Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Category:

7.12.88

Подумать только -- это случилось девятнадцать лет назад.

В момент землетрясения я вел урок в классе, где училась френд bongiorno .

Когда начало трясти, я посмотрел в окно. И увидел, как два высотных здания сначала наклоняются друг к другу, а потом расходятся. И испугался.

Главное чувство сразу после землетрясения -- растерянность, когда не знаешь, что делать. Потом была растерянность, потому что мы не знали, что именно случилось, и где.

А потом был ужас.

Я не люблю свои статьи, написанные в первой половине девяностых. Они мне сейчас кажутся устаревшими и очень "советскими". Но статью о пятилетии землетрясения я поставлю под кат. Там написано о многом, что нельзя забывать. 

ПОСЛЕДНЯЯ СОВЕТСКАЯ КАТАСТРОФА

“... и вот произошло великое землетрясение,
и солнце стало мрачно, как власяница,
и луна сделалась, как кровь”.
Откровение святого Иоанна Богослова
(Апокалипсис) 6; 12


Долго еще после землетрясения 7 декабря 1988 года, встречаясь с друзьями или только знакомясь, мы спрашивали: “Никто из ваших близких не пострадал?” И лишь немногие могли ответить: “Никто”.

События пятилетней давности вспоминаются мне как один сплошной кошмар, в котором не было дней и ночей, в котором переплелись аэропорта, больницы, завалы, трупы, спасатели, врачи, раненые, гроба... Многое уместилось в эти дни. Но помню я это почему-то картинками, статично, без динамики. Завалы, холмы там, где были дома. Голоса из-под завалов и мечущиеся родственники, пытающиеся спасти своих заживо погребенных близких. Мужчина, которого вытащили из-под земли; женщина, упавшая вместе с балконом с пятого этажа, куда вышла повесить белье и, может быть, поэтому “счастливо отделавшаяся” рваной раной ноги — от пятки до колена. Молодая ленинаканская красавица почти без кожи на животе, потому что два этажа сползала по покосившейся, готовой рухнуть стене...

Вертолеты с ранеными, школьники, помогающие ухаживать за пострадавшими в больницах, ереванский аэропорт с каким-то невероятным количеством иностранных самолетов с медикаментами, палатками, оборудованием... Разноцветные куртки спасателей; овчарки, умеющие находить погребенных; стадион в Спитаке, преврашенный в посадочную площадку для вертолетов и склад гробов. Сложенная из гробов стена, в несколько раз выше человеческого роста. Комендантский час, бронетранспортеры на улицах, политический реванш коммунистов — арестованы члены комитета “Карабах” (воспользовались моментом?!)... М. Горбачев прерывает визит в США, Н. Рыжков работает в Армении, помощь пострадавшим привозят лауреат Нобелевской премии мира мать Тереза, сын и внук президента США Джон и Джордж Буш, девяностолетний Арманд Хаммер...

Передо мной официальные данные, обнародованные Совмином СССР весной 1989 года: “Стихия охватила 40% территории республики с населением 1 миллион человек. По уточненным данным, пострадали 21 город и район, 342 села, из которых 58 полностью разрушены. Погибло 24 985, получили разной степени увечья и ранения почти 20 тысяч человек.

... Число жителей, лишившихся жилья, без учета эвакуированных, 363 567 человек (согласно тому же источнику, эвакуировано почти 120 000 — М.Г.)... Из-под завалов извлечено 39 795, госпитализировано 12 495 пострадавших...”

Спитакское землетрясение стало трагедией мирового масштаба. В те дни нам хотели помочь все. Кто приезжал сам, чтобы, работая в Армении, вложить посильную лепту в лечение людей, восстановление городов и сел, кто предлагал свои услуги, квартиру, любовь и заботу совершенно незнакомым людям, кто посылал деньги, веря, что они послужат скорейшему возрождению Армении. Тысячи людей во всем мире отдали свою кровь для пострадавших.

Мстислав Ростропович организует концерт в пользу пострадавших от землетрясения, выпускает пластинку, доходы от продажи которой поступают на благотворительный счет, то же делают эстрадные звезды Франции, исполнив песню, написанную Шарлем Азнавуром, Англии, во главе со знаменитым Йаном Гилланом, В. Спиваков с оркестром, Е. Образцова, З. Соткилава, А. Демидова приезжают в Ленинакан...

Думаю, что мало кто в мире остался безучастен к трагедии, происшедшей в Армении. На север республики приехали десятки тысяч строителей, Совет Министров СССР принят масштабную программу по восстановлению разрушенных районов, активно работали Лига Обществ Красного Креста и Красного Полумесяца и советский Красный Крест.

На днях я проехал по зоне бедствия. Побывал в Спитаке, Ванадзоре (так сейчас называется Кировакан), Гюмри (бывший Ленинакан), Степанаване, видел более десятка деревень. Любопытно выглядит сейчас этот регион. Итальянская деревня, эстонская, чешская, финская, русские домики, напоминающие дачный поселок где-нибудь под Москвой, австрийский район, немецкий... Похожие друг на друга дома на одну-две семьи стоят ровными рядами, границы “национальных” деревень видны невооруженным глазом. Недалеко от Спитака — огромные красные кресты на крыше норвежского госпиталя имени Нансена, так много сделавшего для армян, пострадавших во время геноцида 1915 года. Пост-травматический реабилитационный центр (единственный в СНГ), построенный благодаря Лиге обществ Красного Креста, где до сих пор лечатся люди, получившие травмы позвоночника во время землетрясения.

Однако вглянемся повнимательнее. Тогда увидим пятиэтажки, от которых остались лишь покосившиеся стены и дыры на месте окон. Все деревянное давно унесено и сожжено в печках в суровые зимы. Много — особенно в Гюмри — железных вагончиков, в которых живут семьями — и это когда морозы за 300 там нередки. А условия, в которых живут “счастливые”, то есть обитатели каменных домов, могут поразить даже самое неразвитое воображение. 10-12 человек в двух-трех комнатах для Гюмри — явление обыденное. И не зря этот город стал сегодня самым неспокойным — хлебные бунты, настоящее восстание против прежнего городского головы, ожесточенность против нынешнего...

Как же так? Ведь была принята программа, согласно которой через два года после землетрясения, то есть к концу 1990 года, все восстановительные работы должны были быть завершены. А помощь всего мира?! Ситуация не так проста. Попробуем разобраться.

Символом землетрясения 7 декабра 1988 года для меня всегда будет картина: на площади Ленина в Ленинакане стоит памятник Ленину. Он не рухнул. И к ногам вождя приносили неопознанные трупы! Кругом развалины, горе, сложенные рядами лежат десятки трупов, кое-как прикрытые пледами, одеялами, пальто... А посередине возвышается великий Ленин, знаменуя необходимость и вечность единственно верного учения.

Это было последнее в истории Советского Союза стихийное бедствие. Последнее — и, наверно, единственное, о котором была сказана почти вся правда. Я не верю лишь официальным данным о числе погибших, предполагаю, что оно занижено. В остальном перестройка и гласность были на высоте. Но это была трагедия советская. И ликвидация последствий тоже проходила вполне по-советски.

Во-первых, разрушения не были бы столь велики, если бы командная система социализма не вмешивалась даже в определение условий сейсмичности. Ведь не секрет, что сейсмическая опасность для региона была занижена, что давало возможность строить там панельные многоэтажки. Сюда добавляются неизбежные в СССР приписки, обман, воровство. Осенью 1989 года землетрясение такой же силы случилось в Сан-Франциско. Ни один из небоскребов не пострадал! Погибли 63 человека в результате обвала одного из мостов. Только по официальным данным, жертв оказалось в 400 раз меньше! А как пострадали Курилы в этом году. И опять та же история: домики-то послали, но они оказались непригодны для жилья там.

Восстанавливать разрушенное стихией нам помогали все. Почти... Беженцы из Баку рассказывали, как, узнав о землетрясении, жители этого города поздравляли друг друга, устроили фейерверк. Эшелоны с грузами в помощь пострадавшим, проходившие через Азербайджан, разворовывались, осквернялись. Помню надпись на стенке разбитого вагона: “Поздравляем с землетрясением!” Азербайджанцы, с которыми я общался в последни годы, стыдятся этого. Как жаль, что не было у честных людей тогда сил, чтобы остановить варварство! А с осени 1989 года грузы перестали поступать вообще. Стройматериалы, топливо, одежда, которые покупались на пожертвования, застревали в пути навсегда. И это создало благоприятнейшую почву для злоупотреблений. Не один десяток людей и в Армении, и за ее пределами нагрел руки на неразберихе и блокаде. Вскорости стало ясно, что многое из обещанного в Армению так и не придет. Строительные организации из других республик стали сворачивать свою деятельность и уезжать.

Странная вещь произошла с Ленинаканом. Ученые-сейсмологи и архитекторы в один голос утверждали, что новые районы города лучше всего отстраивать на юго-восток от центра, мотивируя это тем, что скальные породы, находящиеся там, — лучший амортизатор при подземных толчках. Однако все равно решено было строить в северозападном направлении, где расположены очень хорошие пахотные земли, которые при землетрясении могут “поплыть” и этим лишь навредят. Видимо, роль тут сыграло волевое решение руководства.

Были и скандалы, связанные с летним отдыхом за границей детей, пострадавших от землетрясения. Есть основания считать, что за рубеж поехали дети, внуки и племянники многих из тогдашних руководителей республики.

Затем началась инфляция. Злотые, форинты, чехословацкие кроны, югославские драхмы, советские рубли обесценивались галопом. Потом пошли пост-советские “прелести”. Вскорости загадочно исчез из Армении один из руководителей страны Есаи Степанян. Вместе с ним исчезли большие суммы в твердой валюте, собранных за рубежом. Обвинения в растрате денег выдвигались журналистами и в адрес председателя Комиссии Верховного Совета Армении по зоне бедствия Х. Стамболцяна...

Трагическая история землетрясения 7 декабря 1988 года не закончена. Не закончена и история человеческой отзывчивости, душевности, готовности разделить чужую боль. Никогда ни один честный человек в Армении не забудет того сочувствия, сострадания, с которым обратил к нам свое лицо в те страшные дни весь мир. Нам было легче тогда.



И, дорогие френды aguzumtsyan и orientalian , -- я знаю, что вы пережили этот кошмар.

И, дорогие френды и не-френды, чьи близкие погибли тогда, -- мир их праху.
Tags: воспоминания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 79 comments