Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

50

Снег в Лондоне

Снег в Лондоне явление редкое, но не то, чтобы чрезвычайно редкое. В стране, абсолютно не готовой к снегопаду, его можно пережить раз или два в год. Но не больше.



London 2013 написано на занесенной снегом машине. И оказывается, снег можно есть!

Collapse )
50

Дом, в котором жил Киплинг

Удивительный город Лондон... Можно тысячу раз пройти мимо самого обычного дома у станции метро Embankment и не знать, что в этом доме несколько лет прожил Киплинг. 



*   *   *

Если в стеклах каюты
Зеленая тьма,
И брызги взлетают
До труб,
И встают поминутно
То нос, то корма,
А слуга, разливающий
Суп,
Неожиданно валится
В куб,

Если мальчик с утра
Не одет, не умыт,
И мешком на полу
Его нянька лежит,
А у мамы от боли
Трещит голова,
И никто не смеется,
Не пьет и не ест, -

Вот тогда вам понятно,
Что значат слова:
Сорок норд,
Пятьдесят вест!

* * *

When the cabin port-holes are dark and green
Because of the seas outside;
When the ship goes wop (with a wiggle between)
And the steward falls into the soup-tureen,
And the trunks begin to slide;
When Nursey lies on the floor in a heap,
And Mummy tells you to let her sleep,
And you aren't waked or washed or dressed,
Why, then you will know (if you haven't guessed)
You're "Fifty North and Forty West!"
50

Случай в метро

Выхожу из вагона метро и слышу: «Если на станции есть кто-нибудь, говорящий по-русски, пожалуйста, подойдите к кассам».

В таких случаях обычно думаешь о чем-то неприятном, может быть, тяжелом, о том, что кому-то нужна твоя помощь… Словом, я отправился к кассам. Подойдя, я увидел, как группа людей пытается объясниться с работником станции. Одна женщина из группы говорила по-английски, но, видимо, не очень хорошо понимала, что ей говорил чернокожий работник.

Постепенно вырисовалась следующая картина: группа россиян из 14 человек (не знаю, туристами они были, или приехали по делам) нарвалась на станции метро на мошенника. Он собрал со всех по двадцать фунтов, пообещав им недельные билеты (а они на самом деле стоят 29 фунтов 20 пенсов) и… исчез. Причем сделал он это так, что люди из группы ему поверили – до того, как исчезнуть, он о чем-то разговаривал с персоналом станции, вел себя авторитетно, отдавал какие-то распоряжения…

Персонал станции подумал, что это – руководитель группы россиян.

И вот, представьте, с одной стороны стоит работник станции, пытающийся понять, что происходит, с другой – несколько женщин, наперебой кричащих, что этот мошенник «арабской национальности» был в преступном сговоре с работниками станции, посередине я, пытающийся перевести им то, что они говорят все вместе.

Если в этом месте моего рассказа вы подумали «дурдом», то вы недалеки от истины.

Но постепенно ситуация стала проясняться, работник станции связался со своим менеджментом, решили вызвать полицию, чтобы та смогла начать поиски мошенника.

И тут из группы вдруг выделился мужчина и довольно агрессивно пошел на меня.

– А вы, собственно, кто такой? – грубо спросил он.

Я, конечно, этого не мог ожидать. Эта смесь доверчивости (к мошеннику) и недоверия (к человеку из толпы, взявшемуся переводить), беспомощности и агрессии застала меня врасплох.

Честно признаюсь, я до сих пор не могу понять, что руководило симпатиями этой группы, когда она доверилась откровенному жулику, и что случилось, что этот человек так открыто и так напористо высказал мне свое недоверие. И в какой момент произошел этот сдвиг?

Эх, туристы…
50

А теперь о стыдном

У меня есть несколько серьезных вопросов к бывшим главным архитекторам Еревана Нареку Саркисяну и Самвелу Даниэляну. Они, конечно, касаются их деятельности как градостроителей, как людей, ответственных за гармоничное развитие архитектурного пространства города. 

Я не был в Ереване почти восемь лет. Вернувшись, я увидел ряд таких нарушений застройки, за которые, думаю, студента-пятикурсника просто выгнали бы из приличного университета. Собственно, им обоим, ставшим впоследствии кандидатами архитектуры, доцентами и проч. и проч, поставили бы неуды на факультете архитектуры Ереванского политехнического института, если бы они представили своим профессорам в качестве дипломной работы то, что они сделали с центром Еревана. 

Но я сейчас не буду писать о градостроительстве. Вместо этого я покажу вам несколько фотографий с Главного проспекта Еревана. Он так и называется -- Главный проспект. И  вот как он выглядит.  
 


Collapse )
50

К вопросу о профессионализме и журналистской этике

Во время выборов в мэрию ереванская журналистка, рассказавшая эту историю, как и многие ее коллеги, была на участке, куда дожен был прийти голосовать вероятный кандидат в мэры, представляющий партию власти, а значит, почти уже победивший. И вообще, к моменту выборов он был действующим мэром. 

И вот, наконец, он появился -- веселый, с огоньком победителя в глазах. Ему дали бюллетень, он зашел в кабинку, потом подошел к урне. Операторы и фотографы стали просить его попозировать: повернуться, улыбнуться, подержать бюллетень перед тем, как его бросить. Наконец, эта часть церемонии закончилась, и он подошел к журналистам. 

Увидя приближающегося политика, репортеры бросились вперед. Особенно усердствовали операторы и фотографы, спеша занять лучшие места. Но и пишущая братия от них не отставала. И когда все бросились в сторону мэра, кто-то своим микрофоном заехал журналистке в лицо, сильно оцарапав ей щеку в опасной близости от глаза. 

Было очень больно. Сперва она все равно попыталась, несмотря на травму, выполнить свой долг и подержать диктофон у уст героя дня, но вдруг почувствовала, что глаз перестает видеть, а щека в чем-то мокром. Она тронула щеку и оказалось, что щека вся в крови. 

Журналистка вышла из толпы коллег. Среди них, -- говорит она, -- были такие, кто видел кровь. Но никто не сдвинулся с места, потому что мэр что-то вещал, а им нужно было записывать, что он говорил на свои диктофоны и камеры. 

Она выбралась из участка. Там стоял пресс-секретарь мэра, который бросился ей помогать, организовал машину, достал лед... Наша героиня говорит, что пока он хлопотал, импровизированная пресс-конференция закончилась, но ни один из коллег к ней не подошел. 

В больнице ей помогли. Врач сказал, что ей повезло: еще чуть-чуть, и была бы реальнейшая опасность для зрения. 

Спустя некоторое время ей стали звонить коллеги, узнавшие от других, что у нее чуть не выбили глаз. Она сделала вывод, что те, кто были на участке рядом с ней, видели, что произошло, но вместо того, чтобы ей помочь, продолжали работать, а потом рассказали окружающим, что случилось. 

Так вот: как вы думаете, правы ли были журналисты, отказавшиеся помочь коллеге, потому что в этот момент надо было работать, и если бы они не записали, что говорил этот политик, то это все равно могли бы сделать бы их конкуренты? 

(Источник -- статья, опубликованная на сайте www.armenianow.com -- здесь)
50

Не понимаю

Колонка в "Новых известиях" называется "Чайники в метро".

Она о том, что, находясь в метро, нужно на эскалаторе обязательно стоять справа, а проходить слева. И не дай Бог вам задержаться слева!

"Не в состоянии люди догадаться, что по лестнице можно ходить еще и своими ногами" -- пишет автор колонки. Действительно, бывает, когда спешишь, это раздражает и хочется попросить людей подвинуться, уступить место. И почему бы не попросить?

Нет, надо писать колонку в газете на эту тему.

Дальше автор учит, как надо себя вести, входя в вагон метро. "Зашел и сразу вглубь, подальше от двери, чтоб не мешать другим. А как делают многие пассажиры? Зашел и смотрит, куда сесть. А то, что других могут двери прищемить, его не волнует. У меня так однажды сумку раздавили с очень хорошей книгой. От книги остались ошметки. Поэтому я всегда таких пассажиров вглубь пропихиваю, а они в ответ возмущаются. Хотя если своих мозгов нет, спасибо говорить принято".

А еще, как полагает автор колонки, ходить в метро нужно не "шеренгой", а "друг за другом":

"С пешеходами в метро тоже не лучше. С теми, которые ходят шеренгой. Неужели не могут сообразить, что весь поток тормозят? Почему нельзя идти друг за другом?" 

И так далее. 

Прочитал я эту колонку, и подумал: как все-таки это странно. Автор (kolesni4enko ) -- молодой человек, никогда не знавший сталинизма. Он и комсомольцем-то, наверно, никогда не был. Но вот откуда это стремление "построить всех", сделать так, чтобы все люди подчинялись одним-единственным правилам, чтобы не было отступлений? 

Откуда? Почему? Зачем? 

Ведь люди -- разные! Бог мой, ведь это же, казалось бы, так нетрудно понять... Кто-то, может быть, влюблен, а кто-то пережил трагедию, кто-то занят решением житейских проблем, а кто-то просто зачитался дешевым романом. Наконец, кто-то может просто не знать "правил поведения" в метро. Ну и что? Ведь не расстреливать же за это? 

Нет, не расстреливать. А просто, как пишет автор колонки, "лишать прав" пассажира метрополитена.

У меня нет слов. Я теряюсь.