?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
Размышления после митинга
50
markgrigorian
Впервые за много лет, благодаря интернет-телевидению Civilnet, я в прямом эфире наблюдал за вчерашним митингом в поддержку Раффи Ованнисяна.

И почти со всеми выступлениями я был полностью согласен: говорили о свободе, о справедливости, о человеческом достоинстве, о необходимости побороть коррупцию… Это в высшей степени достойные пожелания.

Правда, меня иногда раздражало, что выступавшие то и дело заглядывали в бумажки с заранее подготовленными тезисами, но это можно считать вкусовщиной.

Наверно, главное впечатление от митинга у меня было связано с Николом Пашиняном. Услышав его выступление, я еще раз убедился, что он – блестящий оратор. Я бы сравнил его с Аршаком Садояном в его лучшие годы. Люди моего поколения могут помнить, какие прекрасные и зажигательные речи произносил он, как с митинговых подмостков или парламентской трибуны громил и разоблачал администрацию Левона Тер-Петросяна.

Так и Никол. Сходство с Садояном заставляет меня думать: что случится, если Никол-политик окажется во власти? Или же он, как и Аршак Садоян, должен -- обречен -- все время быть в оппозиции, чтобы не давать властям спокойно жить? У меня нет ответа на этот вопрос.

Под катом -- продолжение послемитинговых размышлений:

-- Почему среди выступавших на митинге было много интеллигентов, уже побывавших у власти;
-- В чем разница между политической и гражданской оппозицией;
-- Политическая опора Раффи Ованнисяна;
-- Я не вижу связи между требованием Ованнисяна ввести в Армении парламентскую форму правления и требованием простых людей создать рабочие места, улучшить качество жизни и обуздать коррупцию.
-- И в самом конце -- киргизская модель развития Армении.



... Сред выступавших на митинге – много знакомых лиц. Это люди моего поколения, выступавшие на митингах в конце 80-х. Кто-то, попав во власть в начале 90-х, перешел в оппозицию к Тер-Петросяну, потом снова вошел во власть при Кочаряне, а потом опять ушел в оппозицию.

Легко можно подумать -- и сказать, -- что те, кто был во власти во времена Кочаряна, выступают сейчас против администрации Саркисяна, потому что чувствуют себя обиженными на тех, кто у власти, тех, кто лишил их должностей которыми они когда-то обладали. Иначе говоря, "обижниками" (это такое армянское слово, если кто не знает).

Но это было бы очень поверхностным суждением. Я знаю многих выступавших и уверен, что они оказались на площади потому, что чувствуют: настоящий интеллигент всегда должен быть в оппозиции. Он чувствует несправедливость и выступает против нее. И я уважаю эту позицию: бороться за справедливость надо, и надо это делать страстно и убежденно.

Но тут мы приходим к очень важному моменту: быть всегда в оппозиции -- не политическая позиция, а гражданская. Надо ясно понимать: цель политической оппозиции всегда – подчеркиваю, всегда – приход к власти. А цель гражданской оппозиции – борьба за справедливость.

Бывает, что цели этих двух течений на некоторое время совпадают (или кажется, что совпадают), и тогда получается, что борьба за власть видится – и подается людям – как борьба за справедливость.

На самом же деле, конечно, власть и справедливость – вещи очень разные, и это надо понимать.

Но вернемся к митингу. У меня сложилось ощущение, что Раффи Ованнисяна не поддерживают крупные оппозиционные партии. То есть, он опирается на интеллигенцию, на людей с гражданской позицией, но альянса с политическими партиями у него не получилось. А это значит, что он стал лидером для тех, кто хочет справедливости, но не для тех, кто хочет прийти к власти. Конечно, партия "Наследие" хочет прийти к власти -- это понятно. Но будет ли ей под силу сделать это без альянса с другими оппозиционными партиями?..

И еще один момент.

Насколько я понимаю, Раффи Ованнисян требует следующего:

-- Изменить конституцию, чтобы Армения стала парламентской республикой,
-- Изменить выборное законодательство, чтобы выборы в парламент проходили только по пропорциональной системе,
-- Распустить действующий парламент и назначить новые выборы.

Наверно, я очень сильно отстал от жизни, но я не могу понять, как, каким образом, благодаря чему в результате этих реформ в стране откроются новые рабочие места, прекратится коррупция и воцарится справедливость. Буду лишь рад, если кто-то мне объяснит эти тайные механизмы и тропы, ведущие к процветанию через парламентскую республику.

Ведь требования простых людей -- не парламентская република, а уменьшение уровня бедности, создание новых рабочих мест, борьба с коррупцией. И есть очень неприятный вопрос, на который лидерам протестов придется отвечать, если они придут к власти: что скажут они, когда придет время объяснять людям -- простым людям, -- как получилось, что они пришли к власти, а проблемы остаются...

И наконец. То, что предлагает Раффи Ованнисян, -- это киргизская модель политических реформ. Та самая модель, которую Кыргызстан начал реализовывать в 2005 году после "тюльпановой революции" 2005 года и продолжил после второй революции 2010 года. Она как раз включает переход к парламентской форме правления и выборы по пропорциональной системе.

Будем справедливы: эта модель совсем и не плоха. Но разве она направлена на борьбу с бедностью и коррупцией?

А в остальном, совершенно нормальная модель. Такая же, как и все другие.



  • 1
>Ведь требования простых людей -- не парламентская република, а уменьшение уровня бедности, создание новых рабочих мест, борьба с коррупцией.

считаю очень важным подчеркнуть, что требования простых людей вовсе не начинаются с улучшения уровня бедности, и создания рабочих мест.
по крайней мере людей, с кем я общаюсь.
в 2008-ом они говорили, что знают - если выберут Сержа, может пенсию повысят, может жить будет спокойней, но тогда они проголосуют за несправедливость, за прессинг на свободу слова, за несправедливый суд, за коррупцию.

Для меня лично очевидно, что, к примеру свобода слова гораздо важнее рабочих мест и бедности.

Что касается коррупции, то связь для простых людей весьма очевидна: меньше коррупции, легче бизнесу, в том числе малому бизнесу, в том числе иностранному.

Ваша реплика создает ощущение, что "простые люди" для вас -- это представители мелкого бизнеса и городской интеллигенции. Я же говорю о крестьянах, о городских безработных, о рабочих...

Если мы говорим о свободе слова, то прогресс, между нами говоря, бесспорен. Сравните отчеты Committee to Protect Journalists, Freedom House и Reporters sans frontiers за годы правления Кочаряна и Саркисяна. Это очевидно. Освещение нынешней президентской кампании было отмечено всеми наблюдателями. Так что тут ваши сведения, боюсь, не совсем отвечают действительности.

Марк, очень интересно, как у Вас создается впечатление.
Разве представители мелкого бизнеса живут на пенсию?

Нет, конечно. Но, по-моему, они не входят в число "простых людей". Они входят в число бизнесменов все-таки.

  • 1