?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: архитектура

Фотозагадка
50
markgrigorian
На этой фотографии я замазал три надписи, находящиеся над фигурами.
Попробуйте догадаться, что написано на этом барельефе, находящимся на одном из зданий в центре Москвы.


Площадь Республики в Ереване
50
markgrigorian
Снова начались разговоры о "необходимости реконструкции" площади Республики в Ереване.

На моей памяти такие разговоры начинались каждый раз, когда очередной успешный армянский архитектор становился уверен в своих силах настолько, что полагал, что ему уже пора войти в число классиков. Самым безошибочным способом попасть в их число почему-то считается внесение изменений в главную площадь Еревана. Я помню проект, в соответствии с которым под центральным овалом площади предлагалось построить подземый торговый центр. Другой (или, возможно, тот же) предполагал перенести статую Ленина с южной части площади на ее северную часть.

Нынешний главный архитектор Еревана уже много лет лелет замысел снести здание исторического музея и картинной галереи Армении (действительно, зачем Еревану картинная галереая и исторический музей). Для того, чтобы осуществить свою идею, он использует целый арсенал средств, в том числе, не всегда верно представляя историю площади.

Вот я и решил написать об истории застройки площади Республики, тем более, что в моем эссе о Ереване, которое я медленно пишу уже дольше двух лет, как раз подоспело время писать о ней.

Итак, сегодня -- первая часть истории.


В поисках прошлого

ссылки на предыдущие части:

Пришествие
Еще одно пришествие
Ереван, который увидел Таманян
Город, каким его мог увидеть архитектор
Райский город-сад
Райский город-сад. Продолжение
Четыре измерения архитектуры
Архитектурная мифология Еревана
Третье измерение генплана Таманяна, или столкновение с реальностью
Семейная история
Споры о социалистической архитектуре Армении
Три непохожих портрета
Народный дом, он же оперный театр
Народный дом, он же оперный театр. Продолжение
Как в генплан Еревана вторглось четвертое измерение – время
Главка-отступление: О взаимоотношениях архитектуры и власти. Или архитекторы«номер один» и «номер два»
Невозможность имперского города-сада
Архитектура соцреализма: армянский вариант
Ереван, которого не было. Послевоенная идеализация города

(Все вместе можно прочитать по тэгу "Эссе")


Площадь Республики. Этап первый: ереванская Piazza del Popolo

О символизме, который Таманян вкладывал в две центральные площади Еревана, писали многие.

В генеральном плане города они должны были представлять собой два центра городской жизни.

Один из центров должен был располагаться на площади, которая впоследствии была названа именем Ленина, а после развала СССР переименована в площадь Республики. Другой – на Театральной (ныне – Свободы).

Площадь Республики – будем так называть ее для удобства – согласно генплану Таманяна должна была стать административным центром города и республики, что определялось и подчеркивалось тем, что там подразумевался Дом правительства. Творчество – культура и искусство – должны были объединяться вокруг Театральной  площади, на которой планировалось поставить Народный дом с прекрасным оперным залом.

И эти два центра должны были соединяться Северным проспектом, как бы символизирующим общность административного и творческого начала и их совместное служение народу.

Таманян не просто создавал архитектурные произведения, а наделял их внутренним смыслом, символикой, выстраивая, таким образом, городскую среду, значение которой больше, чем просто здания и площади. И в этом, как и во многом другом, он был сыном своего времени и представителем петербургского неоклассицизма, апеллировавшего к искусству «Золотого века» и проповедовавшего возвращение к корням.

Читайте дальшеCollapse )

О Сталине и моей семье
50
markgrigorian
Много лет назад я попросил отца написать мемуары.

И на какое-то время мне удалось увлечь его этой идеей. Он вспоминал о разных периодах своей жизни, углубился в семейное прошлое, вспомнил и о рукописи, которую когда-то написал его отец. Очерк этот назывался: «Моему сыну, Владимиру, о наших предках». Я этого очерка не видел. Может быть, он хранится в архивах отца, но они мне сейчас, к сожалению, недоступны.

Видимо, отец понимал, что не допишет мемуаров до конца. И действительно. Прошла пара месяцев, и его увлеченность идеей стала угасать, возникли новые увлекшие его проекты, потом резко ухудшилось здоровье… Но у меня остались сорок страниц прекрасного текста, в которых он рассказывает о своих родителях, о дедушке с бабушкой, о детстве и школьных годах.

И вот, ситуация повторилась. Но с поправкой на поколение: уже моя дочь попросила написать – нет, не мемуары, а, скорее, заметки о нашей семье и эпохе Сталина. И хоть сначала я и попытался отговориться, но сразу понял, что мне хочется исполнить ее просьбу.

Конечно, я пишу эти заметки не только для нее. Но все-таки, главными читателями этого текста я буду считать своих детей.

ПродолжениеCollapse )