Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Исповедь плохого папарацци

Нет, я не стал бы хорошим фотографом-папарацци.

Нет у меня ни желания, ни терпения часами стоять у входа в какой-нибудь известный ресторан в надежде поймать в кадр очередную знаменитость.

Нет у меня драйва, заставляющего ездить за знаменитостями, чтобы сделать фотографию поп-дивы, огорчающейся проигрышу фаворита на скачках в Аскоте.

И тем более, нет у меня никакого желания расталкивать локтями коллег, чтобы заснять, как известный спортсмен в малопотребном виде вываливается из ночного клуба, обнимая длинноногих девиц.

И никакого желания фотографировать кинозвезд, прохаживающихся по какому-нибудь багамскому пляжу в купальниках – а если повезет, то и без.

И то, что случилось со мной вчера, лишь подтверждает, что профессия папарацци – это не для меня.

А случилось вот что: иду я после работы мимо Верховного суда и вижу, что в миниатюрном скверике напротив стоят журналистские палатки, а из одной из них ведется репортаж для Би-би-си. Видна была легкая подсветка (было пасмурно и дождливо), в середине стоял репортер и что-то быстро говорил в камеру. Я подумал: а не сфотографировать ли мне его? Достану камеру из сумки и сфотографирую.

А потом понял, что такой кадр может оказаться интересным разве что для журналистского учебника, а учебника я пока не пишу, показать такой кадр в блоге... Зачем? Ничего в нем нет особенного...

И не достал камеры из сумки.

Но не успел я пройти двадцати метров, как вдруг увидел, как на меня несется группа людей. Они бежали изо всех сил, они неслись, как лавина. Я понял, что если я вдруг окажусь на пути кого-то из них, он меня просто снесет и утащит с собой. Поняв это, я едва успел отскочить в сторону и, уже отскакивая, обратил внимание, что толпа бегущих какая-то странная – что-то было в ней странно и необычно.

И вдруг я понял, что все они – фотографы. Бегущие были увешаны фотокамерами с огромными телеобъективами. У некоторых было по две камеры, а кое у кого – три. И они все бежали, сломя голову – сначала на меня, а потом мимо, неясно куда.

Лидеры забега – пара десятков фотографов – пронеслись мимо, остальные, поравнявшись со мной, стали замедляться. «Упустили, он уехал», – выдохнул один из них. Я сразу же понял, кого они упустили. Это был Руперт Мердок, которого весь день допрашивали в ходе расследования по этическим стандартам СМИ, которое проводит независимая комиссия лорда Левесона.

Видимо, Мердок обвел всю фототусовку вокруг пальца и вышел из других дверей, откуда его не ждали, и тихонечко смылся от журналистской братии.

И тут я понял, что если бы не поленился достать камеру, то, может быть, был бы внимательнее к происходящему вокруг меня и нажал бы на кнопку, и была бы у меня невероятно эксклюзивная фотография – Мердок-старший, владелец медиа-империи, способной свергать правительства и приводить к власти пермьер-министров.

Но нет, видимо, нет у меня чутья настоящего папарацци… А может, это и к лучшему?

(Примерно такую фотографию я не сделал. В машине, выезжающей из здания суда, -- Руперт Мердок и его жена. Взял я фото отсюда). 
Tags: журналистика, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments