Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

50

К последней передаче Севы Новгородцева

Это, конечно, конец эпохи.

Последний эфир Севы Новгородцева знаменует не только уход на пенсию самого популярного ведущего Русской службы Би-би-си. Это – конец эпохи «моего» – и появление нового, наверно, более динамичного, более современного и напористого Би-би-си.

Новая Русская служба, как и раньше, будет держаться в авангарде мировых новостей, как и раньше будет одной из самых авторитетных медиа-организаций мира, к словам которой будут прислушиваться самые авторитетные политики и появления в эфире которой – добиваться самые известные и «крутые» ньюсмейкеры.

Но это все уже – без Севы Новгородцева, чье присутствие в эфире придавало работе Русской службы человечность, душевность, добавляло теплоты, которой обычно так не хватает политическим новостям и комментариям.

Нет, я, конечно, все равно, как и прежде, буду начинать свой день с просмотра сайта Би-би-си – как-никак работе там я отдал более десяти лет жизни – но грустно сознавать, что на сайте больше не будет севиных интервью и записей рубрики «Осторожно, люди».

Я отношусь к тому поколению советских людей, которое «ловило» по вечерам севин голос, рассказывающий о новинках рок-музыки. И я тут ничем не отличался от десятков тысяч слушателей, выискивавших на коротких волнах более или менее приемлемое качество звучания.

С конца 80-х годов меня уже больше интересовали политические новости, связанные с карабахским конфликтом. Потом Советский Союз развалился, меня стали одолевать совершенно иные заботы… А потом, после покушения на меня, я оказался сначала просто в Лондоне, а потом и на Би-би-си.

Прошло еще несколько лет, и я стал появляться в эфире БибиСевы. Сначала в роли «наблюдателя». Обычно «наблюдателем» работал редактор Русской службы Андрей Остальский. Функции его заключались в том, что в начале передачи Сева задавал три вопроса, связанных с главными новостями дня, и нужно было коротко, связно и разумно ответить на эти вопросы.

Эта часть программы называлась newsquiz. В переводе это будет чем-то вроде «вопросы о новостях». После этого программа продолжалась, Сева вел ее элегантно, не спеша, но и не ошибаясь. Он смешно поджимал губы, иногда вытягивал их трубочкой, чтобы подчеркнуто правильно произносить звуки. С первого же эфира я понял, что за этим стоят годы тренировок. И дикция, конечно, у Севы была великолепной.

После получаса нужно было сказать фразу «во второй части программы ведущий и наблюдатель меняются ролями». И задать три вопроса Севе – тоже из последних новостей, но это уже бывали не «жесткие» новости. Они бывали полегче – связаны с музыкой, повседневной жизнью, странными и необычными явлениями, и так далее. Этот сегмент назывался ziuqswen – слово, получившееся из прочтения newsquiz задом-наперед.

Мне очень нравилось участвовать в севиной передаче. Роль «наблюдателя» давала возможность вступать в короткие диалоги в эфире, свободно комментировать новости, словом, быть в эфире самим собой. Сева великолепно чувствовал партнера, давал высказаться, но и жестко брал бразды правления в свои руки, когда чувствовал, что диалог затягивается и ритм программы может нарушиться. Его чувство ритма в эфире было поистине музыкальным, а ведение программы как бы четко расписывалось по тактам.



Постепенно у нас выработался ритуал. Не знаю, может, такой же ритуал был у Севы с другими соведущими, но в моем случае бывало так: мы заходили в студию, садились на свои места, раскладывали бумаги, и звукорежиссер передачи просил нас сказать несколько слов для установки уровня звука.

Микрофон свисал с потолка. Глядя на него, Сева начинал: «Однажды в студеную зимнюю пору // Я из лесу…»

И мне надо было подхватить стих с того места, где он остановился «… вышел. // Был сильный мороз. Гляжу, поднимается…» и так далее. А потом звучали позывные, и начинался эфир.

Мне казалось – и кажется по сей день, – что когда передача начиналась, между нами пробегала какая-то искра, и эфир получал дополнительную энергию, начинал искриться вместе с нами. Я никогда не выходил из эфира уставшим – Сева, казалось, излучал доброжелательную энергию, которой заряжался и я.

В английском эта искра называется chemistry – химия. Есть такое высказывание «there is chemistry between them». Мне трудно его перевести. Есть и другое: «they click». Его я тоже затрудняюсь перевести. Но оба они обозначают то, что я чувствовал, когда мы с Севой оказывались в студии, звучали позывные БибиСевы и…

Сколько интервью было проведено! Думаю, только на моей совести их несколько сотен. У Севы их были тысячи. Это была передача, которую «делал» не только Сева, но и гости. Кого только я не интервьюировал… Самым запоминающимся наверно, было интервью, которое я взял у человека, сидевшего в клетке со львами. Он залез в клетку, чтобы помочь зоопарку то ли в Запорожье, то ли в Харькове собрать денег на прокорм животных.

Еще одно интервью я взял 9 марта с не помню, правда, какого года – у человека, живущего на острове Шпицберген. В тот день жители Шпицбергена праздновали первое появление краешка солнца после зимней ночи. «Не трудно ли жить в темноте», – спросил я. «Ну, что вы, – воскликнул он, – у нас тут довольно светло!»


На фото: Сева и скульптурный портрет Севы Новгородцева работы Леонтия Усова.

Были и другие интервью. Не забуду, как к нам в студию пришел один знаменитый режиссер. Он был так пьян, что начинал, но не мог докончить предложения. Сева ему помогал – с таким тактом и так красиво, что, думаю, радиослушатели так и не поняли, в чем дело. Имя этого режиссера я, разумеется, не назову.

Интервьюировал я для БибиСевы и Чулпан Хаматову. Это интервью стало известным, потому что она сказала, что поддержала кандидатуру Путина на выборах без давления, а по убеждениям. На него ссылались или его перепечатывали десятки раз.

И так далее. Работа на БибиСеве была не только интересной – она была поучительной. Те полтора или два года, в течение которых я сотрудничал с Севой, стали для меня прекрасной школой. И я не стесняюсь в этом признаваться, хотя к тому времени, когда я попал на эту программу, я уже был автором нескольких книг о журналистике, получил довольно престижную международную журналистскую премию…

Работоспособность Севы – это совершенно отдельная история. Представьте, на протяжении многих лет он каждый день писал небольшие рассказики – или, наверно, можно назвать эти вещи «фрагментами» в рубрику «Осторожно, люди!» Каждый день Севе нужно было находить тему, выстраивать ее в сюжет – и писать. В ходе программы эти фрагменты зачитывались.

Вслед за Севой в жанре «Осторожно, люди!» стали писать и другие авторы. Я был одним из них. Когда мне приходилось заменять Севу в эфире, я с огромным удовольствием выстраивал сюжеты, описывал их, а потом читал в эфире. Их у меня набралось несколько десятков – это вполне тянет на книгу среднего формата. А представляете, сколько их у Севы?!

В последние год-полтора моей работы на Би-би-си, когда севина программа уже выходила в эфир в урезанном формате, мы обычно садились рядом, а в перерыве ходили на седьмой этаж нового здания корпорации, где был полузабытый уголок, где можно было, взяв кофе в бумажном стаканчике, задрать ноги и беседовать на разные темы.

Для меня эти разговоры стали очень приятным и даже любимым времяпрепровождением. Уйдя с Би-би-си, я использовал каждую поездку в Лондон, чтобы встретиться с Севой. Я подходил к зданию так, чтобы попасть туда к моменту, когда Сева выйдет из студии. Он спускался в кафе, находящееся во дворе Би-би-си, мы брали кофе, садились (ноги тут уже задрать не получалось) и я рассказывал ему о своей новой "жизни после Би-би-си". Во время одной из таких бесед Сева сказал мне, что собирается переехать жить в Болгарию.

Мне хочется верить, что когда-нибудь я поеду к нему. И мы возьмем кофе, сядем в какое-нибудь кафе и, как в «старые добрые» годы, будем вспоминать прошлое, рассказывать друг другу семейные новости и вообще, разговаривать «за жизнь».

Вот, только не знаю, смогу ли я к нему поехать…
50

И смех и...

На вопрос о главном мировом событии прошлой недели мне ответили:

-- Встреча по Украине.
-- А кто в этой встрече участвовал?
-- Ну... Путин...
-- Еще кто?
-- Лукашенко... (пауза) канцлер Германии... Не помню, как зовут...
-- Ангела Меркель ее зовут. И все?
-- Нет, еще был этот дядя...
-- Какой?
-- Ну, такой, красивый!..
-- Как его фамилия?
-- Не помню... Одну минутку, сейчас я его вам покажу.

Трое студентов бросаются к своим смартфонам. Быстро набирают какой-то поисковый текст.

-- Вот этот дядя! -- протягивают мне смартфон.

На фотографии был Порошенко.
50

Ваан Ованнесян

Скончался Ваан Ованнесян – крупный политический деятель, посол Армении в Германии, экс-спикер парламента, бывший кандидат в президенты...

IMG_5485

Ваан Ованнесян был одним из руководителей партии Дашнакцутюн, был и политзаключенным, около трех лет проведшим в тюрьме.

На протяжении нескольких десятилетий мы были добрыми приятелями. Временами наше знакомство разгоралось, и мы общались немногим более активно. А когда наши пути расходились, и общение переходило в разряд шапочного.

Последний раз мы встретились в Риме, в сентябре 2012 года. Я тогда готовился вернуться в Ереван, а он – стать послом в Германии. Несколько дней мы провели вместе, гуляя по Вечному городу, участвуя в экскурсиях, которые организовывало посольство Армении в Ватикане. Мы бродили по садам Ватикана, побывали в армянской церкви, ходили по музеям…

Ваан тогда уже знал о своей болезни. Знал, что она, скорее всего, неизлечима. Но он оставался прекрасным собеседником – с тонким чувством юмора, ироничным и скептичным, острым и вдумчивым.
Мы с Вааном никогда не говорили о политике, понимая, что смотрим на политические процессы по-разному и, видимо, не желая вступать на территорию, нас разделяющую. Зато мы с удовольствием вспоминали студенческую юность, увлечение рок-музыкой, рассуждали об итальянской архитектуре барокко и градостроительных особенностях Еревана.

Совсем недавно Ваан опубликовал исторический роман «Мандилион». Сам он характеризовал его как «интеллектуальный детектив». Роман стоит у меня на полке, ожидая, когда я начну его читать. А я не начинал, втайне надеясь, что Ваану станет лучше, мы встретимся, и я дам ему на подпись свой экземпляр романа.

Нет, не дам уже. Я потерял интеллигентного и умного собеседника. Армения же потеряла видного политического и национального деятеля. Совершенно независимо от того, нравятся вам его политические взгляды, или нет, я хочу, чтобы политики моей страны стремились к его интеллектуальному уровню. Это было бы прекрасной данью его памяти.
50

Беседа с Кахой Бендукидзе

Это рассказ о том, как мне довелось интервьюировать Каху Бендукидзе для радиопередачи "Ранний час" Русской службы Би-би-си. А так как наша беседа получилась достаточно продолжительной, то это лишь первая часть рассказа.

* * *

Грузия простилась с Кахой Бендукидзе – человеком, сыгравшим огромную роль в новейшей истории Грузии, изменившим не только экономику страны, но и отношение людей к тому, как управляется государство и развивается его экономика.

Бендукидзе стал министром экономики Грузии в июне 2004 года, проработал на этом посту полгода и возглавил министерство координации экономических реформ. Этот пост был для него органичен, поскольку именно Бендукидзе был автором этих реформ, ему принадлежала идея массовой приватизации, и кому как не ему было управлять ходом перестройки экономики и координировать работу разных ведомств.

В январе 2008 года, когда Михаил Саакашвили был переизбран на второй президентский срок, Бендукидзе стал главой канцелярии президента. Примерно через год он ушел в отставку и занялся образованием – создал Фонд знаний, который, в свою очередь, основал два университета – Свободный и Аграрный.

Прошел еще один год, и мне удалось взять интервью у Бендукидзе, причем, что интересно, мы так и не встретились лицом к лицу. Как это получилось, я объясню чуть позже.

Мне наш разговор запомнился потому, что проходил он по всем правилам «больших интервью». Это была не просто беседа, но еще и столкновение индивидуальностей, в ходе которого оба мы пытались повернуть беседу в «свое» русло, управлять ее ходом, навязать собеседнику свое представление о теме диалога.

И – что было очень важно – это была беседа с симпатичным собеседником.

Collapse )
50

Конференция по де-факто республикам на Севане

Конференцию провел Институт Кавказа. Организаторам удалось собрать группу авторитетных аналитиков со всего мира. Среди участников были Том де Ваал, Лоренс Броерс, Рой Аллисон, Сергей Маркедонов, Алексей Малашенко, Александр Искандарян… Я, конечно, назвал не всех (и не в алфавитном порядке), но, думаю, эти имена украсили бы любой международный форум.

Конференция интересна, в первую очередь, тем, что была сделана попытка объединить рассмотрение не межэтнических конфликтов, не конфликтов на Кавказе, а собственно непризнанных республик, де-факто существующих уже более 20 лет, развивших за это время свои – непризнанные – экономики, ведущие свою политику (с которой считаются, но которую не хотят признавать).

Немаловажно, что в непризнанных образованиях уже выросло поколение людей, никогда не живших в странах, к которым де-юре принадлежат эти де-факто республики.

События на постсоветском пространстве, проходящие в последние месяцы, показывают, вернее, подчеркивают, что границы в Европе и мире рано еще считать установившимися и незыблемыми, что формой столкновений разных интересов крупных мировых сил и держав, в том числе, стал пересмотр границ между государствами (и внутри государств). И я говорю не только о постсоветском пространстве – последовательное разделение Югославии, ситуация с Косово, раздел Чехословакии, объединение двух Германий, появление Южного Судана – это те изменения, которые пришли мне на ум сразу, сходу, без раздумий. Уверен, что, подумав, я смогу назвать еще несколько примеров того, как менялись границы.

Но дело не только в изменении границ. Дело еще в том, что за многими из этих изменений стоят интересы либо России, либо Запада (я объединяю Европу и США, интересы которых, как правило, либо совпадают либо очень близки).

Collapse )
50

Эдуард Шеварднадзе

(фото с сайта Русской службы Би-би-си)

Умер Эдуард Шеварднадзе. Политик, руководивший Грузией с 1972 по 1985 и с 1992 по 2003 годы.

Это был очень противоречивый политик. Начинал он как борец с коррупцией – в 1972 году, придя к власти, он уволил 20 министров, более 40 секретарей райкомов, а потом провел массовую чистку, за пять лет арестовав около 30 тысяч человек.

Конец его политической деятельности был ознаменован обвинениями в массовой коррупции, развале Грузии и потере контроля над страной.

Я общался с ним несколько раз на протяжении многих лет.

Первый раз был зимой 1993 года. Тогда он был еще председателем парламента Грузии, и кабинет его был в здании, которое тогда занимал парламент страны – большом доме с колоннами на проспекте Руставели работы академика архитектуры Щусева, бывший институт Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина. Последний раз, когда я был в Тбилиси, здание перестраивалось под гостиницу.

Но тогда, зимой 1993 года, в плохо отапливаемых помещениях бывшего оплота марксизма было многолюдно. В накуренных комнатах заседали парламентарии, по коридорам носились работники средоточия власти, то и дело мелькало оружие в руках разных людей – только что закончились боевые действия в Абхазии, но перемирие еще не было заключено.

Collapse )

50

Быстрый комментарий к заявлению Эрдогана

23 апреля, то есть за день до того, как армяне всего мира будут отмечать трагическую дату -- 99-ю годовщину геноцида армян в Османской империи, неожиданно выступил с заявлением премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

И в этом заявлении он выразил соболезнование внукам армян-жертв «событий начала 20 века».

«Мы желаем, чтобы души армян, погибших в событиях начала 20 в., покоились с миром, а их внукам передаем свои соболезнования», -- заявил турецкий премьер.

Это, конечно, очень важное заявление. Впервые в истории турецкий политический лидер высказывает соболезнование жертвам 1915 года. Будем откровенны -- это заявление сейсмической силы. Но это, конечно, не признание факта геноцида. А что же это?

Для ответа на этот вопрос давайте посмотрим: почему Эрдоган принял это заявление, и почему именно сейчас.

Collapse )
50

Ереванский диалог

Встретил знакомого.

– Как твои дела? – спросил я.

– Плохо, – грустно ответил он. – Без работы я уже который год.

– Как же ты живешь?

– Да, вот, есть у меня небольшое производство – отливаю из бронзы гербы Армении. Потом хожу по офисам, предлагаю купить.

– На жизнь хватает?

– Хватает, но впритык.

– А семья как?

– Да, вот, сын окончил филологический факультет университета в прошлом году, а работы по специальности не нашел, поваром работает…

Наш разговор шел в минорном тоне, говорили мы негромко, хотя и стояли на тротуаре возле оживленного перекрестка.

Приятель печально закурил.

Для того, чтобы поддержать разговор, я спросил – грустно и сочувственно:

– А он хороший повар?

– Да, очень хороший, – ответил приятель, качая головой. – Сын работает шеф-поваром в одном из лучших ресторанов города. К нему ходят питаться министры и дипломаты. Недавно, вот, приходил один из руководителей парламента.

– А он отдельно от вас живет? Женат?

– Нет, не женат, живет вместе с нами, и по хозяйству помогает, и деньгами. Правда, с работы приходит поздно…

Вид у моего приятеля был такой несчастный, говорил он с такой печалью в глазах, так убедительно жаловался на жизнь, на отсутствие работы… Мне же казалось, что не все так плохо: и бизнес у него есть, и сын стал хорошим профессионалом, и жизнь совсем не так плоха.

Или, может, я чего-то не понял?
50

Прямой диалог как способ разрешения конфликтов

Интересная статья. Причем интересна она тем, что Паата Закареишвили предлагает принципиально новый подход к разрешению конфликтов. Я не уверен, что этот подход приведет к желаемому результату -- потому что, судя по нынешнему состоянию, Абхазия и Южная Осетия скорее согласятся на российское присутствие, чем на грузинское, но в подходе Пааты важны новые и часто неожиданные для кавказских конфликтов элементы. Не полностью, конечно, новые, но это нормально для политики в конфликтном регионе.

Тбилиси хочет прямого диалога с Сухуми и Цхинвали

С нового года в Грузии действует министерство примирения и гражданского равенства. Такое название получило бывшее министерство реинтеграции, занимавшееся вопросами Абхазии и Южной Осетии.

Министерство по-прежнему возглавляет Паата Закареишвили, который и раньше занимался проблемами двух отколовшихся от Грузии регионов. Он рассказал корреспонденту Русской службы Би-би-си Темуру Кигурадзе о том, почему министерство сменило название и какой политики намерен придерживаться Тбилиси в отношении Сухуми и Цхинвали в 2014 году.

Паата Закареишвили: Когда в Грузии появилось министерство реинтеграции, которое сменило министерство по разрешению конфликтов, оно сразу вызвало негативную реакцию со стороны Сухуми и Цхинвали. Они просто перестали разговаривать с представителями этого министерства.

Для них термин "реинтеграция" означал, что эти регионы, не считаясь с мнением населения, будут реинтегрировать в остальную Грузию.

У нас другой взгляд на вещи, мы хотим решения конфликта путем переговоров, путем учета мнения всех сторон. Мы сняли с себя розовые очки и реально смотрим на вещи. Реальность такова: Грузия идет в Европу, а Россия теряет свое влияние на Кавказе.

Я не думаю, что абхазы и осетины многое выиграли от признания их независимости Россией. Грузия предлагает им самореализацию в другом формате.

Би-би-си: Какова текущая концепция, стратегия грузинского правительства по Абхазии и Южной Осетии?

П.З.: Грузия сегодня предлагает Абхазии и Южной Осетии, не забыв ничего, начать все с нового листа, потому что в Грузии, на самом деле, по существу изменилась власть. Она по-новому смотрит как на прошлое, так и в перспективу.

Мы готовы обсуждать многие актуальные вопросы для конфликтных регионов – социальные, экономические.

(Полностью статья -- здесь)
50

Как понимать сказанное Давудоглу в Ереване

Информация у меня -- от интернет-газеты Hurriyet Daily News. Это значит, что на объективность она (моя информация, а не газета) не претендует. Конечно, за кулисами было сказано многое, о чем мы тоже не знаем. Но попробуем разобраться, что сказал министр иностранных дел Турции Давудоглу журналистам, то есть публично.

1. "Депортация армян 1915 года была бесчеловечной, и Турция никогда не поддерживала ее".

В оригинале это выглядит так: "The “deportation” of Armenians in 1915 was inhumane, and Turkey has never supported the move" (кавычки оставляю на совести издания).

Эта фраза расшифровывается как "геноцида не было, была депортация, но даже она была бесчеловечной". Еще пару лет назад такая фраза в устах того же Давудоглу была совершенно невозможна. Официальная позиция Турции была "да, шла война, погибло много армян, но и турки тоже пострадали". Эта позиция изложена на официальном сайте МИД Турции. Следовательно, позиция Турции пока не изменилась, а слова Давудоглу значат "мы делаем шаг навстречу Армении". Вторая часть фразы, фактически, неправильная, но дипломатически означает: "мы теперь так считаем". А это изменение позиции. Но изменилась ли она?

2. "Наша основная цель -- создать атмосферу диалога, основанного на крепком фундаменте". ("The primary aim is to build an environment of dialogue on a strong basis").

Это значит, что мы ведем уже диалог с Арменией, и готовы вести его более или менее публично.

Collapse )