Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Categories:

Елена Андреевна Земская

Только что прочитал: скончалась Елена Андреевна Земская.

Лингвист, профессор, главный научный сотрудник отдела современного русского языка Института русского языка РАН, автор нескольких книг по проблемам словообразования, специалист по развитию русского языка в эмиграции…

А еще автор книги «Михаил Булгаков и его родные: Семейный портрет». И портрет действительно семейный, потому что Елена Андреевна была родной племянницей Михаила Булгакова.

С моим отцом они дружили еще с аспирантских времен. Дружба была крепкая, и Елена Андреевна довольно часто приезжала в Ереван и жила, естественно, у нас. Я помню ее улыбчивой дамой, с прекрасным и искрометным чувством юмора, чрезвычайно интеллигентной, никогда не повышавшей голоса.

Один из ее приездов в Ереван мне запомнился – и по целому ряду причин.

Во-первых, она была не одна, а с дочкой и дочкиной подругой. Мне было 13 или 14 лет и я был еще мальчишка-мальчшкой. А они, хоть и были примерно одного со мной возраста, были уже вполне барышнями. Я, естественно, немного их смущался, но общались мы, насколько я помню, с большим удовольствием и подолгу. Дурачась и постоянно разыгрывая сценки из Винни-Пуха, они называли себя Кенга, Пятачок и крошка Ру.

И был в тот ее приезд эпизод, сыгравший в моей жизни серьезную роль.

Было это в Эчмиадзине. Мы вышли из храма, и Елена Андреевна спросила меня, читал ли я «Мастера и Маргариту». Я честно ответил, что, нет, не читал. «Плохо», – сказала она. Когда мы вернулись в Ереван, она вынесла мне ротапринтную копию парижского – полного – издания романа и сказала: «У тебя три дня – пока мы здесь».

Это был, примерно, год 1971-1972. «Мастер и Маргарита» уже был издан в СССР, но с сокращениями, в «журнальном варианте». И даже эти два номера журнала "Москва" достать было невозможно. «Мастера» издали вместе с «Белой гвардией» и «Театральным романом», спустя несколько лет, когда я уже был студентом. Тогда же чтение «Мастера» было равноценно чтению запрещенной литературы. Собственно, так же, как и заперещенные книги, его читали все. Или многие. 

Я прочитал роман за одну ночь. Сейчас мне трудно сказать, понял ли я что-нибудь в тот раз. Но Елена Андреевна устроила мне настоящий экзамен, в котором – с определенным чувством превосходства – приняли участие обе девочки. Я уже не помню, насколько успешно я сдал тот экзамен. Видимо, в целом, ничего, потому что чувства стыда у меня не осталось.

Но еще важнее был экзамен, который я сдавал Елене Андреевне при поступлении в аспирантуру Института русского языка. Экзамен она принимала вместе с не менее маститыми учеными: Валерием Васильевичем Ивановым, автором учебника по исторической грамматике русского языка и Дмитрием Николаевичем Шмелевым, автором учебника по лексикологии. Сама Елена Андреевна к тому времени была уже автором учебника по словообразованию.

Этот экзамен мне запомнился намного лучше. Наверно, тем, как меня гоняли по всему (или почти по всему) курсу. И с каким облегчением я вздохнул, когда они, наконец, закончили меня экзаменовать. До «пятерки», правда, я не дотянул.

В годы аспирантуры, встречаясь с Еленой Андреевной, я почему-то чувствовал себя не очень уверенно. И не помню, встречался я когда-нибудь с ее дочерью после этого, или нет. Скорее, нет, чем да.

Но тот кустарно переплетенный том «Мастера и Маргариты», который она дала мне почитать, я не забуду. Роман я с тех пор я перечитывал, наверно, сотни раз, и каждый раз – поверьте – с благоговением вспоминал тот приезд Елены Андреевны в Ереван. И Я благодарен Елене Андреевне за то, что столько лет уже со мной живет великий и чистый призыв Мастера: "За мной, читатель! Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви? Да отрежут лгуну его гнусный язык!"
Tags: r.i.p, воспоминания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments