?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Как понимать сказанное Давудоглу в Ереване
50
markgrigorian

Информация у меня -- от интернет-газеты Hurriyet Daily News. Это значит, что на объективность она (моя информация, а не газета) не претендует. Конечно, за кулисами было сказано многое, о чем мы тоже не знаем. Но попробуем разобраться, что сказал министр иностранных дел Турции Давудоглу журналистам, то есть публично.

1. "Депортация армян 1915 года была бесчеловечной, и Турция никогда не поддерживала ее".

В оригинале это выглядит так: "The “deportation” of Armenians in 1915 was inhumane, and Turkey has never supported the move" (кавычки оставляю на совести издания).

Эта фраза расшифровывается как "геноцида не было, была депортация, но даже она была бесчеловечной". Еще пару лет назад такая фраза в устах того же Давудоглу была совершенно невозможна. Официальная позиция Турции была "да, шла война, погибло много армян, но и турки тоже пострадали". Эта позиция изложена на официальном сайте МИД Турции. Следовательно, позиция Турции пока не изменилась, а слова Давудоглу значат "мы делаем шаг навстречу Армении". Вторая часть фразы, фактически, неправильная, но дипломатически означает: "мы теперь так считаем". А это изменение позиции. Но изменилась ли она?

2. "Наша основная цель -- создать атмосферу диалога, основанного на крепком фундаменте". ("The primary aim is to build an environment of dialogue on a strong basis").

Это значит, что мы ведем уже диалог с Арменией, и готовы вести его более или менее публично.

3. "Но когда пишется история, имея в виду депортацию, то создается коллективное сознание с нашей (турецкой) стороны, что армяне предали свою страну (Турцию) и заслужили депортации. Мы должны уничтожить эти два коллективных сознания (турецкое и армянское). Мы отказались от этого коллективного сознания в 2005 году, но армяне все еще имеют свое".

("But when you write a history taking the deportation into account, then a collective conscious was created from this side [Turkey] that Armenians betrayed their nation and deserved the deportation. We should destroy these two collective consciousnesses. We abolished this wrong consciousness in 2005, but Armenians still have it.")

Не знаю, что имел в виду Давудоглу под 2005 годом. Но, в целом, думаю, эта часть интерпретируется, как "мы согласились, что были депортации и что они были ужасны, но за это мы хотим, чтобы армяне отказались от слова "геноцид".

Это, думаю, обычная ситуация политического торга: "мы сделали шаг, теперь ваша очередь". Тут важно, что идет торг, и идет он в политической, дипломатической плоскости. Во всяком случае, Давудоглу так это видит.

4. Интересно, что Давудоглу сравнил отношения турок и армян с отношениями немцев и евреев. Я не припомню, чтобы кто-либо из турецких официальных лиц проводил подобную параллель. Правда, надо обратить внимание, что он провел ее, чтобы сказать, что эти отношения не похожи, "а на каждой улице есть общий знак".

5. Турция не собирается открывать границу с Арменией. Открытие этой границы Давудоглу связал и с армяно-азербайджанскими отношениями, и с грузино-абхазскими. Думаю, что включение в уравнение грузино-абхазских отношений нужно было для того, чтобы подчеркнуть, что открытия границы без предварительных условий не будет. Может не быть и в том случае, если Армения и Азербайджан подпишут документ о нормализации карабахского конфликта. Таким образом, турецкий министр снова, как бы во второй раз, выделил армяно-турецкие отношения. Я вижу в этом такой подтекст: "сделайте шаг навстречу Турции и посмотрим, как этот шаг нам понравится".

Не думаю, что Давудоглу ожидает, что армяне откажутся от слова "геноцид". Но он как бы намекает, что есть другие шаги, помельче, которые можно сделать.

Теперь попробуем увидеть эти высказывания в контексте.

С точки зрения турецко-армянских отношений они, конечно, не являются шагом вперед. Это, скорее, приглашение к диалогу, но еще не диалог.

С точки зрения карабахской проблемы они мало что значат. Их можно понимать так: "пока не решен армяно-азербайджанский конфликт, ничего не будет. Но может и не быть, если конфликт разрешится, потому что есть еще и грузино-абхазский конфликт.

Но есть еще одна важная точка зрения: приближается 24 апреля 2015 года. Эта дата -- крайне невыгодная для нынешней турецкой позиции. И руководство Турции это понимает и начинает новый раунд дипломатической игры вокруг турецко-армянских отношений.

И в принципе, я не против такой игры. Сам факт ее существования, думаю, полезен и хорош. Хорош тем, что диалог -- каким бы слабым он ни был -- лучше, чем молчание. А диалог пока очень слаб. Причем тут, в армяно-турецких отношениях, дипломатический диалог явно отстает от диалога неформального. А вот он как раз очень невыгоден для официальной позиции Анкары -- и Анкара это понимает, но остановить его не в силах.



  • 1
Очень может быть, что эта часть фразы была сказана именно для этого.

  • 1