Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Книга Тома де Ваала "Выбор Грузии. Определяя будущее в неопределенное время"

 В понедельник в Лондоне состоялась презентация книги Тома де Ваала «Georgia’s Choices. Charting Future in Uncertain Times».

Книга вышла ранее и ее презентации уже были в Вашингтоне и Тбилиси, но вот, Том добрался и до Лондона, где в International Institute for Strategic Studies (IISS) состоялась презентация книги, которую можно скачать здесь – она на английском языке, но, говорят, скоро выйдет ее грузинский перевод.

Книга очень интересная. Я прочитал ее еще в электронном формате, но перечитал и в бумажном. Здесь я представлю небольшой конспект, выделив некоторые куски и данные.

Начну с того, с чего начал сам Том, представляя этот свой труд. Это попытка проанализировать ситуацию в самой Грузии, а не ситуацию, связанную с грузино-российским конфликтом или с августовской войной 2008 года. И это довольно редкий случай, потому что большинство анализов последних лет как раз связывается с войной, разбором того, кто первый выстрелил, и последствий войны для Грузии, региона и мира.

И еще одно: де Ваал пишет, что Грузия, в отличие от некоторых других постсоветских, имеет выбор и не развивается по линейной траектории [пусть будет] "то же самое, но больше". 

И, думаю, рассказ о работе лучше всего начать неортодоксально -- с выводов.

И не просто с выводов, а с цитаты.

«Новая грузинская элита пытается делать что-то, отличающееся от того, что делают ее постсоветские соседи, сформировав одно из самых молодых правительств в мире и приступив к реализации проекта государственного строительства и модернизации. Молодые лидеры смогли привлечь благосклонное внимание к Грузии, благодаря комбинации умения, удачи, прекрасного PR и поддержки западных друзей.

Они добились реальных результатов. Они успешно устранили повседневную коррупцию и преступность. Они привлекают иностранные инвестиции. В Грузии создана эффективная система государственных служб, чего нельзя сказать о большинстве ее соседей. Здесь можно купить квартиру или получить водительские права быстро и без взяток – это, безусловно, достижение, если принять во внимание традиции как самой страны, так и всего региона. (…)

Но это начало, а не конец процесса. В 2011 году появились тревожные знаки, показывающие, в каком направлении движется Грузия.

В современном грузинском проекте много внутренних противоречий. (...) Некоторые грузинские реформы вылечили одну проблему, создав другую. Например, реформа полиции и очень успешная борьба с преступностью и коррупцией привели к созданию правоохранительной системы, в которой почти невозможно добиться оправдательных приговоров по уголовным делам, тюрьмы переполнены, а МВД является самой мощной ветвью власти. Правоохранительные органы, такие, как налоговая полиция, обладают большой силой и воспринимаются как инструмент политического контроля. Это поднимает знаменитый старый вопрос Ювенала «Quis custodiet ipsos custodes?» «Кто охраняет охрану?»

Представляется, что правящая элита без потерь пройдет переходный этап 2012-2013 годов. В стране нет сильной политической оппозиции, и правительство обладает достаточным контролем над страной, чтобы не допустить возникновения таковой.

(…) Состояние экономики ухудшилось в 2011 году, высокий уровень инфляции и продолжающаяся безработица становятся причиной обеднения все большего числа жителей Грузии. Но в Грузии нет традиций социально-экономических протестов, так что это, скорее всего, перейдет в апатию, нежели в сильное политическое недовольство, которым смогли бы воспользоваться оппозиционные партии.

Для международных наблюдателей за ситуацией в Грузии важнейшей проблемой будет проведение выборов. Еще большим вопросом будет политическое будущее человека, который доминировал в Грузии, начиная с 2004 года. Если Михаил Саакашвили будет способен спокойно оставить политическую арену, то это будет позитивным шагом вперед, хотя, конечно, нет гарантий, что лидеры, которые придут вслед за ним, будут более прогрессивными. Еще большим вопросом является как хочет распорядиться своей властью правящая партия, когда снова завладеет ею в 2012-2013 годах. Долгосрочная стратегия правящей элиты остается непонятной для внешних наблюдателей, но, возможно, она пока неясна и для самой правящей элиты.

Динамичный политический стиль президента Саакашвили всегда приводил его к тому, что он обещал больше, чем может дать. Он делает заявления об успехах Грузии и ее будущем, не объясняя, что нужны постепенные институциональные реформы. В своей ежегодной речи в парламенте в феврале 2011 года Саакашвили установил ряд очень амбициозных, если не невозможных целей, которые нужно достичь к 2015 году. В их числе – удвоение сельскохозяйственной продукции, удвоение экспорта, удвоение государственного бюджета, уменьшение вдвое уровня безработицы, увеличение средней зарплаты госслужащих на 50%, достижение роста населения до 5 миллионов и подписание договоров о свободной торговле с Евросоюзом и США.

Его стратегические мессиджи были разными, и их было много. Саакашвили многократно приводил примеры Сингапура, Дубаи, Швейцарии и Эстонии как моделей для будущего Грузии. Один западный дипломат назвал это «стратегией Йоги Берра» [в честь американского ветерана-бейсболиста -- М.Г.]: «Когда доходишь до развилки на дороге, иди по ней».


Но это были отрывки из выводов.

Книга же состоит из следующих глав:

Государственное строительство в Грузии,
Экономика в 2011 году,
Бедность в Грузии,
Однопартийное государство?
Экстремальный порядок
Моделируя Грузию
Европейский выбор
Грузия, Европа и свободная торговля
Выводы

Думаю, Том сумел, оставаясь очень благожелательно настроенным по отношению к стране, тем не менее критично отнестись к данным за последние годы – в первую очередь, это касается данных, связанных с экономикой страны.

Но сначала он рассказывает о том, как постсоветская Грузия шла по пути государственного строительства, и как Саакашвили пришел к власти в стране, погрязшей в коррупции и, как говорил сам Саакашвили, «failed state». Самые радикальные реформы он провел в течение первого года во власти, разогнав 13-тысячное ГАИ и заменив его меньшей по размеру и более мобильной дорожной полицией.

Коррупция на низшем уровне («ежедневная») была ликвидирована. 98% опрошенных в Грузии заявили, что они не дают взяток. Это очень впечатляющая цифра.

Была проведена и реформа налогообложения. В 2007 в страну было вложено около двух миллиардов долларов прямых иностранных инвестиций. Но эти инвестиции были вложены, главным образом, в банковский сектор и строительство, а это не создает большого количества рабочих мест. Пенсии и социальные выплаты продолжают оставаться низкими.

Интересные данные приводит де Ваал. За время правления Саакашвили в правительстве сменилось:

– 5 премьер-министров,
– 7 министров обороны,
– 6 министров иностранных дел,
– 6 министров финансов.

Некоторые высокие назначения вызывают недоумение.

Это значит, что у правительства не хватает институциональной глубины, а главные политические решения принимает сам президент и небольшая группа людей в его окружении. В такой политической культуре слишком многое зависит от персоны лидера.

В главе «Экономика в 2011 году» автор показывает большую важность прямых иностранных инвестиций для страны и говорит, что, начиная с 2008 года, уровень инвестиций падал. Так, в 2007 они составили 2 млрд долларов, в 2008 – 1.5 млрд, 2009 – 658 млн, в 2010 – 553 млн. В первые месяцы года инфляция составила 11%, проблема выплаты государственного долга становится все серьезнее. Импорт превышает экспорт в 4 раза.

Главные статьи экспорта – ферросплавы, автомашины (реэкспорт), металлолом.

Кроме того, есть проблема с налогообложением. Как пишет Том, местные бизнесмены жалуются, что хотя налоги в стране номинально низкие, есть «параллельное налогообложение» (это словосочетание он приводит как слова, сказанные тбилисским бизнесменом). Это значит, что налоговая полиция может наложить «драконовские штрафы» за небольшие нарушения. Transparency International очень критично называет эти штрафы «налоговым терроризмом», а в отчете Всемирного Банка за 2009 год говорится, что «есть распространенное восприятие, что налоговые власти слишком агрессивны в наложении штрафов на компании, которые стараются соблюдать [законы]».

Том также приводит историю с израильским бизнесменом Рони Фуксом (не буду повторять ее, но она очень интересна в изложении Тома).

Бедность в Грузии

В 2009 году ВВП Грузии на душу населения был меньше, чем у Армении. Сейчас, как сказал Том, они примерно выровнялись. Но все равно они уступают не только Азербайджану, но и Украине, Турции, России и Эстонии. А проблемы безработицы и рост цен сейчас для жителей важнее, чем восстановление территориальной целостности (таблица на стр. 16).

Официально уровень безработицы около 16%, но, как сказал Саакашвили в ноябре 2010 года, «около 30% жителей Тбилиси либо полностью, либо частично без работы». Согласно одному опросу, лишь 27% считают, что они обеспечены работой.

Особенно трудно в сельских районах. Между 2002 и 2009 площадь обрабатываемых земель снизилась на 43%, а производство пшеницы упало с 199.000 тонн до 80.000 тонн.

Правительственные затраты на сельское хозяйство составили в 2010 году менее 1% бюджетных трат. Это меньше половины затрат на тюремную систему. «Результаты этого, – пишет де Ваал, – видны на прилавках тбилисских супермаркетов, где больше украинского и белорусского молока, чем местного и продаются помидоры из Турции. Это отражает факт, что более 80% съестных продуктов в Грузии импортируются».

Саакашвили объявил, что нужно превратить «средневековое сельское хозяйство в сельское хозяйство XXI века» и пообещал увеличить финансирование. А оппозиционная партия, которую возглавляет Ираклий Аласания, представила стратегию развития сельского хозяйства, показав тем самым, что эта проблема будет обсуждаться на выборах.

Пропущу главы об «однопартийной системе» и «экстремальном порядке». Не потому, что они менее интересны или содержат меньше любопытных данных (как, например, то, что в 2010 году суды Тбилиси вынесли всего 0.04% оправдательных приговоров – 21 оправдательный из 7.296 дел, или как местные неправительственные организации попытались внести ясность в вопрос, кто владеет некоторыми курортами или бизнесами в других сферах). Том де Ваал указывает также шаги, которые предпринимаются для того, чтобы исправить ситуацию.

Так вот, пропущу, потому что боюсь, что читать такой текст скучно и долго. И еще потому, что очень интересна глава о выборе Грузии.

Его автор представляет в виде треугольника. Одна из его вершин представляет «Старую Грузию» с традиционными ценностями: семья, патриотизм, религия. Цитата к этому углу приведена из Илии Второго: «Вся Грузия – ее храмы, ее ценности и традиции, ее нация – это все наша сокровищница».

Другая вершина – «Сингапур», то есть либеральная экономика, целиком построенная на рыночных отношениях («невидимая рука рынка», так это называет де Ваал), легко делать бизнес, минимальное управление со стороны правительства. Цитата здесь из Кахи Бендукидзе: «Мы продадим все, кроме совести».

И третья – Евросоюз, характеризующийся регулированием рынков, жестким соблюдением стандартов и демократической отчетностью. А здесь цитата из Зураба Жвания: «Я грузин, следовательно, я европеец».

Дальше в книге рассматривается проблема, связанная с евроинтеграцией Грузии, с подходами к возможной евроинтеграции, интересно, как автор просматривает изменение риторики от «Сингапура» к «кавказской Швейцарии с элементами Сингапура» или «европейского демократического Сингапура». Но это все, конечно, показывает, что страна стоит перед выбором и что ей есть, из чего выбирать.
Tags: Грузия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments