Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

50

Мартовский снег в Ереване

Самолет подлетал к Еревану сквозь грозу. Вдруг затрясло так, что книгу, лежащую на коленях, подбросило на уровень моего носа. Меня, собственно, тоже подбросило, но не так высоко -- удержал пристегнутый ремень безопасности.

"Проводникам занять свои места", -- грозно сказал кто-то в микрофон. И почти сразу же вслед за ним, голосом доброго волшебника из мультфильма заговорил стюард.

"Самолет приступил к снижению для захода на посадку в аэропорт "Звартноц" города Ереван. -- сказал он в микрофон голосом доброго волшебника, -- "В Ереване дождь, температура плюс шесть градусов по Цельсию. Потом он попытался сказать то же самое по английски, но это ему явно не удалось.

И действительно, в 4 утра в Ереване моросил легкий демисезонный дождь. К шести я открыл в спальне окно и заснул. Проснулся я к полудню. Город утопал в снегу. На подоконнике в спальне рождался сугроб, с которым надо было разбираться.

IMG_0117
(На фото: надпись "Ереван" на скамейке в парке.)

Collapse )
50

Снег в Лондоне

Снег в Лондоне явление редкое, но не то, чтобы чрезвычайно редкое. В стране, абсолютно не готовой к снегопаду, его можно пережить раз или два в год. Но не больше.



London 2013 написано на занесенной снегом машине. И оказывается, снег можно есть!

Collapse )
50

(no subject)

Анатолий Ноговицын -- заместитель начальника Генштаба вооруженных сил России, генерал-полковник. То есть человек, находящийся на очень высокой должности.

Вот что пишет о его словах агентство "newsru.com":

"По данным Ноговицына, во время прошлогодней войны, ВВС Грузии под маркировкой российских самолетов бомбили колонны беженцев. "Что касается провокаций с грузинской стороны, которые имели место быть в ходе войны, то наиболее изощренной мы считаем применение авиации", - отметил он.

Ноговицын рассказал, что в Тбилиси есть авиационный завод со своим аэродромом, на котором ремонтировались и производились штурмовики Су-25. Установлено два факта, когда грузинская сторона наносила опознавательные знаки российских ВВС на штурмовики, которые наносили удары. 8 августа грузинские самолеты с такой маркировкой бомбили автоколонну беженцев из Цхинвали. Тогда Тбилиси заявил, что это российская сторона нанесла удар. 9 августа был нанесен удар по колонне российских войск, движущихся по Зарской объездной дороге.

По словам Ноговицына, эти факты доказаны и представлены мировому сообществу".

* * *

Антон Антонович Сквозник-Дмухановский -- городничий, то есть глава административно-полицейской власти уезда. Должность не самая высокая, но ответственная и денежная. 

Пара цитат из гоголевского "Ревизора":

"Городничий (дрожа). ... Что же до унтер-офицерской вдовы, занимающейся купечеством, которую я будто бы высек, то это клевета, ей-богу клевета. Это выдумали злодеи мои; это такой народ, что на жизнь мою готовы покуситься".

И далее:

"Городничий. ... Унтер-офицерша налгала вам, будто бы я ее высек; она врет, ей-богу, врет. Она сама себя высекла". 
50

Шымкент

Признаюсь: я боюсь летать самолетами местных, центральноазиатских авиакомпаний. Может, сказывается то, что я живу в Лондоне и привык к хорошим самолетам. А может, потому, что вид самолета АН-24 действительно может вызвать страх.
 
Когда такой самолет стоит на земле, кажется, что он ни в коем случае не взлетит. Просто не сможет – от старости. Чем-то этот самолет напоминает старую, латанную-перелатанную маршрутку, которая, пыхтя и скрипя, развозит пассажиров по пыльным улицам.
 
Но АН-24 взлетает. И – что интересно – долетает до цели. Только вот мне почему-то не хочется быть там, внутри.
 
Но из Алматы в Шымкент я полетел. Главным образом, потому что летают туда самолеты авиакомпании «Эйр Астана». То есть современные аэробусы. И летел я быстро, комфортабельно и спокойно.
 
Шымкент (бывший Чимкент) оставил на меня впечатление хорошего и большого советского города. Видимо, если говорить современным языком, инвестиции в Южный Казахстан начались после войны, в пятидесятых годах, потому что самым распространенным типом жилых зданий из тех, что я видел, были хрущевки. Многоэтажные жилые дома в стиле семидесятых я тоже видел, но из этого периода впечатляли, скорее, общественные здания: концертный зал, ЦУМ, несколько школ… 

Есть здания и современные, уже постсоветские. И, скажу вам, выглядят они внушительно.

Читатель


Collapse )
50

Ош!

Продолжаю писать путевые заметки из Центральной Азии. Вслед на Бишкеком (эту запись смотрите здесь) наступает очередь Оша -- просто потому, что я отправился туда из Бишкека.

О знаменитом Ошском базаре я тоже успел написать (это здесь).

Но Ош живет не только куплей и продажей. Здесь я пишу:

о знаменитой горе Сулейман Тоо;
о том, как живут в Оше ценетральноазиатские цыгане --люли;
об арт-кафе "Браво" и его менеджере Арсене Амбаряне

Collapse )
50

Самолетное

Никогда я не был ближе к авиакатастрофе. 

А было это ровно четыре года назад, во время перелета Бишкек-Ош. 

Вспомнил я об этом в преддверии центральноазиатского путешествия и в предвкушении обильных перелетов (Лондон-Стамбул-Бишкек-Ош-Бишкек-Душанбе-Бишкек-Стамбул-Тбилиси-Стамбул-Лондон -- полный кошмар). Собственно, о том перелете я и не забывал. 

А летели мы с Эльмирой Токтогуловой, координатором (или директором) медиа-программ организации CIMERA, в Ош потому, что я должен был провести там небольшой тренинг для редакторов из Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана.

И вот как мы летели. 

Collapse )
50

Начало девяностых

Френд (uzogh   ) собирает зарисовки и воспоминания о начале девяностых годов. Вернее, о том, как мы, ереванцы, выживали в те кошмарные зимы -- без света, без газа, без воды... Без цивилизации, к которой привыкли.

Честно говоря, у меня давно зрел замысел написать об этих годах. И прочитав записи, собранные френдом, еще раз убедился, что я еще не созрел окончательно для того, чтобы сесть и начать писать: о том, как я работал в пяти местах, чтобы прокормить семью, а инфляция съедала все мои пять зарплат; о том, как мы с одиннадцатилетней дочкой собирали доски на чердаке нашего дома, чтобы обогреть кухню, о том, как я ходил за хлебом и о том, как мы с отцом работали в газете (где некоторое время с нами работал и dabavog  ). Да, еще, конечно, о том, как я был депутатом, как работалось в школе, и как в самый разгар антирусских эмоций и настроений мы праздновали день рождения Пушкина.

Но это все -- отдельные рассказы, требующие эмоционального и творческого напряжения, которое во мне еще не созрело.

Под катом -- серия историй о том, как в феврале 1993 я попал в официальную делегацию Еревана, отправлявшуюся в Марсель, и как нашу делегацию арестовали... в аэропорту Минеральных вод. А еще -- пара рассказов о музыке. И один из них связан с великим армянским бардом Рубеном Ахвердяном. Я не стыжусь слова "великий".

Этот рассказ я опубликовал в одной ереванской газетке. Через несколько недель я встретился с Ахвердяном в одном из ресторанов. Он подошел ко мне, сказал: "Спасибо вам! Вы так тепло и хорошо написали обо мне... Никто лучше не писал". Я удивился, потому что не предполагал, что Ахвердян читает по-русски, да и тираж этой газеты был всего каких-нибудь 3-4 тысячи экземпляров.

Но еще больше удивился я, когда, сказав это, Ахвердян... заплакал. Он плакал, как ребенок, и говорил, что никому он не нужен, что когда он умрет, никто о нем не вспомнит. Да, он был пьян, как говорят, в дым. Но его слезы были такими искренними! Я стоял в середине ресторанного зала, опираясь на палочку (я после ранения еще ходил с палочкой), а передо мной стоял великий человек и плакал.

Для моих неармянских читателей, -- здесь (это лучшее, что я нашел на YouTube) можно услышать одну из его вещей, которую он поет с Лилит Пипоян. Армянским читателям это не нужно -- они и так знают (надеюсь, и любят) Ахвердяна. Это даст некотрое представление о его творчестве Ахвердяна.

Но очень вас прошу -- слушайте, но не смотрите, ибо видеоряд там просто кошмарный 

Collapse )