Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Categories:

Дом моих предков в Ростове на грани уничтожения

В этом доме жили несколько поколений Тер-Крикоровых -- семьи в Ростове известной. Кожевенная фабрика, принадлежавшая моей семье, работает по сей день. 

В этом доме родился и вырос мой дед, Марк Григорян, ставший потом одним из лучших армянских архитекторов, построивший Матенадаран и здания, в которых работают армянский президент, парламент и конституционный суд. И так далее -- зданиями моего деда гордятся в Ереване по сей день. 

Мой дед был почетным гражданином Ростова -- города, который сейчас безучастно (как минимум, безучастно) смотрит на то, как разрушается его дом. 

Мой дед реставрировал и отстроил церковь Сурб-Хач в Ростове. Он до конца жизни не терял связи с нахичеванцами -- в какой части мира бы они не находились. 

Нет таких описаний армян на Дону, где бы в числе известных армян-нахичеванцев не упоминалось имя Марка Григоряна.

И дом, где он родился, сейчас разрушается. Это позор не только для Ростова, но и для армянской общины города. 

Будь современная Россия цивилизованной страной, был бы там закон о реституции и моя семья получила бы возможность вернуть себе этот дом.

Будь власти Ростова внимательнее и просто, по-человечески порядочнее, они бы не дали дому почетного гражданина города дойти до такого плачевного состояния. 

Будь армянская община Ростова приличнее, она бы предприняла шаги для того, чтобы не дать дому погибнуть. Ни разу (!) никто -- ни один человек из армянской общины Ростова -- не связывался со мной ни по поводу этого дома, ни вообще по какому-либо поводу. Когда же я узнал, что дом в плачевном состоянии я им позвонил. Человек, с которым я говорил (видимо, один из руководителей общины), не знал, где находится этот дом. 

Наконец, будь я богаче, я бы просто купил этот дом...  

Дальше -- перепост от alenalex -- и огромная благодарность тем ростовчанам, которые помнят об истории своего города. 

Слезы ангела превратились в лёд

На этом снимке вы видите изуродованное лицо ангела (слева), которое смотрит с обвалившегося потолка старинного особняка в центре Ростова. Справа - висящие с потолка сосульки, они наглядно свидетельствуют о нынешнем состоянии дома, где родился и вырос известный советский архитектор Марк Григорян (в свое время отстроивший пол-Еревана). Историческое здание может быть утрачено навсегда, причем произойти это может очень скоро...


Символичный снимок: сосульки на потолке, старый дом словно плачет о своей судьбе

Прогулки по необитаемым "домам-призракам" занятие увлекательное. Можно посмотреть аналогичные посты о прогулках по водолечебнице Рындзюна и дому Гутермана. Эти дома в центре Ростова пока еще стоят, но очень вероятно, что их снесут, и город потеряет еще несколько кусочков своей старины. Меня лично очень огорчает наплевательское отношение городских властей к истории Ростова-на-Дону.



Внешне здание выглядит еще крепко, но этого не скажешь, зайдя вовнутрь



Этот особняк просто невозможно не заметить, когда вы проезжаете по старой Нахичевани. Фасад с декоративными колоннами и большими окнами в стиле русского ампира самый приметный на углу улицы Мурлычева и 20-й линии. Мемориальная доска сообщает, что в этом доме родился в 1900 году и жил до 1924-го будущий известный архитектор М.В. Григорян.

Если смотреть с улицы, дом производит весьма добротное впечатление, несмотря на то, что со времени его постройки прошло больше века. Но если заглянуть внутрь, сразу становится понятно: историческое здание надо срочно спасать. Иначе оно навсегда будет утеряно для Ростова.



      

По деревянной скрипучей лестнице мы поднимаемся на второй этаж и выходим на балкон, общий для нескольких коммунальных квартир, что располагались в этом доме

      

Мы - это председатель областного общества охраны памятников Александр Кожин (справа) и координатор дижения "МойФасад" Роман Бочарников. Прогулка по дому - это и контроль состояния исторического здания, и акция, с целью привлечь внимание общественности к этой проблеме

Большинство произведений Марка Григоряна можно увидеть в Ереване: с 1939 по 1951 год он занимал должность главного архитектора столицы Армении. Ему была присуждена Сталинская премия СССР года за проект здания ЦК Компартии Армении, Государственная премия Армянской ССР за создание ансамбля площади Ленина в Ереване. Григорян создавал жилые дома, музеи, административные здания. Жемчужиной его творчества считается здание хранилища древних армянских рукописей - Матенадарана.

Марк Владимирович родился в семье нахичеванских купцов Тер-Крикоровых. Его отец был владельцем кожевенного завода и обувной фабрики (известной в Ростове как «фабрика Микояна»). Советская власть национализировала все, включая особняк Тер-Крикоровых в Нахичевани.

Марк в то время учился в Ростовском университете (который в 1914 году был переведен сюда из Варшавы). Буржуазное происхождение стало большой помехой учебе в советском вузе. Марка последовательно отчисляли из Ростовского университета, политехнического института в Новочеркасске, из художественной школы имени Врубеля (где преподавала будущая писательница Мариэтта Шагинян и учился начинающий художник Мартирос Сарьян).

В 1924 году Марк уехал в Ереван, где поступил на архитектурное отделение Ереванского университета. При поступлении он записался фамилией Григорян, чтобы не так явно просматривалось купеческое происхождение. В дальнейшем он стал успешным зодчим.

А купеческий особняк был национализирован и превращен в обычную советскую коммуналку со всеми ее прелестями: печным отоплением и туалетом на улице. Эти «удобства» просуществовали здесь до конца первого десятилетия XXI века.

      

Кровля над частью здания полностью уничтожена, одну из комнат мы увидели полностью занесенной снегом, из которого торчит ручка зонтика. Сквозь оконную арку видно небо


Девочка и Гагарин: очень символично для ушедшей эпохи, которую помнит этот дом!

      
Старинная штукатулка, женские туфли на пробковом каблуке - эти вещи остались от живших здесь людей

Сильный пожар охватил этот большой дом поздно вечером 24 января 2010 года. Причина возгорания до сих пор считается не установленной, но поскольку перед этим в здании три дня не было электричества, вполне вероятно, что огонь вспыхнул из-за неосторожного обращения с огнем.

При пожаре никто не погиб, но жильцы девяти коммунальных квартир остались без жилья и нажитого имущества. Их отселили в переселенческий дом на улице Горького, а судьба сгоревшего дома с той поры остается нерешенной.


На одном из окон иконка с ликом Божией Матери, оставленная кем-то


Еще один лик Богородицы смотрит с порванного календаря

Сегодня в этом адресе жилыми остаются только две квартиры, что находятся в пристройке, которую Вардерес Маркосович Тер-Крикоров (отец Марка Григоряна) сделал для прислуги. В одной из них проживает Елена Петровна Шахназарова со своей семьей.

У Елены Петровны накопилась целая пачка переписки с различными инстанциями по поводу судьбы этого дома. Главная проблема заключается в том, что здание числится в реестре объектов культурного наследия местного значения, и его нельзя просто снести, чтобы освободить «пятно» для очередной новостройки. А денег на капитальный ремонт старинного особняка пока не находится.

10 декабря 2010 года (спустя почти год после пожара) межведомственная комиссия признала этот дом негодным для проживания и подлежащим реконструкции.

Поскольку здание находится в общедолевой собственности (муниципалитета и владельцев площади в коммунальных квартирах), финансовое участие в его восстановлении должны принять собственники жилья. Но никаких решений по этому поводу собственники пока не принимали, и поэтому «дом Григоряна» продолжает пустовать и разрушаться.


Аудио и видеокассеты на разбитом трюмо, плетеная корзина для белья...

      
На левом снимке полы, вскрытые кладоискателями (в доме, кстати, и после пожара сохранился дубовый паркет с инкрустацией). На правом - общий коридор, в который выходят коммунальные квартиры. Можно видеть замки, взломанные незваными посетителями


Эта груда кирпичей была печью (до 2010 года дом отапливался углем). Почему-то печи это первое, что разрушают охотники за кладами

Поскольку входная дверь со двора распахнута настежь, в дом может войти любой желающий. Сюда по ночам частенько приезжают какие-то молодые люди нав машинах. Судя по всему, это участники популярной игры «ночной дозор», или ей подобной. Они оставили в доме свои знаки: кружок с нарисованным роботом Валли.

Двери большинства квартир открыты, как бросили их спасавшиеся от пожара жильцы. Некоторые комнаты, закрывали но их потом все равно вскрыли мародёры: видны выломанные замки. В крыше зияют огромные дыры, а в угловой комнате, где был эпицентр пожара, кровля уничтожена целиком. Еще в прошлом году в доме сохранялись дубовый паркет с инкрустацией и богатая лепнина на потолке. Сейчас они уничтожены.

То, что осталось от паркета, сейчас увидеть невозможно: весь пол покрыт толстым слоем заледеневшего мусора. Зато с потолка посетителям улыбается лицо гипсового ангела. Это единственный уцелевший фрагмент лепнины. Вся остальная давно обрушилась от влаги, свободно проникающей сквозь дырявую крышу.

Кроме «ночного дозора» заброшенные дома посещают кладоискатели. Первое, что они делают _ вскрывают полы, разбирают по кирпичам камины и печи. И «дом Григоряна» уже посещали охотники найти клад нахичеванского купца. Печи во всех комнатах разрушены до основания.

Запыленные книги и газеты, старые вещи, посуда, видеокассеты, детские игрушки _ все это валяется под ногами. Мебель отодвинута от стен, кресла и диваны перевернуты. Такова картина разрухи, она одинакова во всех заброшенных домах.


Свои знаки на стенах оставили искатели приключений из "ночного дозора"

      
Печальнее всего видеть в заброшенных домах детские игрушки

Ростовское отделение ВООПИиК обращалось в администрацию Пролетарского района с просьбой обеспечить консервацию здания, с тем, чтобы сюда не проникали влага и посторонние лица. Пришел ответ, в котором говорится, что обслуживающая организация МУП ЖЭУ-5 закрыло окна и двери этого дома. На поверку оказалось, что это не так.

Побродив по комнатам, мы выходим на улицу. Внешние стены здания еще крепкие, без трещин. Хотя от внутреннего убранства практически ничего не осталось, дом еще можно спасти.

Как считает председатель ростовской ВООПИиК Александр Кожин, в судьбе этого дома должен сыграть роль авторитет Марка Владимировича Григоряна, и то, что он сделал для Еревана. Республика Армения, с которой у России прекрасные дружественные связи (а с 2005 года Ереван стал городом-побратимом Ростова), может принять участие в восстановлении «дома Григоряна». Совместное возвращение к жизни этого памятника могло бы стать прекрасным образцом сотрудничества.


Здесь похозяйничали мародеры: ящики опорожняли в поисках ценностей, и бросали на пол


Окно на цокольном этаже: получился настоящий натюрморт


Армения нам поможет?

Но пока это только предложения, как можно спасти историческое здание. «Дом Григоряна» продолжает оставаться открытым непогоде и нежелательным гостям - и постепенно разрушаться.
Tags: история, семейное, семья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →