацию записывали на большие бобины, а данные вводили при помощи перфокарт.

Но в вычислительном центре (ВЦ), которым тогда руководил известный армянский математик Сергей Мергелян, работали люди, умеющие думать о будущем, ставить необычные для своего времени проблемы и решать их.

Одной из таких проблем было создание базы данных по историческим памятникам на территории Армении. Группа ученых разработала способы представления данных об историческом наследии Армении (говоря научным языком, создала архитектуру будущей базы данных), были разработаны классификаторы разных типов информации. Словом, если пользоваться аналогиями, то была подготовлена некая «электронная записная книжка», в которой должны были содержаться сведения об исторических памятниках.

Дело оставалось за малым – надо было собрать эти самые сведения.

Collapse )
50

Ко дню фотографа

Первый раз я был в Риме в 1992 году. История была интересна сама по себе, потому что меня пригласил телеканал RAI-2, но для меня важно было совсем не это, а то, что ради получасового интервью RAI полностью оплатил мне пятидневное пребывание в Риме.

Это было счастье. Я был свободным человеком в самой настоящей капиталистической загранице. Днем я ходил по музеям и разным достопримечательностям Вечного города, а по вечерам я приходил к фонтану ди Треви, возле которого было небольшое кафе. Я садился за столик в кафе, заказывал двойной эспрессо и расслабленно смотрел на фонтан, на прекрасные фигуры Нептуна, тритонов и гиппокампов, выступающих из фасада палаццо Поли, слушал шум воды и наслаждался удивительным спокойствием, царившем на небольшой площади средневекового Рима, окружающей фонтан.

И в моей памяти фонтан ди Треви так и остался местом, где я с удовольствием проводил тихие римские вечера, попивая кофе и наслаждаясь прелестью барочного произведения Николо Сальви.

00010002

В прошлом году я снова попал в Рим.

Collapse )
50

Соломоново решение

Две истории, так или иначе связанные с современными конфликтами.


История первая: финскую, или шведскую?

Западные неправительственные организации любят возить армян и азербайджанцев на Аландские острова. Это небольшая группа островов, входящих в состав Финляндии, но населенных, главным образом, шведами. Они имеют особый статус, шведский там является государственным языком, есть свой парламент, свое гражданство, являются демилитаризованной зоной, жители островов не служат в финской армии, и вообще, шведы с Аландских островов практически никак не зависят от Финляндии.

Западные люди честно думали (возможно, думают и сейчас), что если армян и азербайджанцев ознакомить с жизнью на островах, то они могут задуматься о плюсах такой модели общежития и, возможно, согласятся с тем, чтобы Карабах получил аналогичный статус.

Армяне же обычно думают: «Вот если бы азербайджанцы были финнами, то тогда, конечно, можно было бы и подумать. Но ведь они же азербайджанцы! Те же, в свою очередь, тоже думают: «Вот если бы армяне были шведами, то тогда…» Ну, вы понимаете: они не шведы, а армяне, так что об аландской модели для Карабаха и думать не приходится.

При этом, однако, и те, и другие очень любят ездить на Аландские острова за счет европейских налогоплательщиков, проводить там всяческие семинары и посещать с визитами местный Лагтинг. То есть парламент.

Там армяне и азербайджанцы друг с другом обычно не конфликтуют – если, конечно, где-нибудь в городе Мариехамн не устраивается семинар, на котором положено спорить о Карабахе, беженцах, 20% и прочих, к сожалению, так хорошо знакомых нам вещах.

Но один раз конфликт был – и нешуточный.

Случился он в первый день очередного семинара, где обсуждались преимущества Аландской модели мирного сосуществования. Поспорив друг с другом на заседаниях, отстояв свои позиции и практически выиграв Карабах для своей стороны, участники семинара собрались в гостиничном холле. Им предстояло решить важнейшую задачу: что пить вечером.

Азербайджанцы настаивали на водке «Финляндия», потому что все-таки Финляндия – метрополия, и надо уважить страну, которой де-юре принадлежат Аландские острова.

Армяне же требовали водку «Абсолют», так как на островах живут шведы, государственный язык там – шведский, и вообще, эта территория де-факто шведская. Так что и водку надо пить соответствующую.

Разговор о выпивке грозил вылиться в крупный межнациональный конфликт. Потенциальные посредники – западные организаторы семинара – расслаблялись в соседнем баре и вмешаться в конфликт не могли. А тем временем, «Финляндия», – неслось из одного угла гостиничного ресепшена. «Абсолют», – настаивали из другого.

Страсти накалялись. Казалось, семинар вступал в активную стадию конфликта.

Но на этот раз в споре представителей двух кавказских народов победил здравый смысл. И как вы думаете, каким было решение участников встречи?

Так вот: было принято поистине соломоново решение: вечером первого дня участники семинара пьют «Финляндию», а во второй день – «Абсолют». В третий же вечер каждый пьет ту водку, которую захочет.

На научном языке это называется трансформация конфликта. Вот так, оказывается, можно решать межнациональные конфликты – без посредников и к обоюдному удовольствию.


История вторая: «Украину не брать»

В начале 80-х годов один из моих друзей жил и работал в Якутии. Был он геологом и трудился в геологической партии, разведывавшей то ли алмазы, то ли золото. А может, и то, и другое.

И когда пришло время, он отправился в отпуск домой, в Ереван. До отъезда глава его геологоразведочной партии по имени Абрам Соломон дал ему список товаров, которые были совершеннейшим дефицитом в Якутии, но – кто знает – вероятно, их можно было достать в Ереване. Одним из пунктов значилась пишущая машинка с русским шрифтом. Желательно, «Эрика».

Отдохнув дома, наевшись вволю домашней долмы и разнообразных армянских фруктов, мой друг отправился по магазинам, чтобы закупить всякую всячину из списка. Все было в порядке, только вот из пишущих машинок в ереванских магазинах продавали только «Украину». Помните, были такие машинки, причем в двух модификациях – механической и электрической.

Не зная, что делать, друг мой послал в Якутск телеграмму: дескать, не знаю, что делать, «Эрики» в магазинах нет, есть только «Украина».

На следующий день в дверь постучал посыльный. В руках у него была срочная телеграмма из Якутска:

«Украину не брать. Соломон».
50

Дома

Я в Ереване уже месяц.

Живу в доме, построенном по проекту моего деда, в квартире, где я провел свое детство, юношеские годы, молодость и зрелость -- всю жизнь, за исключением последних 11 лет.

Я много раз пытался написать о том, как мне живется в Ереване. Не получается.

Эмоции мои, связанные с тем, что я снова живу в своей квартире, там, где я вырос и где прожил всю свою сознательную жизнь, за исключением последних 11 лет, слишком сильны. Так сильны, что мне пока не удается отойти от этих эмоций, чтобы написать о том, какое это счастье -- вернуться домой после стольких лет фактического изгнания.

Я постепенно утверждаюсь в своем доме. Мне пришлось выкинуть массу вещей, в том числе, кухонную утварь. Сейчас у меня уже есть -- снова есть -- сковородка (я ее купил), кастрюля (мне ее подарили), работают все домашние машины, есть газ...

И мне весело так жить. Я с вернул книги на полки в своем кабинете, сейчас с удовольствием разбираю архив, вожусь с картинами, которые еще предстоит вернуть на стены, предвкушаю покупку нового платяного шкафа и жду потепления, чтобы можно было вынести на балкон стулья и пить там с друзьями вино, беседуя на разные темы.

Это неповторимое чувство дома. Наверно, в этом и есть счастье. Особенно после многих лет, когда под угрозой смерти был лишен этого чувства.
50

Более или менее риторический вопрос

Почему многие армянские архитекторы, констатируя тот факт, что Ереван развивался не по указаниям Таманяна, полагают, что город развивался неправильно? Может, проблема не в этом?

50

Piazza del Popolo и мысли о Ереване

Одной из целей моей поездки в Рим было побывать на Piazza del Popolo и на площади св. Петра, архитектура которых сыграла огромную роль в том, каким стал центр современного Еревана.

Александр Таманян, автор генерального плана, по которому развивался Ереван в первой половине ХХ века, предполагал, что центральная ереванская площадь, называющаяся сейчас площадью Республики, должна была как бы повторить, возродить идею "народной площади" -- Piazza del Popolo в Риме. Дед мой, Марк Григорян, возглавивший работу по проектированию и строительству площади, постепенно привел ее к формам и пропорциям другой римской площади -- Piazza San Pietro.

Таманян никогда не бывал в Риме и судил об улицах и площадях Вечного города по чертежам, планам и картинам. Его ученик Марк Григорян тоже никогда не бывал в Вечном городе и не видел архитектуры Рима, что называется, в натуре.

Поэтому то, как они видели площади Рима, было умозрительным. Помогала им, конечно, архитектура Петербурга-Ленинграда, своей монументальностью напоминавшая Рим. Но при всей своей элегантной мощи петербургские площади все же оставались северными, "холодными", сила их архитектуры несколько иная, не такая, как в Вечном городе.

Когда смотришь на здания римской Piazza del Popolo, начинаешь понимать, каким романтиком, каким идеалистом был Таманян, полагавший, что ему удастся воспроизвести эту площадь в Ереване, наполнив при этом новым содержанием, придав ей новые идеи, рожденные на рубеже XIX и ХХ веков.

Посмотрев на площадь св. Петра, я понял, что и дед мой был не меньшим идеалистом и романтиком. Но об этом потом.

(О римской Piazza del Popolo и идеях Таманяна я писал здесь, а вернее, здесь)


Церкви Санта-Мария-деи-Мираколи (1681) и Санта-Мария-ин-Монтесанто (1679) на Piazza del Popolo.

Collapse )
50

Angel. Старый текст и новые фотографии

Фото -- результат прогулки по одной из лондонских барахолок в районе Angel. Я был там в субботу. Это очень "европейский" район Лондона, где можно расслабленно гулять, где масса ресторанчиков и забегаловок, и где по выходным собирается небольшая барахолка.



Но это сейчас она небольшая -- Портобелло роуд пользуется значительно большим спросом и у туристов, и у продавцов своего товара. Нет уже лавчонок, торгующих всякой мелочью -- вместо них появились магазинчики с винтажной одеждой или кафешки, в которых можно посидеть, глядя на прохожих.

Когда я впервые случайно оказался здесь, она поразила меня размерами и богатством выбора.

Тогда я и написал этот восторженный текст, воспевающий барахолку у Angel.

А сопровождают его фотографии, сделанные через десять лет.

Collapse )
50

Не могу отказать себе в удовольствии

Привет френдам и читателям прямо с борта самолета Norwegian, летящего из Осло в Лондон. Позади -- прекрасно проведенный уик-энд с дочкой, зятем и внуком, впереди -- Лондон, повседневная жизнь и ожидание новых встреч и нового общения.

Солнце отражается в Северном море, самолет слегка потряхивает, а я счастливый и довольный!