Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Поэт и премьер-министр

Встреча Путина с «деятелями культуры» прошла бы безоблачно и малозаметно, как еще одно пиар-упражнение премьер-министра, если бы не возмутитель спокойствия Юрий Шевчук.

Ту надо сказать, что словосочетание «деятели культуры» я взял в кавычки только и только потому, что это советский термин, который мне не очень нравится.

Предположим, что встреча государственного деятеля высочайшего ранга с людьми культуры действительно нужна. Я в этом не уверен, но предположим, что нужна. Тогда немедленно встает вопрос: о чем он должен был бы с ними говорить? Наверно, о культуре.? Но в этом случае разговор почему-то пошел о строительстве онкологического центра для детей.

«В Москве, вы знаете, строится большой центр по борьбе с онкозаболеваниями у детей, прежде всего, гемо онкозаболеваниями. Это будет самый крупный центр в Европе без всякого преувеличения - на 250-300 коек, плюс поликлиника на почти 300 посещений…»

Мне кажется, что такой разговор был бы уместнее с врачами. Но встреча проходит под телекамерами. Так что эта часть беседы была, скорее, ориентирована на телеаудиторию, а не на присутствующих.

И тут у меня возникла первая литературная ассоциация:

«Граждане! – сказал Остап, открывая заседание. – Жизнь диктует свои законы, свои жестокие законы. Я не стану говорить вам о цели нашего собрания – она вам известна. Цель святая. Отовсюду мы слышим стоны. Со всех концов нашей обширной страны взывают о помощи. Мы должны протянуть руку помощи, и мы ее протянем. Одни из вас служат и едят хлеб с маслом, другие занимаются отхожим промыслом и едят бутерброды с икрой. И те и другие спят в своих постелях и укрываются теплыми одеялами. Одни лишь маленькие дети, беспризорные дети, находятся без призора. Эти цветы улицы, или, как выражаются пролетарии умственного труда, цветы на асфальте, заслуживают лучшей участи».

Ассоциация, безусловно, поверхностная, жесткая и злая. Но что я могу поделать? Она действительно возникла… И она лишь  подчеркивает, что тема для разговора была придумана плохо.

Но вернемся к субботней встрече. Она, фактически, началась с того, что Юрий Шевчук нарушил «протокол».

«…мне был позавчера звонок, и меня Ваш помощник, наверное, какой-то (я не помню его имени) попросил не задавать Вам острых вопросов - политических и так далее..

Путин растерялся: «Это провокация». И вышел из себя. Все, что он говорил после этого про «марши несогласных» по соседству с детскими больницами, про демонстрации, мешающие ездить на дачу, было простым набором пропагандистских клише. Он не был готов к такому повороту беседы. Ему надо было спасать лицо (телекамеры же кругом!).

И тут начинается другая литературная тема – поэт и царь.

Я далек от того, чтобы сравнивать Шевчука с Пушкиным. Так же, как и Путина с Николаем Первым. Но эта тема, безусловно, шире и серьезнее, чем простое совпадение двух монологов – литературного и реального.

Сейчас очень популярна цитата из воспоминаний графа Юлия Струтынского о том, как Пушкин рассказывал о своей встрече с царем.

«Вместо надменного деспота, кнутодержавного тирана, я увидел монарха рыцарски-прекрасного, величественно-спокойного, благородного лицом. Вместо грубых, язвительных, диких слов угрозы и обиды я услышал снисходительный упрек, выраженный участливо и благосклонно».

В случае с Шевчуком, мы, конечно, не увидели «величественно-спокойного» руководителя.

Но тут, конечно, надо иметь в виду, что Путин, конечно, не царь. Как сказал после очередной встречи премьера с писателями журналист, критик и публицист Александр Архангельский:

«Я не поэт, а Путин не царь. Путин – обычный премьер-министр большого государства. Государства, живущего в достаточно архаическую эпоху и поэтому использующего архаические формы взаимодействия с властью, которые в продвинутом обществе представить себе невозможно».

И Шевчук на самом-то деле был вне контекста «поэт и царь». Он говорил о политике. Он обсуждал вопросы. Боюсь, Путин не был готов к такому диалогу.

Но, в общем, остальные участники встречи оставались в рамках взаимоотношений с «царем». Один из них говорил о том, что в Саратовском театральном университете уроки по актерскому мастерству проходят всего раз в неделю, другой просил денег «на всю культуру» – 75 миллиардов рублей, третий – денег на фонд…

Разве что Басилашвили сказал о петербургском небоскребе.

Если судить с точки зрения пиара, то встреча была провалена. Если говорить о реальных результатах, кроме, конечно, того, что Шевчука к Путину больше звать не будут, то вряд ли что-то произойдет. Ну, может, ректора в саратовском театральном уволят или пожурят. Может, фонд «Артист» кое-что получит.

Тоже дело.

Но субботняя встреча была интересной еще и вот почему: это была первая встреча одного из постсоветских лидеров с «деятелями культуры», которая прошла не по неписанным правилам, когда, как на минном поле, на поле разговора разложены табу, между которыми танцуют участники.

У других постсоветских лидеров такого пока не было. Тех, кто может выйти на уровень настоящего обсуждения, обычно к таким разговорам не подпускают. Что же случилось в этом случае – ошибка помощников, или изменения в обществе, которые выявляются, в том числе, в результате такого разговора?

Не знаю.

Собственно, не знаю, возможен ли какой-либо результат от такой встречи, кроме рутинного, регулярного пиара для политика?

И мне очень хочется привести две цитаты, которые, как представляется, показывают крайнее, полярное отношение к таким беседам из серии «поэт и царь»:

Первая из субботней встречи.

Леонид Ярмольник: «Владимир Владимирович, знаете, что хочется сказать. Во-первых, хочется поблагодарить, что Вы сегодня с нами. Потому что я за десять лет как-то привык, что то, на что Вы обращаете внимание, все-таки получается. А это, я думаю, очень важно».

И вторая из интервью Владимира Войновича сайту «Свободная пресса» (октябрь, 2009 года). В ответ на вопрос журналиста «если бы вас пригласили к Путину, какой вопрос вы бы ему задали?» писатель ответил: «У меня к Путину вопросов нет».

А вообще, я очень рекомендую прочитать статью Ходасевича "Пушкин и Николай I". Там есть о чем подумать и поговорить. В том числе, например, о том, выдержал ли Путин экзамен настоящим политическим разговором. 

Tags: литература, полемика, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 103 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →