Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Косовский прецедент

Ситуация вокруг Косово балансирует сейчас на грани объявления независимости косоварами и признания (или непризнания) его странами мира. 

Нет дня, чтобы кто-либо из ведущих политиков мира не высказался по поводу этого небольшого региона на юго-зададе Сербии.

Я попробовал проанализировать происходящее вокруг Косово и задался вопросом: станет ли признание его суверенитета прецедентом, и каким именно прецедентом оно может стать. 

Ситуация с Косово сейчас в центре внимания мировой политики.
 
США и большинство стран Евросоюза готовы признать независимость Косово, как только руководство края объявит об отделении от Сербии. Из стран-членов ЕС против выступает Кипр.
 
Но – что гораздо важнее – против выступают Сербия, в состав которой де-юре входит Косово, и Россия.
 
Косово готово официально объявить о своей независимости буквально в любой момент. Но без поддержки Запада эта затея просто бессмысленна. Косоварам надо сначала провести консультации, понять, каков расклад сил, и кто готов поддержать новый суверенитет на международной арене.
 
И хотя США, Великобритания, Франция и Германия готовы сделать это, позиция России их останавливает.
 
Почему?
 
Потому что ситуация с Косово неизбежно становится прецедентной. И в первую очередь, это касается Абхазии.
 
И тут есть один важный момент. Да, с точки зрения международного права, возможно, Косово не является прецедентом ни для Абхазии, ни для других конфликтов на территории бывшего СССР. Но, безусловно, является таковым с точки зрения политики. Подчеркну: не права, а политики.
 
А ведь, казалось бы, логичным было бы как раз, чтобы Россия вместе с Западом поддержала независимость Косово, и таким образом как бы легитимизировала требования абхазцев.
 
Но так как в конфликтах на Кавказе Запад всецело поддерживает территориальную целостность Грузии (я пока говорю только об абхазском конфликте), российская дипломатия выбрала иной путь: если западные государства признают независимость Косово без российской поддержки, что более чем вероятно, то Россия поступить так же, признав суверенитет Абхазии.
 
То есть прецедент здесь не в признании еще одного государства на территории бывшей Югославии (а такие прецеденты есть – это Словения, Босния и Герцоговина, Македония, Черногория, Хорватия), а в том, что некоторые страны признают независимость некоего региона, а другие – нет.
 
И вот это и передает России право хода. И если США признают Косово, не считаясь с мнением Сербии (А Косово – де юре часть Сербии) то почему бы России не признать в ответ Абхазию, не считаясь с мнением Грузии?
 
Это – реальность международной политики такова: Россия и НАТО видят друг в друге противников. Противостояние между ними становится жестче буквально день ото дня. И ни одна из сторон не уступает. Ставка здесь: Косово с одной стороны, Абхазия с другой.
 
А где в этих раскладах Карабах? Да нигде, потому что России сегодня Карабах не интересен. По разным причинам. В том числе потому, что ей хочется сохранить деловые взаимоотношения с Азербайджаном, который сейчас стал серьезным игроком на нефтяном рынке.
 
О Приднестровье вообще в данном контексте не говорится, а Южную Осетию иногда вспоминают рядом с Абхазией, но не более того.
 
Кстати, я не воспринимаю серьезно высказывания Мэтта Брайзы о том, что в случае признания Абхазии, Штаты могут признать независимость Чечни, которая, кажется, сама сейчас о ней не думает. Это, с моей точки зрения, очень слабый ход, так как США, таким образом, «влезают» на территорию России.
 
Нужно еще сказать, что между конфликтами на Кавказе и ситуацией в Косово есть три важнейшие разницы:
 
Во-первых, еще восемь лет назад Совет Безопасности ООН взял Косовский край под свою ответственность, назначив администрацию региона и введя туда миротворческие войска. Этого не было сделано ни в Абхазии, ни в Южной Осетии, ни в Карабахе.
 
Во-вторых, население Косово составляет почти два миллиона человек, что значительно больше, чем в конфликтных зонах на Кавказе. Население Абхазии примерно полмиллиона, в Карабахе около 140 тысяч, в Южной Осетии максимум 80 тысяч.
 
С населением в два миллиона можно строить экономику. С населением в полмиллиона человек (пол Еревана, четверть Баку) – вряд ли.
 
В-третьих, в Косово практически нет сейчас беженцев и перемещенных лиц, тогда как в постсоветских конфликтах эта проблема стоит очень остро.
 
И еще: я очень боюсь, что косовская ситуация сейчас уже в таком тупике, что можно со дня на день ожидать начала столкновений, а это немедленно дестабилизирует ситуацию и на Балканах, и на Кавказе.


Tags: конфликт, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments