Category: история

50

Симон Врацян о приеме по поводу переезда правительства Армении в Ереван

Из воспоминаний Симона Врацяна, который в 1918 году был членом Закавказского сейма, потом стал дипломатическим представителем Республики Армения при Освободительной армии юга России генерала Деникина, а в 1920 году был избран премьер-министром. Он стал последним премьером первой армянской республики.

Врацян рассказывает о переезде правительства Армении из Тифлиса в Эривань 9 июля 1918 года.

«Вечером состоялся официальный прием, на котором присутствовали члены Национальных советов Тифлиса и Еревана [речь об исполнительном органе армянского национального движения, избранном в 1917 году и работавшем в Тифлисе. Ереванский Совет был в подчинении тифлисского – М.Г.] и правительства, представители русского, украинского и мусульманского населения, персидский консул, германские и турецкие офицеры. Были произнесены приветственные речи, на которые ответил О. Каджазнуни: «Наше государство, – сказал он, – между прочим, называется не армянским, а Республика Армения. Это показывает, что наше государство – родина всех народов, проживающих в нем».
50

Вопрос френдам, в первую очередь, грузинским и живущим в Грузии

Друзья!

Известно, что независимость первой армянской республики была провозглашена в Тбилиси 28 мая 1918 года.

Кто может мне помочь, где именно, в каком месте, в каком здании это произошло?
50

Лидия Дурново. Очерки изобразительного искусства средневековой Армении

Лидия Дурново. Очерки изобразительного искусства средневековой Армении

Эта книга вошла в список десяти книг, определивших мое мировоззрение, не потому, что она дала начало новому этапу в моей жизни, а как раз наоборот: ею закончился важный для меня период увлеченности и привязанности, оставшихся со мной на всю жизнь. Книга Лидии Дурново стала символом полутора лет интереснейшей работы… Но обо всем по порядку.

Когда в Вычислительном центре Академии наук Армении решили оцифровать информацию об исторических памятниках республики, шел 1977 год.

Для того времени это решение было совершенно революционным: компьютерная техника только еще начинала развиваться. Обычная электронно-вычислительная машина – так тогда назывались компьютеры – представляла собой 4-5 огромных шкафов, которые должны были стоять в специальном кондиционированном зале. Информацию записывали на большие бобины, а данные вводили при помощи перфокарт.

Но в вычислительном центре (ВЦ), которым тогда руководил известный армянский математик Сергей Мергелян, работали люди, умеющие думать о будущем, ставить необычные для своего времени проблемы и решать их.

Одной из таких проблем было создание базы данных по историческим памятникам на территории Армении. Группа ученых разработала способы представления данных об историческом наследии Армении (говоря научным языком, создала архитектуру будущей базы данных), были разработаны классификаторы разных типов информации. Словом, если пользоваться аналогиями, то была подготовлена некая «электронная записная книжка», в которой должны были содержаться сведения об исторических памятниках.

Дело оставалось за малым – надо было собрать эти самые сведения.

Collapse )
50

Марина Спендиарова. Гроздь черемухи

Продолжаю писать о десяти книгах, определивших мое мировоззрение. Это третья запись. Две другие можно найти по тэгу "книги".

Марина Спендиарова. Гроздь черемухи.

Вы эту книгу не читали – я почти в этом уверен. Но если вдруг вам захочется ее прочесть, то она была опубликована в 11 и 12 номерах журнала «Литературная Армения» за 1990 год.

Но в развитии и становлении моего мировоззрения «Гроздь черемухи» сыграла огромную роль. Она буквально перевернула мое сознание, захлестнув меня новой необоримой и жестокой правдой жизни. И было это задолго до того, как она была опубликована и даже задолго до того, как я ее прочел.

А было это так. Дочь известного композитора Александра Спендиарова Марина дружила с моим дедом. Она могла прийти к нам в любое время дня и всегда была желанной гостьей. Иногда – к сожалению, очень редко – дед мой садился за рояль, играл русские романсы, а Марина Александровна пела низким грудным контральто. Помню, что она очень не любила петь, но когда пела, это получалось как-то небывало красиво и очень чувственно.

Тогда, в детстве, я, конечно, не знал, что в конце 30-х годов Марина была восходящей звездой советской оперной сцены. Она училась в московской консерватории, ей прочили звездную карьеру, Большой театр присматривался к ней, но… с ней случилось то же, что и с миллионами советских людей. Ее арестовали, посадили и отправили в лагерь, обвинив в попытке покушения на жизнь Сталина. А все потому, что она две недели преподавала его детям английский, а потом решила отказаться от должности преподавательницы Василия Сталина, потому что это значило бы отказ от карьеры оперной певицы.

Но от вокала ей все равно пришлось отказаться.

Collapse )
50

К обсуждению вопроса о памятнике Микояну в Ереване

Уже почти месяц продолжается обсуждение решения ереванских властей поставить в столице Армении памятник Микояну.

Само желание увековечить память одного из ближайших соратников Сталина, чья подпись стоит под многими документами о расстрелах и высылке десятков тысяч человек, вызывает сомнения. Критики установки памятника обращают внимание, что Микоян был лично ответствен за чистки и расстрелы, в том числе, и в Армении.

В 1937 году он вместе с Маленковым и Берией приехал в Ереван, чтобы завершить разгром руководства республики. Семеро из девяти членов бюро ЦК Армении были арестованы. Всего в тюрьмы попало более тысячи человек.

"По указанию великого Сталина товарищ Микоян оказал громадную помощь большевикам Армении в разоблачении и выкорчевывании врагов армянского народа, пробравшихся к руководству и стремившихся отдать армянский народ в кабалу помещикам и капиталистам, презренных бандитов Аматуни, Гулояна, Акопова и других, -- писала в 1937 году республиканская газета «Коммунист». -- Страстно ненавидя всех врагов социализма, тов. Микоян оказал огромную помощь армянскому народу и на основе указаний великого Сталина лично помог рабочим и крестьянам Армении разоблачить и разгромить подлых врагов, троцкистско-бухаринских, дашнакско-националистических шпионов, вредивших рабочей и крестьянской Армении".

Подпись Микояна стоит и на секретной записке Берии о польских офицерах в Катыни, на основании которой более двадцати тысяч человек были расстреляны.

Большую известность получила записка Ежова Сталину от 22 сентября 1937 года, в которой говорится о просьбе Микояна расстрелять дополнительно 700 человек "в целях очистки Армении от антисоветских элементов".

И так далее.

Но есть в Армении и сторонники решения об установки памятника, которые говорят о заслугах Микояна, в частности, о его роли в Карибском кризисе, когда он лично вел переговоры с Кеннеди, чем предотвратил ядерную войну.

Collapse )
50

Узелок на память

Статья о современных армянских банкнотах. Ставлю как узелок на память -- чтобы знать, где искать информацию о том, что:

Банкноты первой серии номинальной стоимостью от 10 до 500 драмов выпущены в обращение 22 ноября 1993 года. Позже, в 1994 году в обращение поступила банкнота номиналом 1000 драм, а последняя, самая крупная, номиналом 5000 драмов – в 1995 году.

В 1999 году в обращение поступили банкноты номинальной стоимостью 500, 1000, 5000 и 20000 драмов. А в 2003 году в обращение поступила банкнота номиналом 10000 драмов.

Для пополнения необходимого резерва, была осуществлена перепечатка банкнот номинальной стоимостью 1000, 5000, 10000 и 20000 драмов, в том числе и с новой датой выпуска. Однако, по своему дизайну они не отличаются

В 2001 году была выпущена банкнота достоинством в 50 тысяч драм, а в 2009 -- 100 000. Зачем вообще нужны такие банкноты -- вопрос другой.

Статья с сайта Panarmenian.net

Из истории армянских денежных знаков: Новые армянские банкноты

Все находящиеся в обращении в Армении банкноты имеют как высокий уровень защищенности, так высокое качество изготовления.

Знаменательная дата: 22 ноября 1993 года, после долго перерыва, в Армении в обращение была введена национальная валюта – драм.
Collapse )
50

Когда мне было 30 лет...

Друг и коллега Рафаэль Сааков попросил вспомнить, каким я был в тридцать лет.

Не знаю, случайно ли он выбрал этот возраст или назвал его потому, что ему сейчас как раз 30. А может, он посчитал, и выяснилось, что мое тридцатилетие пришлось на очень драматичный год -- 1988.

Это был год, который, по моему убеждению, положил начало концу СССР. В феврале началось карабахское движение, вслед за которым одно за другим стали подниматься освободительные движения в разных республиках Союза. Закончился он ужасным спитакским землетрясением. Мир изменился. Естественно, изменилась и моя жизнь.

Вот об этих изменениях я и расскажу.

И под катом будет первая часть моего рассказа -- первые карабахские митинги в Ереване. Я решил описать здесь свои чувства такими, какими они были тогда -- сейчас я мыслю несколько иначе, что и понятно: все-таки с тех времен прошло 25 лет, я стал старше, да и времена изменились. Но комментировать свои тогдашние мысли и эмоции с сегодняшних позиций я не буду.

Итак,

1988 год. Первые карабахские митинги


Фото Рубена Мангасаряна


1988 год для меня начался 21 февраля, в день, когда мы с Самвелом Шахмурадяном собирались пойти в музей композитора Александра Спендиарова. Там, в музее, мы хотели навести справки о судьбе рукописи дочери композитора Марины, описавшей, как в 1940 году ее, молодую талантливую певицу, отправили в ГУЛАГ, обвинив в покушении на жизнь Сталина.

Я читал эту книгу в машинописи и знал, что Марина Александровна писала ее, когда жила у нас – освободившись из лагеря после ХХ съезда, она пожила несколько лет в Москве, а потом решила переехать в Ереван. Жить в Армении ей было негде, и мои родители отдали ей одну из комнат нашего дома. Там-то она и начала писать воспоминания о лагерной жизни. Писать, не предполагая даже, что они когда-либо могут быть изданы. Это было в начале 60-х годов, во время, которое принято называть «хрущевской оттепелью».

А в горбачевскую перестройку, читая, как и все советские интеллигенты, взахлеб московские «толстые» литературные журналы, в которых из номера в номер публиковались романы, повести и мемуары, описывавшие сталинские лагеря, я вспомнил о небольшой повести Марины Спендиаровой «Гроздь черемухи». И подумал, что наконец наступило время для ее публикации.

А мой университетский друг писатель и журналист Самвел Шахмурадян – Шах – работал тогда в редакции журнала «Литературная Армения». Я рассказал ему о существовании книги, и мы решили, что ее нужно найти, прочитать и опубликовать. Я знал о существовании двух экземпляров «Грозди черемухи». Один был у Наталии Поповой, Нали (так ее все называли), матери моего друга Кости, а другой – у жены Эдварда Мирзояна.

Мы обратились к Нале. Она отказалась отдавать рукопись. Обратились к жене Мирзояна – тот же ответ. Я был готов опустить руки и отказаться от этой затеи, но Шах обладал прекрасным редакторским чутьем и сдаваться не собирался. И вот, мы решили пойти в музей композитора и выяснить: вдруг у них, в музее, в архиве дочери композитора есть еще один экземпляр.

Но до музея мы не добрались. Ни в тот день, ни позже. Не добрались потому, что когда мы встретились, Шах сказал:

– А давай пойдем на митинг.
– Какой митинг?
– Через полчаса у оперы начинается митинг, на котором будут говорить о том, что Карабах попросился выйти из состава Азербайджана и стать частью Армении.

Collapse )
50

Апельсинчики как мед

Или лондонское путешествие в детскую считалочку

Это будет рассказ

-- об одной из самых известных английских считалочек,

-- о церквях, которые в ней упомянуты,

-- немного об истории средневекового Лондона

-- и о романе Джорджа Оруэлла 1984, в котором считалочка играет важную символическую роль.


dh-17th-century-london

(Изображение отсюда)

Collapse )
50

Площадь Республики в Ереване. Часть IV

Продолжение рассказа о том, как создавалась площадь Республики, какие принципы стояли за ее созданием и какие метаморфозы претерпела она с течением времени. Это уже предпоследняя часть. Остается эпилог.

Ссылки на предыдущие части

Площадь Республики в Ереване. Этап первый: ереванская Piazza del Popolo
Площадь Республики в Ереване. Этап второй: прощание с храмом
Площадь Республики в Ереване. Этап третий: больше не Piazza del Popolo



Этап четвертый: ереванская Piazza St Pietro

В центре таманяновского Еревана не было места для музея истории Армении и Картинной галереи. По его замыслу, все музеи должны были быть выведены в Конд, исторический квартал, состоявший, главным образом, из глинобитных домов. Но при этом предполагалось, что настоящий Конд, находившийся практически за пределами города, будет разрушен, а на его месте будет отстроен заново как бы новый уже псевдоисторический квартал – с круглой площадью в центре, от которой должны были отходить радиальные улицы.

И это – точно так же, как постройка таких экзотических и, как выяснилось, ненужных сооружений, как Народный дом и Дворец труда – было знаком времени. Социалистический пролетариат сам творил историю, а прошлое было совсем и не так важно.

И все же в Ереване был музей истории – в самом центре города.

square
Черное здание Дома культуры - бывшей гимназии - выходило на площадь боковым фасадом.


Советские источники умалчивали тот факт, что музей был создан решением парламента Республики Армения от 9 сентября 1919 года (закон № 439), еще до прихода в Армению большевиков. Назывался он Этнографическо-антропологический музей-библиотека, и возглавлял его известный археолог и этнограф Ерванд Лалаян.

Основой коллекции музея стали экспонаты, перевезенные из Тифлиса, где с 1909 года работал созданный Лалаяном же Этнографическо-археологический музей.

В Ереване, который в 1918 году довольно неожиданно стал столицей новой Армении, музей разместили в двухэтажном здании бывшей гимназии. Актовый зал этого черного здания на Астафьевской улице использовали как концертный, а в нескольких комнатах жили дети-сироты, спасшиеся от геноцида.

Первых посетителей музей принял в августе 1921 года. Видимо, в то же время его возглавил Мартирос Сарьян. Всего через месяц после этого музею была передана коллекция предметов искусства московского Лазаревского института восточных языков. Туда же попали произведения искусства, хранившиеся в археологическом музее при Эчмиадзинском престоле. Фонды музея интенсивно росли, главным образом, за счет подарков и пожертвований.

Collapse )
50

Фотография Комитаса. 1909 год



А вот оборотная сторона той же фотографии. Комитас написал: "Дорогой сестре Мариг от брата". 2 октября 1909 года. Св. Эчимадзин. Но фотография была сделана в Баку, в фотомастерской Меликяна. Я не знал, что Комитас бывал в Баку.



Фото из Armenian Weekly, американского армянского еженедельного издания.