Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Category:

Кавказская духобория

Часть вторая. Здесь я рассказываю о первом впечатлении от деревни Гореловка и о том, кто такие духоборы. 

Первая часть -- здесь.


(Не пропадать же добру! На крышах духоборских домов растет трава -- во время долгих и холодных зим она помогает держать дома в тепле, а летом -- это корм для скота. Фото Рубена Мангасаряна)

Гореловка

Мы заночевали в Ахалкалаки. Вечером не было смысла ехать в Гореловку, а в Ахалкалаки была недорогая гостиница, хозяин которой всегда встречал меня очень радушно, да и плату брал небольшую. Звали этого хозяина Степа, прозвище у него было Эненк. Так он и назвал свой отель – «Эненк». Рядом с этой гостиницей была забегаловка под названием «Рысь». Поваром там был восьмидесятилетний Або, готовивший совершенно потрясающий бефстроганов. Лучший на Кавказе.

Но я отвлекся. Встреча с Рубиком была запланирована на следующий день. Но до этого мы должны были встретиться с журналистом и владельцем местной теле- и радиокомпании Костей Варданяном, с которым договорились, что он нас познакомит с руководителем духоборской общины Татьяной Чучмаевой. Она согласилась быть нашим гидом.

В шесть часов утра мы с Маргаритой были уже в машине.

Дорогу Ахалкалаки-Ниноцминда мы проскочили на одном дыхании – в то время это была единственная приличная дорога во всем регионе. Говорили, что ее построили к выборам то ли 1995, то ли 1996 года, когда Шеварднадзе решил посетить это Богом забытое место. Он должен был прилететь в Ниноцминду на вертолете, а оттуда доехать до Ахалкалаки. Для него и построили эту дорогу.

Ниноцминда был когда-то духоборской деревней под названием Богдановка. Подозреваю, что в советское время ее сделали районным центром именно потому, что для духоборов главным во всех смыслах поселением была Гореловка. Атеистическим властям надо было принизить значение религиозного центра, каковым и была Гореловка.

Чтобы добраться до нее от Ниноцминды потребовалось около часу. Дорога там была такая плохая, что местные водители, чтобы не ездить по ней, проторили рядом другую, грунтовую. Забегая (или, может, заезжая) вперед, скажу, что дорога так же плоха до самой границы с Арменией.

И тут самое время привести очередную цитату из двухтомника английского путешественника Х.Ф.Б. Линча, побывавшего здесь в конце девятнадцатого века и оставившего прекрасные описания русских сектантов, живущих на Кавказе. Линч писал: «Дорога (…) немногим лучше тропы. Местами экипаж трясет немилосердно, благодаря камням, торчащим из земли».

Вот примерно так же, как и Линч, мы и добрались до Гореловки. Географически Гореловка не так уж далеко от Тбилиси или Еревана, но люди здесь живут иначе, будто в другом временном измерении. Самый удобный вид транспорта – конь или ослик. Путешествие во времени закончилось. Выехав из современного Тбилиси, мы постепенно добрались до девятнадцатого века. Дорога заняла у нас около суток.

Ранним утром деревню освещали косые лучи солнца. Было холодно – я надел два свитера и все равно мерз так, что зуб на зуб не попадал. Маргарита куталась в кофту и тоже немилосердно мерзла.

Белые аккуратные приземистые хатки, как будто врыты в землю. Резные наличники, рамы окон и двери окрашены в голубой цвет. Крыши покрыты толстым слоем земли, на которой растет трава.

Стрекочут кузнечики, иногда слышен звук, похожий на дробь, выбиваемую двумя деревянными палками. Это стучат клювами аисты. Их здесь много. Очень много. Буквально на каждом столбе – большое гнездо из веток и соломы, в котором два, а то и три аиста: птенцы уже выросли и размером почти с родителей. Аисты стоят в гнездах на фоне глубокого синего неба – молчаливые, застывшие, как с китайских акварелей. Иногда видно, как аист низко летит над деревней, и тогда хочется задрать голову вверх, забыть обо всем на свете и смотреть на величественный полет черно-белой птицы.

Еще рано, и людей на улице мало. Но я знал, что примерно половина жителей в 2004 году были русские. Светловолосые, с широкими обветренными лицами, как будто сработанными топором, большими крестьянскими руками. Женщины покрывали головы аккуратными белыми платочками. Мужчины обычно были простоволосыми. Редко на ком – картуз.

Я наконец добрался до духоборов, представителей редкой и малочисленной секты, высланных сюда в середине девятнадцатого века.

Да, а другая половина деревни – армяне.


Кто такие духоборы?

Они русские, представители одной из сект православия, выселенные на Кавказ в 1841 году. Секта духоборов образовалась в XVIII веке. Название секты толкуется как «борцы за дух и истину».

И сейчас я снова обращусь к Х.Ф. Б. Линчу. Он писал о религиозных основах духоборчества: «Дух Божий пребывает в душах его служителей, которые сами суть сыны божии. Как могут поэтому церковь, изображение или икона требовать себе поклонения как святыне? В них не пребывает ни дух, ни истечение божества. Храм божий – душа человека (…). Религиозные верования их, выраженные в форме псалмов, постоянно сохраняются вживе устами народа. (…) Они отвергают священников и весь пышный культ официальной религии, а те простые обряды, которые могут понадобиться при рождении, браке и после смерти, исполняются ими самими».

Духоборы верят, что каждый человек являет собой живой храм. Они не поклоняются кресту и иконам и не признают церковных таинств.

Человеку не дано видеть Бога, ибо он бестелесный и существует только в душе человека. Бог – постоянный и вечный, присутствующий везде и во всем.

Они считают, что живой Иисус Христос переселился в богоизбранных – в духоборов. Сама жизнь каждого духобора должна служить примером для других, ибо в нем царит любовь, радость, миролюбие, терпение, вера, смирение и воздержание.

Вера достигается совершенствованием духовного мира. Каждый духобор есть и священник, и алтарь, и жертва. Истинная вера для них является свечой. Перед сном принято говорить: «Дай мне, Господи, сон; телу моему отдых; подготовь душу ко спасению». А утром, проснувшись, надо поблагодарить бога: «Прими, Господи, сердечное благодарение, что целым и невредимым проснулся я, что рассеял ты мглу ночную».

К этой обширной цитате добавлю, что духоборы не любят «писаное, мертвое слово». Основы их веры собраны в «Животной книге», составителем которой был Владимир Бонч-Бруевич. Да-да, тот самый, большевик, верный ленинец и советский партийный деятель Бонч-Бруевич. Причем эту почитаемую духоборами книгу он составил по материалам, собранным, главным образом, в Канаде.

Но до Канады мы доберемся в свое время.



Tags: Грузия, вместе, жизнь, меньшинства, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments