Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Categories:

Рассказ Игоря Сутягина о тюремной реформе

Очень интересная статья, написанная Игорем Сутягиным -- помните, это один из тех, кого обменяли на десятерых российских "шпионов". Сутягин -- бывший сотрудник института США и Канады, которому дали 15 лет за то, что он якобы передавал на Запад секретные сведения, полученные из открытой печати. 

Сутягин отсидел в России около 11 лет. И вот его рассказ о том, как работает реформа в тюрьмах.

Российская тюремная реформа: взгляд изнутри

Игорь Сутягин
для bbcrussian.com, Лондон
 

Учреждение ЯЧ-91/5 в городе Сарапуле, где я сидел в бывшем монастыре на Старцевой горе, прямо так и называлось официально: "Исправительная колония строгого режима № 5 для лиц, впервые совершивших особо тяжкие преступления".

Так что кое-где в России законы все же выполняли уже тогда.

Вскоре после моего освобождения, в середине августа, мы беседовали в студии Русской службы Би-би-си с Севой Новгородцевым о том, как Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) России осуществляет программу разделения по разным колониям лиц, впервые осужденных, и тех, кто отбывает срока за колючей проволокой уже не в первый раз.

Сегодня я хочу дополнить тогдашний наш разговор, рассказав о том, как пресловутое "разделение классов" происходило на моих глазах в Архангельском управлении ФСИН.

 

По Салтыкову-Щедрину

Вообще-то в некоторых других управлениях ФСИН предписанное с 1996 года частью 2 статьи 80 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации раздельное содержание осужденных осуществляется давно.

Например, в Удмуртии, где я сидел в 2004-2005 годах до перевода в Архангельск, уже в то время благополучно существовали колонии для "первоходов", как называют впервые отбывающих наказание.

В Архангельске, по-видимому, просто очень хорошо знают творчество бывшего рязанского вице-губернатора Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина, который как-то заметил, что "суровость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения"

А в Архангельске, по-видимому, просто очень хорошо знают творчество бывшего рязанского вице-губернатора Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина, который как-то заметил, что "суровость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения".

Именно так относилось к Уголовно-исполнительному кодексу (УИК) Архангельское управление ФСИН в 2005 году, когда через Ижевск, Киров и Ярославль меня привезли туда из Удмуртии. Колонии в Архангельской области, несмотря на требования закона, продолжали оставаться смешанными: "первоходы" сидели вместе с рецидивистами-"второходами".

Однако какие-то внешние силы все-таки не давали архангельским тюремщикам жить до конца спокойно - и в конце июля 2007 года по нашему лагерю в поселке Пирсы на левом берегу Северной Двины прошла первая волна: администрация колонии предприняла попытку собрать "первоходов" в отдельные отряды.


Полностью читать -- здесь.
Tags: рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments