?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Война, политика и связь с реальностью
50
markgrigorian
В Сирии идет война. 

Самая настоящая война. Почитайте сообщения: "Пригороды Дамаска, которые были захвачены оппозицией, взяты под контроль сирийской армией. В операции применялась тяжелая бронетехника и вертолеты". 

Уже 10 месяцев страну раздирают волнения, беспорядки, более 5 тысяч человек погибло. Это беспокоит, кажется, всех: Лига арабских государств требует, чтобы Асад ушел, передав власть вице-президенту, чтобы тот сформировал правительство национального единства и организовал выборы. 

А Россия -- против. А Россия делает все, чтобы никто не вмешивался в массовые убийства, которые сейчас происходят в Сирии. А Россия предлагает переговоры, причем совершенно неясно, кто пойдет на переговоры, когда ситуация так далеко зашла.

Лавров не берет трубку, когда ему звонит Клинтон -- он занят на переговорах в Сиднее... 

Полное ощущение потери чувства реальности.

 


  • 1
Я не готов рассуждать о том, принесут ли пользу стране повстанцы -- и никто сейчас не готов об этом рассуждать. Рано, не время.

Я не знаю также, готов ли Асад к реформам, и к каким реформам он готов. Ведь реформы бывают разными. И, видимо, его реформы устроили далеко не всех, раз беспорядки не прекратились?

Что касается переговоров, то тут тоже дело политическое. Время идет. Сначала одна сторона не согласна на переговоры, считая своих оппонентов "кучкой" и бандой, потом другая сторона не согласна... Когда повстанцы приехали в Москву на переговоры, им Лавров дал от ворот поворот. А сейчас говорит, что готов стать посредником при переговорах...

А людей продолжают убивать.

Да, люди гибнут причем в равной степени от рук повстанцев и правительственных сил. Это повод для тревоги, но не для паники.

В я вижу чем минус планируемой резолюции?
Если Асад уйдет, неизвестно, наступит ли в стране мир и благолепие, но хотя бы ясна последовательность действий. Но гарантии его ухода нет. Вполне может не уйти. Что делать тогда? Признавать правительство Асада незаконным и договариваться с повстанцами, на руках которых не меньше крови и которые столь же непримиримы, как правительство Асада. Причем власть и контроль над территорией останется у непризнанного Асада. Можно, конечно, договориться с законным теперь правительством повстанцев о вооруженном вторжении в той или иной форме, но это ливийский (или иракский) вариант в полной красе. Или продолжать накачивать повстанцев оружием, ведя войну на истощение, но это еще большая кровь.

Вот чем хороши переговоры. Конечно существует миллион способов их сорвать, но хотя бы будет ясно, кто срывает переговоры, а кто реально хочет договориться.

В том-то и дело, что повстанцы нелегитимны. Они еще не получили той легитимности, которой жаждут, в то время как Асад потерял свою.

Ливийского или иракского варианта там пока нет -- и дай Бог, чтоб не было. Иностранные силы пока никак не задействованы.

И я, конечно, не могу считать потери. Но у повстанцев, вроде, нет артиллерии.

  • 1