Previous Entry Share Next Entry
Часы на площади
50
markgrigorian
Часы на главной площади Еревана – один из символов города. Расположенные в башне Дома правительства, они знакомы, кажется, всем жителям города.

Но побывать за большим циферблатом этих часов за десятилетия их существования удалось очень немногим. Мне повезло: я стал одним из них.

     

На фото: часы на площади Республики, как их видят все, и как их почти никто не видит.


Воображение услужливо подсказывает картинки из фильмов: герой и антигерой сходятся в последней схватке как раз за циферблатом больших городских часов. Драка проходит в темной комнате, где крутятся большие и очень большие металлические колеса, взад и вперед ходит огромный маятник, а минутная стрелка движется по кругу пугающими скачками.

Нет, наверно, когда-то так и было. А сейчас смотритель часов (или, может, главный часовщик) Лева Алексанян провел меня в светлую комнату, на одной из стен которой можно было увидеть «тот самый» знаменитый ереванский циферблат, поднялся на небольшой помост в середине комнаты и показал на небольшой механизм, приводящий в движение стрелки.

Казалось бы, все буднично и просто. Наверно, я был даже чуть-чуть разочарован тем, как все обыкновенно. Но Лева продолжал рассказывать и показывать. И это было чрезвычайно интересно.

"Когда я утром захожу в комнату к часам, я обязательно здороваюсь с ними, -- говорит Лева, -- а вечером прощаюсь. Для меня эти часы -- не просто машина, а живое существо. Совсем, как человек".

Лева стоит на помосте и смотрит на механизм часов.



Там же, на этом же помосте стоит пыльная репродукция в раме: Красная площадь в Москве. Я не спросил, почему. Может, из-за часов на Спасской башне, которые хорошо видны на этом соцреалистическом полотне. А может, и еще почему-то...



Там были деятки часов самых разных форм и размеров. У этих настенных, сделанных в тридцатые годы, по словам Левы, цифры на циферблате написаны точно таким же шрифтом, как и на больших часах. "Кроме четверки", -- сказал он, подумав. Я же обратил внимание на цифру "12", отражающуюся в стекле, за которым ходил маятник. 



В соседней комнате в глаза бросался шкаф с большим количеством циферблатов. Стрелки на всех часах, конечно, показывали разное время. Но, как объяснил Лева, они давно не работают. Когда-то эти часы дублировали время, которое показывали часы в приемной премьер-министра и других высоких правительственных чиновников. Сейчас же у них стоят электронные часы. А шкаф остался на память часовщикам. 


 
Оказывается, большие часы лишь дублируют показания прибора, находящегося под правой рукой Левы. Это очень точные часы, сделанные, кстати, в Ереване, в некогда знаменитом на весь Союз Институте математических машин (ЕрНИИММ, который в народе называют "Институт Мергеляна"). Эти часы не только показывают время, они также и управляют движениями стрелок. Как только на табло высвечивается цифра, показывающая 53 секунды, в ход пускается реле, управляющее моторчиком, двигающим минутную стрелку на больших часах на одну шестидесятую круга.



А когда наступает пора часам отбивать четверти, то в дело вступают реле, находящиеся за спиной часовщика. Они передают сигнал наверх, к языкам колоколов, расположенных на балконе над часами. Конечно, колокольный звон на фотографии не виден, но зато можно увидеть, как один из языков бьет по колоколу.



На двух колоколах видны надписи по-русски. Лева утверждает, что это потому, что их в сталинские годы привезли из России. Но я слышал и другую версию, согласно которой эти колокола были сняты с православного храма в самом Ереване, а один из колоколов будто бы висел в Гефсиманской часовне в Ереване. Той часовне, которая была на месте нынешнего здания театра оперы и балета. 



(Кстати, узоры напомнили мне колокола, которые я видел на колокольном заводе Николая Шувалова в городе Тутаев)

Лева угостил меня кофе. Никогда прежде я не пил кофе в комнате главного хранителя главных часов страны.



И на сладкое -- вид части площади Республики с балкончика над часами. 



Всего за 70 лет существования часов, у них было четыре смотрителя: 

Арцруни Явроян ухаживал за ними 40 лет -- до 1981 года.
Зорик Акопян отвечал за часы около года -- в 1981-1982гг.
Гегам Мкртчян взялся за дело в 1982 и до 2003 года следил за точностью и бесперебойностью хода часов. 
С января 2004 года главным часовщиком работает Лева Алексанян.

В холодные годы начала 90-х, когда электричество включалось на час-два в сутки, работу часов обеспечивали 160 автомобильных аккумуляторов. 

Большое спасибо советнику премьер-министра Армении Сурену Саркисяну за то, что он сделал возможным мой поход к этим часам

  • 1
Клянчь! Это совершенно достойное дело!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account