Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

О вежливости, сдержанности и порывах души

Иногда мне нужно бывает написать для программы БибиСева небольшое эссе. У Севы произведения этого жанра называются "Осторожно, люди!" У меня их аналог никак пока не называется. Есть лишь рабочее определение "Заметки наблюдателя". 

Вот, пожалуйста, мои "заметки" от среды. 

*   *   *

Погожий летний вечер. Перекресток где-то в глубинах Манхэттена. По тротуару идут люди. И вдруг молодая женщина, в руках у которой пакеты с покупками, в балетном па вскидывает ногу над головой. Ноги ее образуют идеально прямую вертикальную линию, голова запрокинута назад, волосы красиво развеваются…

Сюжет был бы завершенным, если бы после этого она, даже не посмотрев вокруг, как ни в чем не бывало, продолжила свой путь.

Но мы не знаем, так это было, или нет, потому что это фотография. Мы можем лишь догадываться, что было до или после этого мгновения, застывшего балетного па. Собственно, я сейчас рассказал лишь об одном фото из проекта нью-йоркского фотографа Джордана Маттера, в котором профессиональные танцоры исполняют разные па в знаменитых местах Манхэттена.

А ведь этот проект о том, что многим иногда хочется сделать что-то необычное, что-то, выходящее за рамки нашего ежедневного поведения, дать выход эмоциям, откинув условности, стать самими собой и… И, например, станцевать сумасшедший вальс или, скажем, какой-нибудь галоп под весенним дождем.

Но пение и танцы под дождем – лишь один из способов дать волю своему внутреннему «я», в другое время сидящему где-то глубоко, в районе печенки. Или иногда даже коленок.

Нас с детства учат быть вежливыми, когда хочется выругаться, сдержанными, когда внутри все кипит, молчаливыми, когда все наше существо, весь, можно сказать, организм, требует крика…

А почему бы не выругаться, не крикнуть, не бросить, наконец, чем-нибудь в надоедливого собеседника-зануду… Вот Черчилль, например, бросал в министров свою вставную челюсть. Они уворачивались, челюсть врезалась в стенку напротив… Шум, гам, дым столбом… «Верните мне челюсть», – кричал он, наверно, отчаянно шамкая. И кто-то из министров, аккуратно поднимал ее, завернув в платок, и подносил красному от ярости премьеру.

И все. Пар выпущен. И после этого – я уверен – можно было вернуться к более или менее нормальному обсуждению государственных проблем. Естественно, после того, как челюсть сполоснут и вернут на место.

Нет, не многие так могут. Да и нужно ли?

Вот, на днях у бортпроводника одного из американских самолетов не выдержали нервы. А было это так. Рейс Питсбург-Нью-Йорк уже совершил посадку в одном из нью-йоркских аэропортов, и самолет рулил к стоянке, когда одна из пассажирок встала с места и началан снимать свою сумку с полки над головой. Ну, вы знаете, эти самолетные полки с дверцами.

Бортпроводник подошел к ней и предложил сесть. Пассажирка закрыла дверцу. И то ли со злости, то ли случайно – история это умалчивает – ударила стюарда дверцей по голове.

И тут внутреннее «я» тридцативосьмилетнего Стивена Слаттера не выдержало. Он убежал в свой бортпроводницкий закуток, схватил микрофон, и на весь самолет громко и недвусмысленно сказал все, что думает по поводу этой пассажирки. После чего собрал свои вещи, прихватил банку пива, открыл дверь самолета, выпустил надувной трап, соскользнул – и уехал домой.

Стивена, само-собой уволили, и даже ненадолго арестовали. Но на его страничку в фейсбуке посыпались положительные отклики. Его уход из самолета по надувному трапу назвали достойным ответом на невежливость пассажирки.

И многие считают, что это был тот самый случай, когда внутреннее «я» Стивена не выдержало спуда вежливости, сдержанности и молчания.

Только вот не знаю, можно ли сравнить это с танцем под летним дождем?
Tags: радио
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments