Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

50

Фильм о геноциде, снятый в Стамбуле

В Лондоне состоялся показ фильма Эрика Назаряна «Болис».

Слово «Болис» – написанное на западноармянском название города. «Полис» по-гречески означает «город» – так жившие в Стамбуле-Константинополе армяне называли и до сих пор называют свой город.

Показ был посвящен памяти Гранта Динка, убитого пять лет назад. 

"Болис" – короткий фильм, продолжающийся минут 15. Но автору удалось вложить в эти 15 минут художественного фильма так много, спрессовать такое количество мыслей и эмоций, что кажется, что фильм этот полнометражный.

Сюжет довольно прост. Армянский музыкант Арменак Мурадян, играющий на ближневосточной лютне, уде, приезжает в Стамбул с гастролями. Но для него это не просто гастроли – это первая поездка в город, отношение к которому у него с детства враждебное.

«Я хотел ненавидеть этот город, когда сошел с самолета», – говорит герой фильма.

Но, попав в Стамбул, он как-то сразу почувствовал себя дома. «Стамбул похож на опиум. Он затягивает и не отпускает».

Но у героя приехал в Стамбул не просто на гастроли. Он ищет там музыкальный магазин, когда-то, до 1915 года принадлежавший его деду. Он находит улицу, дом… И оказывается, что в этом доме живет Рейхан, вдова, мужу которой принадлежал музыкальный магазин. Все уже пришло в упадок, вещи, оставшиеся от магазина, свалены в подвале. Вдова хочет избавиться от воспоминаний, связанных с этими вещами, но этому противится ее взрослая дочь, для которой все это – воспоминания об отце.

Рейхан впускает Арменака в дом. Он рассказывает ей, как этот магазин принадлежал его деду, и как деда арестовали 24 апреля 1915 года, после чего бабушка Арменака в тот же день бежала во Францию, а оттуда в США. И как потом, спустя некоторое время стало известно, что один из полицейских, арестовавших деда, спрятал в подвали магазина старинную лютню, принадлежавшую его семье.

«Я хочу найти этот инструмент», – говорит Арменак.

«Ты найдешь только то, что тебе суждено найти», – отвечает Рейхан.

Collapse )

На фото: Эрик Назарян представляет фильм "Болис".
50

Все к лучшему

По-моему, прекрасный фильм Вагифа Мустафаева про карабахский конфликт. Снят он был в 1997 году и получил ряд призов.

В нем есть и черный юмор, и ирония, и смех сквозь слезы... Странно, что я не видел его раньше. 

А поскольку фильм мне понравился, делюсь им с вами. Он короткий -- всего 35 минут. 


50

Американское реалити-шоу о "Russian dolls"

В Америке в четверг начинается показ нового телешоу о жизни русских иммигрантов.

Реалити-шоу под названием "Russian dolls", или "Матрешки", основано на жизни реальных людей. Идея вызвала негодование со стороны общественных деятелей, политиков и всех, кто считает, что такого рода затеи принижают достоинство этнических групп и подкрепляют стереотипное мышление.

Би-би-Сева беседует с Раисой Черниной - директором благотворительного фонда "Be Proud" - о том, насколько это шоу отражает действительность.

Здесь -- интервью с Черниной об этом шоу


50

Кина не будет...


Собирался пойти завтра в Frontline -- это журналистский клуб, в котором я состою.

В клубе должен был пройти просмотр фильма Love Me Please об Анастасии Бабуровой и Станиславе Маркелове. Но сегодня пришел e-mail, что фильм не будет показан, так как у его режиссера Виктора Балаяна возникли "сложности с получением британской визы". 

В России, как сказано на сайте клуба, этот фильм не показывали "из-за опасений, связанных с безопасностью".

Вот и здесь его не покажут -- пока, во всяком случае, и по другой причине.

А жаль... 
50

Мутная история

В Армению не пустили иностранных журналистов

Марк Григорян
Би-би-си

Съемочная группа в составе четырех иностранных журналистов была задержана в аэропорту Еревана. Всем им было отказано во въезде в Армению.

Как сообщил Би-би-си продюсер группы Андрюс Брокас, журналисты из Литвы, Эстонии и Финляндии прибыли в столицу Армении 10 марта, чтобы провести съемки для передачи, которая должна была выйти в эфир в Финляндии, на национальном телеканале Yle, а также документального фильма о вооруженных конфликтах на Кавказе.

"Их цель была снять и утреннюю передачу для финского телевидения и участвовать в проекте. В дальнейшем было намерение, что может быть, какая-то информация [из Армении] может быть использована и в этом документальном фильме", – сказал Брокас.
"Документальный фильм", по словам Брокаса, должен был быть первым фильмом из большого проекта "Мирный Кавказ", причем часть его уже была снята в Баку британскими документалистами. Она была посвящена семинару молодых журналистов и репортеров, работающих в зоне конфликта.

Вторая – армянская – часть фильма, как сказал Брокас в интервью Би-би-си, должна была представить "прошлое, настоящее и будущее региона Карабаха. Фильм должен был быть показан в утренней программе первого канала финского телевидения".
Он не уточнил, как планировалось связать эти разнородные части в один фильм.

Почему?

По сообщениям из Армении, журналисты не смогли получить въездные визы по техническим причинам.

"Система, которая пропускает [иностранцев в Армению] – общая для всех стран ОДКБ, – рассказал bbcrussian.com эксперт по вопросам информационной безопасности Самвел Мартиросян. – Они могли как-то "засветиться" в Белоруссии или Киргизии, и в связи с этим не получить доступ для въезда также и в Армению".

По словам Мартиросяна, подробности отказа во въезде не известны, так как власти страны пока не комментировали происшедшее.

Однако есть и другая версия. На сайтах нескольких информационных агентств со ссылкой на информированные источники во властных структурах Армении были опубликованы сведения о том, что Андрюс Брокас сотрудничает с министерством культуры Азербайджана, от которого, возможно, и получен заказ на съемки в Армении.

В то же время все они утверждают, что прямой связи между партнерскими отношениями Брокаса с Азербайджаном и отказом во въезде в Армению нет.

Cамвел Мартиросян, однако, не исключает, что события могли быть связаны: "Учитывая пропагандистскую войну, которая идет между странами (Арменией и Азербайджаном), вполне возможно, что и этот фактор мог быть задействован, так как Азербайджан использует третьи стороны для сбора материалов".

Сам же Ардрюс Брокас, отвечая на вопрос Би-би-си об источнике финансирования поездки в Армению, сначала сказал, что поездка осуществлялась по заказу "Первого телеканала Финляндии Yle", однако затем уточнил, что она была профинансирована двумя сторонами: телевидением Финляндии, командировавшим Тину Мэдисон, и литовской компанией TV Komanda, оплачивающей поездку двум эстонским журналистам и продюсеру из Литвы.

Брокас добавил, что съемки, проведенные ранее в Азербайджане, были профинансированы британской стороной, также принимающей участие в работе над фильмом.

(Полностью статья -- здесь)
 
50

Московская скамейка

 

Бутылка, между прочим, из-под портвейна "Три семерки". Не знаю, помните ли вы фильм "Дети понедельника" Аллы Суриковой? Так вот, есть там такой эпизод: Герой, которого играет Игорь Скляр, хочет купить "Три семерки" в супермаркете. Продавец не знает, что это такое:

-- Знаешь, -- говорит герой, -- что такое для человека первая любовь? Что такое первый поцелуй? Что такое первое сексуальное грехопадение?.. Так вот, портвейн "Три семерки" для меня то самое и значит. Ты понял? 

-- Нет, -- отвечает продавец. 

-- Ничего святого не понимает!.. 

(Диалог процитирован по словарю "Крылатые фразы отечественного кино")
50

Сегодняшний текст

Это очередной текст из радиопрограммы "БибиСева". 

*   *   *

Помните, был такой фильм – «Фантомас»? Гениальный и насмешливый преступник, чье лицо и голову скрывала синяя маска, находчиво и с чувством юмора обманывал комиссара полиции Жюва и журналиста Фандора.

В конце шестидесятых годов прошлого века этот фильм в СССР видели, кажется, все. Ну, или почти все, за исключением, наверно, только грудных детей и лежачих больных. И так как в советском кино тогда просто не было, не существовало криминальных боевиков, многие, особенно подростки, восприняли фильм совершенно серьезно.

«Страшное» слово «Фантомас» писали на заборах и в подъездах, в разных квартирах раздавались телефонные звонки и детские голоса серьезно произносили стишок: «Мне нужен труп, я выбрал вас, До скорой встречи, Фантомас», после чего слышался такой «жуткий» смех Ха-ха-ха-ха, и трубку бросали, корчась уже от настоящего хохота.

Даже фильм сняли, назывался «Анискин и Фантомас». Это был такой детектив, в котором злоумышленники, натянув на голову чулки, ограбили то ли сельмаг, то ли просто кассира.

Были случаи, когда маленькие дети, дошкольники, посмотрев фильм, начинали бояться темноты, не хотели оставаться в одиночестве в пустой комнате, потому что им было страшно, что за ними может прийти Фантомас. Как видите, этот киногерой успешно заменил даже Бабу Ягу или Бабайку из детских страшилок.

Я вспомнил об этом, когда услышал по радио о том, что норвежский психолог Магне Раундален предположил, что маленькие дети, рассматривая первые страницы газет, могут увидеть такое, что психологически им навредит. А если опубликовать на первой странице фотографию, на которой показан умерший ребенок, то это вообще может нарушать одну из статей конвенции ООН по правам ребенка.

А все это потому, продолжает Раундален, что нельзя, чтобы дети жили в страхе, так как от страха образуется гормон под названием кортизон, который, когда его много, может навредить той части мозга, которая отвечает за память. И дети, таким образом, могут потерять до десяти процентов IQ.

Ему возражал английский профессор Франк Фуреди. Он говорил, что в самих фотографиях нет ничего страшного. И что умные и хорошие родители, наоборот, используют их, чтобы поговорить с детьми, обсудить с ними «трудные» темы. И вообще, детей нельзя оберегать от всего на свете, потому что тогда они вырастут дезориентированными и попросту неготовыми к трудностям жизни.

Конечно, тут есть дилемма. Ведь хочется же, чтобы дети росли в веселом и красивом мире и могли как можно дольше просто радоваться жизни, не думая о проблемах. Но не пытаемся ли мы, взрослые, таким образом, сами спрятаться от проблем, не видеть, не замечать их, дескать: «они наносят вред детской психике». Может, и действительно наносят, но речь не об этом.

А о том, что иногда мы оказываемся в странном мире, в котором, кажется, что если неблаговидные поступки совершать тайно, то, в общем, как бы и ничего. А вот когда эти поступки выводят на свет, то и становится стыдно. И тогда начинают винить журналистов, которые, собственно, и показывают всему миру разные вещи, которые многим хотелось бы скрыть. Получается, что во всем виноваты не те, кто делает, а те, кто об этом говорит.

Но и это явление не ново. Ведь еще в древности убивали гонцов, приносивших дурные вести.

Но и Фантомаса ведь придумали не в шестидесятых годах. Французские писатели Марсель Аллен и Пьер Сувестр создали его в 1911 году. Девяносто девять лет назад…
50

Поэтическое творчество ФСБ

Собственно, не ФСБ, а его Волгоградского управления. Там сняли агит-мультфильмы, чтобы помочь маленьким детям разобраться в террористической угрозе. 

Цитирую сайт V1.ru: 

"С помощью коллег из других регионов они [сотрудники УФСБ по Волгоградской области] сняли серию антитеррористических мультфильмов, в которых в увлекательной и доходчивой форме объясняется, почему нельзя трогать оставленные в транспорте или на улице чужие вещи, и что делать при встрече на улице с вооруженным человеком".

"... идею волгоградские чекисты подсмотрели у своих новосибирских коллег. Тем не менее сюжеты мультфильмов – оригинальные, их авторами являются сотрудники, в том числе и оперативные, волгоградского правоохранительного ведомства. Всего мультфильмов пять, все они короткометражные: их длительность не превышает тридцати секунд. Сюжеты анимационных лент охватывают все основные виды терроризма: от «всамделишного» до телефонного".

Сообщение можно прочитать здесь. Там же, кстати, и сами мультфильмы

Меня заинтересовали тексты. Даже не сами тексты, а то, что во всей команде, снявшей эти мультфильмы, не нашлось никого с хотя бы мало-мальским вкусом, кто мог бы честно сказать, чего стоят эти "произведения".

Я не могу открыто ставить их. Не могу себя заставить. Пусть побудут под катом. 

Collapse )
50

Обмен пленными

Так получилось, что вчера, в день, когда было объявлено, что президенты Армении и Азербайджана договорились об обмене пленными, я ходил на просмотр трех фильмов, снятых совместно (!) молодыми армянскими и азербайджанскими документалистами.

И один из фильмов был как раз о том, как после войны Альберт Восканян и Аваз Гасанов занимались поиском пленных и заложников и обменом. И в самом конце фильма Альберт рассказывает вот такую историю (я сделал небольшую правку):

"Короче говоря, получилось так, что девочка появилась на горизонте, когда ей было три годика, то есть, год и восемь месяцев она была вне поля нашего зрения.

И у нас была здесь девочка – тоже сирота; ее содержала тетя родная. Матери сестра. По-моему, до годика было этой девочке. И мы решили эту девочку… обменять. Даже неудобно говорить, это неправильно… Но было такое время. А с учетом того, что эта девочка была у родной тети, то решили, конечно, с тетей отпустить.

Ну, я вызвал мать этой девочки-армянки и сказал, что завтра мы едем на… на опознание, да, скорее всего, потому что мы не были уверены, что это именно та самая девочка. Я говорю: «смогли бы вы приехать с нами, чтобы ее узнать?» А она говорит: «Знаете, Альберт, я приеду, но я боюсь ее не узнать». Я спрашиваю: «Почему, это же ваша дочка». Говорит: «Я помню ее лицо, но смутно помню. Она была маленькая…» Я говорю: «Ну, может, на теле шрамы какие, или что… Ну, типа аппендицит, или что… Или родимые пятна…» Она говорит: «Такого нету, но на темечке два завитка. Только это…»

Ну, мы поехали. Сначала вышел человек с их стороны. Это Низами Бахманов был. Он вышел, мы с ним поговорили, ну, там, привет-привет, как дела, обсудили все. Я подошел к девочке, смотрю, внешность, вроде похожа на мать. А Низами увидев лицо этой женщины, армянки, матери этой девочки, говорит: «Ну, копия». Я с ее головы снял шапочку, смотрю: на темечке два завитка.

И вот, настал момент, когда эту армянку, девочку, нужно взять с рук азербайджанки, нянечки. А армянка не идет. Она говорит: «йох, йох» (по-азербайджански «нет, нет»). Я говорю: «Слушай, какой «йох»? Вот твоя мама…» Не получается!

Она начала плакать. Маленькая азербайджанская девочка, увидев, что эта плачет, тоже начала плакать. В унисон, не понимая, кто, что и как. Эти две мамаши тоже начали плакать. Рев стоит… Смотрю, Низами стало не по себе. И мне тоже стало не по себе. Смотрю на наших телохранителей – у них тоже слезы на глазах.

И мы оба стоим и проклинаем войну. Кому это надо было, чтобы, вот, дети, которые еще не понимают, что это, что случилось… И взрослые дяди их, грубо говоря, обидели. У одной нету отца, у другой – ни отца, ни матери. Жутко было".

Фильм целиком можно посмотреть здесь. Альберт говорит по-русски, Аваз -- по-азербйаджански и есть английские субтитры.


50

Сексшоп в Скопье

Воспоминание-зарисовка

Лет шесть назад оказался я в столице Македонии Скопье, причем не просто так, а с миссией.

ЮНИСЕФ проводило там некую программу, связанную с подростками и журналистикой. Одно из направлений этой программы было просто замечательным: школьники снимали фильмы, продолжительностью в одну минуту. Сколько творческой изобретательности вкладывали они в сюжеты этих своих фильмов, как хорошо у них это получалось!..

Но были и другие направления. И каким-то одним из них, как рассказали мне в местном офисе ООН, занималась частная компания. «Это такие энергичные молодые ребята, они прекрасно работают, это настоящие профессионалы – какие замечательные фильмы они снимают…»

После такой характеристики, я должен был их посетить. Мне дали их номер телефона.

– Да-да, конечно, приезжайте завтра в полдень, – сказал мне в трубку молодой мужской голос, – я вас встречу.

– А куда приезжать-то? – резонно спросил я.

– Возьмите такси и скажите: «к сексшопу».

– В каком смысле?

– А в городе только один сексшоп. Все таксисты его знают. Я вас в двенадцать встречу у дверей.

Делать было нечего. На следующее утро я вызвал по телефону такси, сказал «к сексшопу», и меня, ни о чем не спрашивая, куда-то повезли. Через некоторое время таксист остановился на обочине широкой улицы и объяснил, что сексшоп здесь, в подземном переходе.

У дверей сексшопа я оказался без пяти минут двенадцать. Выглядел он довольно грустно: в витрине стоял женский манекен в пыльном нижнем белье и перекрученных черных чулках, в подземном переходе пованивало мочой… Социалистическое прошлое буквально сочилось сквозь швы базальтовой облицовки этого подземного перехода.

Я ждал. Талантливый молодой профессионал, он же замечательный фильммейкер не появлялся. Зато то и дело появлялись какие-то молодые люди в черных турецких куртках. Подозрительно взглянув в мою сторону, они входили в сексшоп.

Промаявшись под неприязненными взглядами входивших в сексшоп парней, я, наконец, позвонил творческому киношнику.

– Да-да, я буду у вас через две минуты, – торопливо сказал он на плохом английском.

Спустя какое-то время он, действительно, пришел и провел меня в прокуренный офис своей компании по производству кинофильмов и прочей видеопродукции. И пока он готовил кофе, я сказал для поддержания разговора:

– А ваш местный сексшоп, я гляжу, популярен у покупателей. Пока я стоял в подземном переходе, в магазин все время кто-то заходил.

– Ну да, – сказал киношник, – конечно. Там же наркотики продают.