Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Декабристы, метафоры и время

Сегодняшний текст из БибиСевы. Рубрика "Осторожно, люди!" 

Здесь это можно услышать в эфирной записи (я самым бессовестным образом споткнулся на первой фразе). 

*   *   *

Что движет теми, кто выходит с протестами на улицы или площади городов? Нежелание жить по-старому и надежда что-то изменить? А может, надежда, что что-то изменится? Или чтобы хоть на день, хоть на один вечер ощутить этот пьянящий воздух свободы, а дальше – будь, что будет.

А почему люди не выходят с протестами? Наверно, потому что их устраивает жизнь такая, как она есть. Или, может, не выходят потому, что не доверяют протестующим: а вдруг изменения приведут к ухудшению и так неблестящей жизни? Или потому, что боятся за себя, за свою работу, за детей… Или, может, из каких-то других соображений.

Вот пришло мне письмо из Минска: «Раз в пять лет, – пишет мой корреспондент, – мы можем пойти на площадь и посмотреть на красивые бело-красно-белые флаги. И все. Завтра наступит обычная унылая жизнь. И нет никакой возможности этому противостоять, потому что любая попытка поднять голову влечет за собой срубание этой головы. Всем страшно. И мне… Так и сидим – в гнилой картошке. В унылых нищих серых буднях.

Конечно, из письма видно, что мой корреспондент настроен оппозиционно к властям. И если бы мне написал кто-то из пропрезидентского лагеря, то и тон письма наверняка был бы другим. Но прочитав это письмо, я почему-то подумал о другой площади и другой попытке людей высказать свою волю. Кстати, и тогда события происходили в декабре.

Дело было в Санкт-Петербурге, в середине декабря 1825 года, во время междуцарствия. Не было известно, кто займет трон после смерти царя Александра Первого. Состояние неопределенности продолжалось довольно долго, и право выбрать нового императора перешло к Сенату, который признал царем Николая Павловича.

Но группа дворян, главным образом, офицеров, хотела видеть на престоле его старшего брата, Константина. Им представлялось, что он был бы более либеральным руководителем, с ним было бы легче провести ряд реформ – отменить крепостное право, и даже перейти к конституционно-монархической системе правления.

И они, офицеры-декабристы, вывели на Сенатскую площадь около трех тысяч солдат, чтобы оказать давление на Сенат и заставить его изменить свое решение. Сначала они говорили, что это мирная акция, и цель ее – привлечь внимание царя к необходимости либеральных реформ. Но истинная их цель была более радикальна: свергнуть самодержавие, отменить крепостное право и принять конституцию.

Остальное, как говорится, уже история. Выступление декабристов было подавлено в тот же день. После того, как был смертельно ранен генерал-губернатор Санкт-Петербурга, верные короне войска открыли огонь картечью. Был убит 1271 человек. Из них, как говорилось в официальных отчетах,

генералов – 1,
штаб-офицеров – 1,
обер-офицеров разных полков – 17,
нижних чинов лейб-гвардии – 282,
во фраках и шинелях – 39,
женского пола – 79,
малолетних – 150,
черни – 903.

Пятеро декабристов были повешены, других сослали – кого в Сибирь, кого на Кавказ.

Почему я об этом рассказываю именно сегодня? На что я намекаю? Да ни на что… Параллели, конечно, неуместны. Между выступлениями в Минске и Санкт-Петербурге – почти двести лет. Время, за которое в мире изменилось очень многое. Но помните, что писал Пушкин?

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я свободу,
И милость к падшим призывал.

«Падшие» – это декабристы.
Tags: радио
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments