Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Categories:

Об аналитиках и их анализах

Спустя дней десять или две недели после погромов в Оше на юге Кыргызстана заговорили о том, что на сороковой день нужно ожидать новой волны межэтнических столкновений.

Дело в том, что на сороковой день заканчивается траур, и, как предполагали разные люди, с завершением траура начнется массовая месть за убитых родственников. Слава Богу, этого не случилось. Да и вряд ли могло случиться, потому что узбеки в Оше так запуганы, что даже в поликлинику в своей махалле боятся ходить.

Одно дело, когда об этом говорят жители Оша и соседних населенных пунктов. Ведь некоторые из них шокированы происшедшим, другие -- что скрывать -- боятся мести. Третьи -- а есть и такие -- хотят использовать новую заварушку в своих интересах... Но совершенно другое дело, когда об этом говорят аналиитки, эксперты. К их словам совершенно иное отоншение, к ним прислушиваются, экспертам верят, их слова имеют серьезный вес -- гораздо бОльший, чем у простых людей.

И вот, некая группа экспертов (не кыргызская, заграничная) выступила с довольно детальным описанием того, что должно случиться в период с 20 по 27 июля. 

Согласно ее предвидению, в эти дни четыре группы боевиков, координируемые из Афганистана, должны проникнуть на территорию Ферганской долины, причем основная группа -- почему-то в Узбекистан (это мстить за узбеков, погибших в погромах в Кыргызстане). Всего численность этих группировок, согласно экспертам, колеблется от 3-4 до 10-12 тысяч человек. То есть это серьезные силы. Цель этих сил -- дестабилизировать Узбекистан и добиться контроля над Ферганской долиной. Оружие для них уже завозится, около трех тысяч боевиков уже готовы... Словом, "Узбекистану можно лишь посочувствовать". И все это (я не могу понять, по какой логике) связано с ошскими погромами.

Эти прогнозы были растиражированы в интернете, были какие-то интервью... Дело приняло нешуточный оборот. Юг Кыргызстана застыл в тревожном ожидании. Люди, которые и так старались уехать из Оша, стали буквально бежать оттуда. Ситуация и так была очень напряженной. Но то, что этот "анализ" стал известен людям, усилило страх, чувство неуверенности, опасности... Рыночки, которые стали появляться в Оше, снова начали прятаться. То есть этот "анализ" сыграл серьезную роль в дестабилизации ситуации в Оше.

Не буду накалять ситуацию дальше. Ничего из того, что предсказывали аналитики, не случилось. Собственно, этого следовало ожидать. В их анализе были такие явные логические несоответствия и провалы, не заметить которые могли либо очень напуганные люди (как, например, в Кыргызстане), либо те, кто совершенно не знаком с ситуацией.

И действительно, почему "мстители" должны были направиться в Узбекистан и Таджикистан, когда погромы были в Кыргызстане? Почему "мстители" должны были быть движимы религиозными мотивами, когда погромы были этническими, да и вообще, и узбеки, и кыргызы -- мусульмане-сунниты. О какой религиозной мести может идти речь?

И я решил связаться с этой группой, чтобы выяснить, на чем они основывались, рисуя такое апокалиптическое будущее для Ферганской долины. Лидер группы порекомендовал одного из "самых знающих" экспертов, с которым я и поговорил. Запись нашего разговора -- под катом. Аудиозапись у меня, конечно, имеется. Эксперт знал, что интервью записывается и против не был.

М.Г. – Недавно ваш аналитический центр опубликовал довольно серьезный сценарий – неблагоприятный сценарий развития событий в Ферганской долине, главным образом, в Кыргызстане. Насколько, по-вашему, реален этот сценарий? Там даже даты указываются…

Эксперт: Если исходить из логики, то, конечно, информация такая существует, и, если исходить из логики, то люди, которые потеряли близких – матерей, детей, жен своих – то вряд ли они простят. Это реально. Другая сторона [вопроса]: куда они в данный момент подадутся. Отнюдь, конечно, не на кыргызскую сторону. Ну, власти Узбекистана, конечно, приняли, но люди, конечно, захотят отомстить.

(этот разговор был в то время, когда всех, кто бежал в Узбекистан, уже вернули обратно в Кыргызстан – на пепелища. Эксперт должен был бы об этом знать. Но и, в общем, непонятно, почему он заговорил об этом)

Куда они могут податься? Они могут податься к третьим силам, правильно?

М.Г. Извините, я хочу уточнить. Если, предположим, если, предположим, потерявшие родственников узбеки захотят отомстить, как вы говорите, то почему они должны подаваться в Узбекистан?

Эксперт: Нет, это они бежали туда. На время. Некоторые в Узбекистан бежали, некоторые в Таджикистан бежали… некоторые, естественно, дальше… Но разговор произошел, волна пошла. Естественно, там, родственники, другие, и так далее, и так далее, и так далее… Этот разговор, он не перестает, он идет с тех времен. То есть, события девяностых годов повторились в нынешнем году. И, скорее всего, люди мстить будут, и такая опасность, конечно, существует.

(эксперт путается, не доводит мысли до конца, фактически, единственное, что он сказал, это то, что потерявшие близких будут мстить.)

М.Г. А вот если они будут мстить, то это будет на какой почве? Это будет на этнической почве, или религиозной?

Эксперт: Возможны оба варианта.

М.Г. Но ведь и там, и там мусульмане. Я не вижу причин для религиозной мести.

Эксперт: Ээээ, дело в том, что ээээ джихад, если вообще говорить за веру, то джихад – это отомстить тому, кто тебе непосредственно принес подобный вред. (интересно, это он меня держит за идиота, не знающего, что такое джихад?)

М.Г. Ну, вообще говоря, джихад, это самоусовершенствование во имя веры. Там нет ничего о мести…

Эксперт: Да. Поэтому, как люди будут мыслить… Ну, с обеих сторон, конечно, будут размышлять… Ведь этим людям уже, как говорится, терять нечего. Они все потеряли, дома, детей, и так далее, и так далее…И ответ, конечно, будет. И эээ тот, который, значит, этот всплеск затеял, зародил его, это на совести тех людей. Но так быстро он уже не остановится.

М.Г. Но в ваших предсказаниях существуют четыре группы боевиков, в одной из этих групп вы даже указываете три с половиной тысячи человек, эти группы боевиков должны проникнуть на территорию одной страны, другой страны… То есть вы описываете военный сценарий, организованный из единого центра. А то, что вы сейчас говорите. О том, что «они» могут мстить, «они» потеряли всех… Это сценарий на личностном уровне.

Эксперт: Да, и этот личный сценарий пойдет кому-то на пользу. Они же куда-то примкнут. Правильно?

М.Г. Не знаю.

Эксперт Ну вот, они примкнут, они, скорее всего, уже примкнули, и дальше будут примыкать.

М.Г. У вас есть информация об этом? У вас есть конкретные данные?

Эксперт: Ну, это все прорабатывается, отслеживается…

М.Г. Так, есть конкретные данные?

Эксперт: Ну, эти данные, конечно, имеются, но, в общем, ээээ, рановато об этом, в общем, счас говорить…

М.Г. Но вы утверждаете, что есть группы боевиков, тысячи людей… вот, они примкнули… Так, рановато, или нет?

Эксперт: Дело в том, что, вот, счас информация пошла… Они могут сроки перенести, возможно, отсидятся, но ответного удара, в любом случае, ожидать надо.

М.Г. Из какого центра это все организовывается, по-вашему?

Эксперт: Ну, существует много группировок же…

М.Г. Ну вот эти четыре группировки [о которых сказано в вашем анализе], если они действуют согласованно, значит, есть какой-то центр?

Эксперт: Гораздо опаснее будет для Киргизии, если все эти четыре группировки объединятся, и, скорее всего, они объединятся.

(Это он говорит о тех группировках, которые, согласно анализу его группы, уже объединены и действуют по указке из Афганистана. И я пытаюсь вывести его на Афганистан.)

М.Г. А где центр, вокруг которого они объединятся?

Эксперт: Ну, такой информации доскональной счас никто иметь не может. Дело в том, что это полевые штабы, и они могу перемещаться… Утверждать никто не сможет.

(То есть он не знаком с анализом собственной группы. Отсюда встает вопрос: действительно ли то, что было опубликовано в печати, является результатом работы его группы, или эта работа была проделана кем-то другим, а его группа выступает в роли подставной утки?)

М.Г. То есть, вы говорите о том, что будет согласованное нападение четырех групп, которые не объединены в единый центр.

Эксперт: Возможно, что они объединятся. Где вероятность, что они не объединятся?

М.Г. Собственно говоря, мы не знаем, существуют ли такие группы.

Эксперт: Нет, существовать-то они существуют реально. Другое дело, как счас спасти Киргизию от грядущего… скажем… кровопролития.

М.Г. А Узбекистан?

Эксперт: А Узбекистан вряд ли полезет.

(это при том, что самая большая группа, по их анализу, должна была атаковать Узбекистан)

М.Г. Но в вашем же предсказании сказано, что основные действия развернутся на территории Узбекистана.

Эксперт: Ну, Узбекистан… эээ… Каримов же … эээ… уже неоднократно… принимал какие-то меры… это известно всем. И дестабилизировать ситуацию в Узбекистане это уже… на протяжении десятков лет это уже идет. Поэтому, это все реально происходит.

(Тут я понял, что больше ничего «полезного» из него не вытянуть, и закончил разговор)


В связи с этим у меня несколько вопросов:

-- Действительно ли эксперты были честны в своем анализе, или работали на какую-то политическую силу?

-- Понимали они, к чему может привести их "предвидение" (слабое, нелогичное, но страшное в своей вероятонсти) на юге Кыргызстана?

-- Чувствовали ли они ответственность за свои шаги? В чем выражалась эта ответственность?
Tags: Кыргызстан, вопросы, конфликт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments