Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Categories:

Кавказская духобория

Часть пятая -- как духоборы добрались до Грузии и жизнь общины до 1985 года. 

Ссылки на предыдущие части: 
Часть первая: как получилось, что мы попали в "Духоборию", и как добирались туда из Тбилиси.
Часть вторая: первое впечатление от деревни Гореловка и о том, кто такие духоборы.
Часть третья: богослужение в Гореловке
Часть четвертая -- как поют духоборы и тексты старинных духоборских песен.

И все тексты об этнических меньшинствах можно прочитать по тэгу "вместе".


(Танюшка -- духоборская принцесса. Фото Рубена Мангасаряна)

Немного истории

За два года, что мы с Рубиком не делали совместных материалов, я успел соскучиться по нашей с ним работе. А мы любили работать вместе и, главное, у нас это получалось. Каждый из нас каким-то образом чувствовал, когда надо брать инициативу, когда, наоборот, отступить и дать возможность поработать другому. Мне не раз приходилось выезжать в тандеме с другими журналистами, но такого удивительного чувства локтя у меня никогда больше не было.

И после хорового пения Рубик взял управление ситуацией в свои руки. Жительницы Гореловки наперебой показывали ему свои наряды – расшитые жилетки-«корсеты», фартуки-«занавески», чепчики и юбки. Ну и венцом этой своеобразной демонстрации нарядов стало появление восьмилетней Танюшки в наряде «принцессы»: розовом сарафане до пола, расшитом золотыми орнаментами, и кокошнике. Сарафан был ей немилосердно велик – он остался в «наследство» от существовавшего когда-то в советские времена ансамбля народной духоборской песни. Но Танюшка была в нем замечательной маленькой красавицей и самой настоящей принцессой!

Но нам надо было двигаться дальше. Да и все наряды уже были показаны. И мы отправились к одной из святынь, чрезвычайно важной для всех духоборов – Могилкам, или Могилочкам. Это небольшая огороженная площадка недалеко от Гореловки. Здесь похоронены все руководители духоборской общины.


(Могилки. Фото Рубена Мангасаряна)


И там, на этой площадке, Таня Чучмаева стала рассказывать о том, с какими трудностями добирались духоборы до юга Грузии. Многое я уже знал.

К концу восемнадцатого века духоборы вместе с молоканами становились все более и более влиятельными, особенно в средней полосе России. Государственная православная церковь (а в царской России церковь не была отделена от государства) не могла мириться с таким положением вещей, и в 1805 году их сослали в Таврическую губернию, недалеко от Крыма, на берега реки Молочная. Это было в царствование императора Александра I.

Трудолюбивые духоборы и молокане обустроились на Молочных водах. Но не надолго. Николай I, сменивший на троне Александра, переселяет на недавно отвоеванные у Турции земли сектантов, заодно услав их подальше от центральной России.

Четыре тысячи духоборов добрались до места – высокогорного района в тогдашней Кутаисской губернии, а ныне – Ниноцминдского района грузинской Самцхе-Джавахети к осени 1841 года.

Они остановились у небольшой горной речушки, в месте, которою назвали Терпенской балкой, или балкой Терпение. Здесь они и провели первую зиму. А зимы в этом регионе длинные и очень холодные. Зимовали в землянках, как образно сказала Таня Чучмаева, в норах, вырытых в земле. Многие этих холодов не пережили.

Одним из тех, кто умер в первую зиму, стал лидер общины Илларион Калмыков. Его похоронили недалеко от Терпенской балки, в месте, которое стало одной из самых почитаемых святынь духоборов – Могилками.

Вокруг балки выросли духоборские деревни: Богдановка, Спасовка, Орловка, Гореловка, Ефремовка, Троицкое, а дальше, на северо-востоке района еще и Владимировка, Тамбовка и Родионовка.

Всего их построили девять – по числу деревень на Молочных водах. И назвали их так же – в память о тех деревнях. А все это место назвали Новая Духобория, опять-таки в память о той, старой Духобории, которую трудолюбивые крестьяне выстроили всего несколько десятилетий назад в Таврической губернии.

Трудолюбивые крестьяне закрепились на кавказских землях. В месте, куда они попали, даже не росли деревья – кругом была только альпийская трава. Из соседних районов (главным образом, Аспиндзы) привезли несколько десятков саженцев, которые и стали здесь первыми деревьями. Стали обрабатывать поля, занялись животноводством…

Наверное, лучшими годами для духоборов были годы с 1864 по 1886, когда общиной управляла невестка Иллариона Калмыкова Лукерья Васильевна Губанова-Калмыкова, которую любовно называли «Лушечка». Власти не вмешивались в жизнь Духобории, община процветала. Лушечку называли «царицей», слушались безоговорочно, и правила она спокойно и уверенно.

Но у нее не было детей. И смерть Лукерьи принесла в духоборскую общину первый раскол. Большая часть духоборов (большая сторона) пошли за Петром Веригиным, а жители Гореловки (то есть меньшая часть общины) – за Алексеем Зубковым.

Петр Веригин был выдающейся личностью. Он познакомился с идеями Льва Толстого, и его вера стала приобретать черты толстовства. Духоборы стали буквально понимать библейскую заповедь «Не убий!». Толстовская идея о непротивлении злу насилием пала на благодатную почву.

Снова обратимся к Х.Ф.Б. Линчу. Он рассказывает, что зимой 1894-95 годов Петра Веригина сослали в Сибирь. И по пути «в страну забвения», в Москве его посетили родные и несколько единомышленников. «Он поручил им передать своим братьям-духоборам предложение воздержаться от участия во всех насильственных актах правительства, отказаться от несения воинской повинности и уничтожить все свое оружие».

Его послушались. А о том, как духоборы сожгли все оружие, и что после этого было, я расскажу завтра.

Tags: Грузия, вместе, жизнь, меньшинства, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments