Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Дипломат

В этом рассказе о том, как дипломат некой постсоветской страны показывает журналисту здание посольства, нет никаких намеков и тайных смыслов. Я выдумал его весь -- от первого слова до последнего. 

Хозяин

Посол одной из постсоветских стран в Великобритании излучал благополучие и уверенность в себе. Красивый мужчина средних лет в прекрасно сидящем костюме и небесной чистоты сорочке, он каждым своим жестом подчеркивал, что представляет в одной из ведущих западных держав целую страну – небольшую, но независимую и гордую.
 
И для того, чтобы подчеркнуть свою близость к прессе вообще и этому журналисту в частности, он предложил ему экскурсию по посольству, расположенному в одном из жилых домов в центре Лондона.
 
«Мы только что закончили ремонт, – сказал он, поддерживая журналиста за локоток. – Я покажу вам, как у нас стало уютно». 

Они стояли в комнате для приемов. Стены ее украшали плакаты, расхваливавшие достоинства исторических памятников страны. Журналист знал, что племянник посла возглавлял туристическую фирму, которая, к тому же, монопольно продавала билеты на самолеты государственной авиакомпании.
 
«И хотя мы представляем здесь маленькую страну, – уверенно говорил дипломат, – но у правительства нашлись деньги для того, чтобы отремонтировать здание посольства. Теперь нам стало очень приятно работать. Обстановка, знаете, располагает к продуктивному труду. Кстати, проект сделали наши архитекторы, и работала здесь наша, российская компания».
 
Журналист постарался не показать послу, что слова «наша, российская» в устах дипломатического представителя другой страны удивили его.
 
«Пойдемте, я покажу вам зал для собраний, – сказал посол, слегка подталкивая журналиста куда-то вправо. – Он очень удобный. Знаете, мы собираемся там всем составом посольства и обсуждаем разные вопросы. А вопросов в посольстве много, хотя здесь работает всего… несколько человек». Посол, видимо, не хотел называть число своих подчиненных, боясь, что, поскольку их можно было сосчитать на пальцах одной руки,  это может уронить его в глазах посетителя.
 
Они спустились в подвал по узкой лестнице. В большой комнате, удивительно напоминавшей дешевое кафе, в живописном беспорядке стояли столики, вокруг которых были расставлены пластмассовые кресла.
 
«Мы решили, что совершенно необязательно, чтобы в зале заседаний был большой стол. Это же скучно! А в таком варианте каждый может сидеть, как хочет. Мы же демократы!? А еще здесь прекрасное освещение. Я сейчас попрошу ребят включить его».
 
Через несколько секунд в комнате включились зеленые, красные, оранжевые и синие лампочки, вмонтированные в потолок и стены. Эффект кафе был настолько явственным, что журналисту показалось, будто сейчас появится официантка и предложит им меню. Он даже оглянулся. За его спиной, сложив руки на груди и улыбаясь, стояла молодая длинноволосая пресс-секретарь.
 
«А теперь я покажу вам комнату для переговоров, – гордо сказал хозяин. – Это очень важное помещение. Ведь в Британию могут приехать руководители нашей страны, и когда они приедут, не надо будет искать мест, где можно спокойно вести серьезные разговоры, не думая о том, что тебя прослушивают чьи-то спецслужбы».
 
Журналист, конечно, знал, что руководители этой страны в Британию с официальным визитом не приедут, а если приедут неофициально, то им переговорная комната не понадобится. Но смолчал. Ему было интересно.
 
Посол открыл дверь. Они вошли в небольшую комнату, в середине которой стоял глубокий и мягкий кожаный диван. Перед ним – журнальный столик и два кресла. Но журналист их почти и не заметил. Они остались где-то на периферии восприятия, потому что его внимание было приковано к противоположной стене. Она была зеркальной. Вся, от пола до потолка – огромное зеркало!
 
Журналист немедленно вспомнил эпизод в одном из фильмов про Джеймса Бонда. В этом эпизоде юная и стройная девица приводит суперагента в комнату с зеркалом во всю стену и начинает соблазнять. Но вместо того, чтобы соблазниться, Бонд взял стул и швырнул его в зеркало, за которым обнаружилась еще одна комната, где установлена видеокамера, вокруг которой суетились оператор, звуковик и, кажется, еще кто-то.
 
Все это рождало какие-то двусмысленные ассоциации. Вернее, совершенно недвусмысленные. И когда посол взял его под локоток и развернул к выходу, журналист даже вздрогнул. В дверях стояла пресс-секретарь посольства. Журналисту показалось, что в ее улыбке промелькнуло что-то манящее и даже развратное. Немедленно показалось, что за зеркалом тоже должен кто-то быть. Но дипломат не дал этой мысли развиться:
 
«А сейчас давайте посмотрим кабинет посла», – сказал он и уверенно двинулся вперед.
 
Завернув за какой-то угол, они оказались в маленькой комнатушке, где скучала строгая дама с пронзительными глазами. Журналист поежился под ее рентгеновским взглядом. Впечатление было, как в кино, когда перед глазами героя вдруг появляется монитор, на котором высвечиваются данные подозреваемого: рост, вес, семейное положение, национальность, особые приметы, биография…
 
«Прошу вас»! – Посол посторонился, пропуская журналиста в соседнее помещение. Проходя, он оглянулся. В предбанник входила пресс-секретарь. Журналист успел засечь взгляды, которыми обменялись две женщины. В них не было соперничества. Было взаимопонимание, теплота и даже чуть-чуть озорства.
 
«Он делит свою благосклонность между ними?», – мелькнул вопрос. Но в ту же секунду посол умело вплыл в поле зрения и увлек журналиста в кабинет. И первое, что тот увидел, был книжный шкаф – совершенно пустой. Там не было ни книг, ни сувениров, которые обычно выставляются в советских и постсоветских служебных помещениях. Полки были девственно чисты, если не считать фотографии, на которой хозяин кабинета, подобострастно изогнувшись, пожимал руку президенту своей страны. Парадная фотография президента висела над креслом посла, перед которым расстилался огромный стол, своей изогнутой формой напоминавший рояль. Он был еще чище, чем полки у стены, потому что на нем не было совершенно ничего – даже фотографий.
 
«Какой интересный дизайн, – сказал журналист, решив поддержать разговор, – даже компьютер смогли спрятать так, что его не видно».
 
«А компьютера здесь нет, – дружелюбно откликнулся посол. – Зачем он мне? Компьютер есть у секретарши, и этого достаточно».
 
Журналист не знал, что думать. То ли радоваться за умного посла, который таким образом обезопасил себя от «несанкционированного» входа в Интернет (оставив за собой право обвинить в этом сотрудников посольства), то ли грустно констатировать, что этот дипломат – один из лучших в своей стране – даже не научился обращаться с компьютером.
 
Журналист вышел из кабинета. В предбаннике стояли две женщины. Обе сложили руки, обе улыбались. Вышедший проводить его посол смотрел на них взглядом хозяина.

В голову лезли неприличные картины.
Tags: жизнь, журналистика, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments