Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Categories:

Любовь и пожарники

Ромео и Джульетта, Лейла и Меджнун, Тристан и Изольда, Радха и Кришна, Девушка и Смерть… Ах, любовь!

Чего только не сделаешь ради любви?! Особенно когда ты молод, горяч и живешь на Кавказе.

А надобно вам сказать, что практически каждый выросший на Кавказе молодой человек считает себя рыцарем. Ну а разве бывает рыцарь без Прекрасной Дамы, то есть без предмета поклонения и обожания? Конечно, нет. А благосклонности или хотя бы расположения дамы нужно добиваться, совершая подвиги или, в крайнем случае, поступки.

Что происходит после того, как наш рыцарь добьется ее расположения – совершенно другая история, и не о ней сейчас речь.

В комплект входят переживания, разбирательства с соперниками (в том числе, мнимыми), выяснения отношений с братом Прекрасной Дамы, если, конечно, у нее есть брат, дежурства у балкона, сотни нервно выкуренных сигарет.

И наконец, вот он, момент наивысшего счастья: она благосклонно склоняет голову, быть может, даже сверкнув глазами, спрятавшимися где-то там, под челкой, ровненько выщипанными бровями и длинными намаксфакторенными ресничками. Ее щечки розовеют, пальчики нервно теребят подол, грудь вздымается, а коленки манят…

В общем, это любовь, и, надеюсь, вы меня правильно поняли.

А что нужно молодому и, в общем, беззаботному парню для полного счастья?

Правильно: ему нужно много денег и большая любовь. Причем денег должно быть много и сразу, а любовь должна быть большой, чистой, романтической, красивой и, желательно, разделенной.

Самсон о деньгах думал все время, когда не думал о любви. А так как он все время думал именно о любви, то она была практически на подходе. И случилось так, что было ей как раз девятнадцать лет. И была она красивой, веселой и романтичной девушкой с длинными волосами, красивыми ресничками и бархатной кожей. И, конечно, она была гордой и неприступной. Разве вы не знаете, что настоящая кавказская девушка должна быть гордой и неприступной, тем более, что учится она в частном университете на факультете английского языка?

В такую девушку трудно не влюбиться, особенно если ты рыцарь. Вот Самсон и влюбился. Таким образом, он сделал первый шаг на рыцарском поприще. Но путь Самсону предстоял долгий: она не были знакомы. А это значит, что сначала надо было провести рекогносцировку, или, говоря простым языком, разведку, чтобы узнать как можно больше о предмете.

И наш герой довольно быстро разузнал, что зовут ее Анна, живет она с матерью и отцом в трехкомнатной квартире на четвертом этаже хрущевской пятиэтажки, а из цветов предпочитает белые розы.

Город-то маленький – все всех знают! Ну, почти все.

Теперь надо было придумать, как с Анной познакомиться. И понимая, что смелость, настойчивость, напор и изобретательность помогут взять любую крепость, наш герой собрал двух своих ближайших друзей на военный совет, послав им лаконичную SMS:

“ya vlubilsya v xoroshem smysle. nado pogovorit”.

И прохладным летним вечером друзья встретились в пыльном сквере, затерянном в старых районах города. Тут я должен сказать, что наши трое друзей мало чем отличались от любых других троих друзей. Аккуратно стриженые, чуть-чуть небритые, в черных очках и такого же цвета брюках. Один из них, Георгий, не курил, другой, которого звали Андо, курил «Мальборо», а третий – Самсон – предпочитал «Кэмел».

Посреди сквера, как и полагается, стоял крашеный масляной краской киоск с надписью «Кафе Флора». Кафе распространяло магнитофонные звуки – что-то громкое, ритмичное и неразборчивое. Друзья сидели за шатким столиком, потягивая холодное пиво и щелкая фисташки. Кругом шумели дети и степенно разгуливали собаки, ведя за собою хозяек.

Дебаты по первому и единственному пункту повестки дня проходили бурно. Простые варианты, типа просто подойти и пригласить куда-нибудь были с негодованием отвергнуты. Она не «такая» девушка, чтобы вот так, сходу пойти в кафе с незнакомым парнем. Отвергли и звонок на мобильный, и SMS. Это было избито, шаблонно и скучно. Надо было сделать что-то значительное. Такое, чтобы ее сердце дрогнуло, причем сразу.

Подумав, друзья отвергли вариант с хулиганами, задевающими даму сердца нашего героя, чтобы он, появившись вовремя, разбросал их «одной левой». Эта сцена, можно сказать, стала стандартной и острых ощущений уже не вызывала. Идею заказать букет цветов с доставкой на дом тоже не поддержали. Была опасность, что дверь откроет отец. О последствиях такого развития событий лучше было не думать.

Над столиком нависла тяжелая пауза. Друзья задумались, не обращая внимания на музыку. Собственно, на нее не обращали внимания ни дети, игравшие неподалеку, ни большая собака, гулявшая тут же, ни собачья хозяйка. Детей интересовал пес.

– Знаешь, это какой породы собака? Арчавка.

– Не… Арчавки не такие. У моего дяди собака есть, зовут Бен, вот она арчавка – у нее хвост пушистый. А это добермон. Все добермоны очень злые и у них хороший нюх.

– Да что ты?! У добермонов уши должны быть обрезанные, – проявил кинологическую эрудицию собеседник, – а у этого торчком. И потом добермоны такие ухоженные, блестящие… А у этого, смотри, ноги грязные. Это немецкая арчавка. Точно тебе говорю. Хочешь, поспорим!

– На что?

– На что хочешь. Американка!

Уговорившись, спорщики подошли к одиноко стоящей хозяйке, худощавой даме лет примерно сорока.

– Тетя, тетя, это ваша собака? Она какой породы, арчавка?

– Надо говорить не «арчавка», а «овчарка». А вообще, моя собака курцхаар.

– Я выиграл! – завопил сторонник «добермона».

На крики подбежал сам пес и стал настороженно обнюхивать юннатов. Они замолкли, прижимаясь друг к другу. Хозяйка взяла собаку на поводок, и они прошествовали к выходу из парка.

– Я выиграл, я выиграл, я выиграл, – кричал юный знаток собак, вытанцовывая что-то победное на утоптанной земле, где раньше был газон.

За всеми этими метаморфозами следили три пары грустных глаз. В отсутствие идей жизнь тускнела, как закат, а любовные перспективы казались туманными и, в целом, безрадостными.

– Еще по одному пиву, – сказал наш герой подошедшей официантке, глядя на лучи заходящего солнца.

По соседней улице, завывая сиреной, проехала «Скорая помощь».

– Сирена! – закричал Георгий. – Есть идея!

– Ну?

– В общем, это… мой дядя – начальник пожарной команды.

– И что?

– А то, что он получил новую машину с выдвижными лестницами. И…

Не буду утруждать вас пересказом того, что говорил Георгий, тем более, что он то и дело отвлекался, а в результате мысль его теряла стройность и ясность. Ведь он был обычным городским парнем, а это значит, что его рассказ то и дело уходил в область матерной лексики. Но даже когда он выражался дипломатично, в его речи было множество всяких жаргонных слов и словечек, чтение которых, конечно, дело увлекательное и даже забавное, но в другое время и в другом месте.

Суть идеи сводилась к следующему: друзья покупают белые розы, которые так любит восемнадцатилетняя прелестница, ночью подъезжают к ее дому на пожарной машине, выдвигают лестницу и выкладывают на оконном стекле, снаружи, сердечко из роз, закрепляя цветы прозрачным скотчем. А к сердечку добавляется открытка. И это будет так красиво, романтично, элегантно и со вкусом, что она не сможет устоять.

– Представляешь, от возбуждения кричал Георгий, – просыпается она утром, солнце, в общем, бьет в окно, а там – бля… сердечко такое из белых роз! Это пипец всему! Дура будет, если не влюбится.

На эту тираду обернулись три женщины, сидевшие за соседним столиком, а «немецкая арчавка» удивленно подбежала к друзьям и обнюхала их штаны.

* * *

Две следующие недели были посвящены подготовке. Во-первых, нужно было дождаться, чтобы родственник дежурил ночью. «На дело» должен был выехать весь взвод, потому что иначе вывести машину из гаража было невозможно.

Договорились, что романтическое приключение будет оформлено как ложный вызов. Влюбленный несколько вечеров караулил у дома, чтобы уточнить, какое окно нужно было украсить цветами, а в день перед ночной акцией обошел продавцов цветов, придирчиво выбирая белые розы…

По плану к цветам должна была быть приложена открытка. Ее выбирали втроем. Решили взять такую, на которой изображена большая красная роза, окруженная разными блестками и сердцем, проткнутым стрелой. Открытки с белой розой не нашли. Но после этой покупки у нашего героя-влюбленного начались муки творчества. Надо было написать что-нибудь запоминающееся и, возможно даже, поэтичное. Заодно и в меру любовное (все-таки первое послание).

Но трудное это занятие – особенно для современного молодого мужчины, образованного по постсоветским стандартам, то есть не очень начитанного, привыкшего к SMS-кам, написанным латиницей и с трудом ориентирующегося в тонком мире любовной переписки.

Ну как тут не вспомнить то время, когда на базарах сидели писцы, за очень умеренную плату писавшие замечательные письма, от которых таяло женское сердце! Безвозвратно ушло это время в прошлое… Нет, и не будет больше этих талантливых посредников между сердцами влюбленных. Не будет больше тех, кто писали письма разными почерками – мужскими и женскими и, бывало, сами отвечали на свои же письма, написанные от имени очередного Ромео своей единственной и милой Джульетте...

А потом, вместе с эпохой романтизма, ушло в прошлое и само искусство ведения любовной переписки. Нет, не пишут нынче о возвышенных чувствах и небесной любви. Не пишут и стихов о соловье и розе… А может, и не надо?! Может, в наше время надо быть активнее, изобретательнее и быстрее и не возлагать надежд на долгую переписку? Может, сейчас проще послать SMS вроде «ya tebya lublu naveki»?

Не знаю. Боюсь, сердце юной и романтичной девушки от такого вряд ли растает. Хотя я старомоден и могу ошибаться.

Но наш герой – человек современный, а где для современного человека лежат решения всех проблем и ответы на все вопросы? Правильно, в гугле. В кайнем случае, в яндексе. И Самсон сел перед своим компьютером и смело набрал в окошечке поиска «любовные письма».

Их оказалось много. Даже очень много. В большинстве своем они были написаны безграмотно и почти все выделялись каким-то особым, доведенным до совершенства отсутствием вкуса. Но Самсону не было известно значение слова «китч», да и вкусом он не особенно отличался, поскольку был обычным парнем.

Но сначала его поставило в тупик выражение «имя любимой» в послании:

«Понимаешь (имя любимой), мне очень нравиться девочка одна! больше всех на свете мне она нужна! И лишь о ней все мысли и мечты! И что мне делать, (имя любимой), помоги!!! Наверно не поймешь меня причем здесь ты, но понимаешь (имя любимой), та девчонка это-ты!!!»

Потом он отверг несколько десятков признаний, которые не понравились ему своей откровенностью. Было среди них, например, такое:

«Стихи писать я не умею, Но мысли изложить могу... Я просто от тебя балдею но не во сне, а наяву».

Или такое:

«Я люблю тебя. Хочешь, докажу? Хочешь, на луне далёкой тополь посажу? Хочешь, утону? Я люблю тебя! Не веришь? Всё равно люблю!»

Отверг он и женские любовные признания, типа:

«Согрей меня среди зимы, дай мне прохладу среди лета. Возьми меня, ведь я твоя! и ты, прекрасно знаешь это!»

Наконец, он выбрал пару посланий и после некоторых мучений родил следующий текст:

«Когда светит солнце – моя душа поет, когда холодно –я замерзаю без твоего внимания. Ты для меня – белая роза, а я твой скромный соловей».

Создав этот шедевр любовного послания, Самсон аккуратно написал его на открытке с розами и блестками своим самым красивым почерком. Оставалось ждать, когда сойдутся все обстоятельства.

Наконец, все, что должно было совпасть, совпало. И был вечер, и была ночь.

Выезд пожарников был намечен на четыре утра, потому что в этот час – самый крепкий сон. Основательно нагрузившись кофе, наши друзья к трем часам были уже в пожарной части. Из реквизита с собой были цветы, открытка, скотч и ножницы.

Их встретил добродушный толстый дядя Георгия, немедленно распорядившийся выдать друзьям пожарные огнеупорные комбинезоны и каски. Кроме того, Самсону выдали настоящую рацию уоки-токи, чтобы он снизу руководил действиями пожарников. Забираться на выдвижную лестницу друзьям запретили категорически.

– Все в машину, – грозно гаркнул дядя, и взвод весело забрался в большой красный пожарный «Мерседес» с массой блестящих деталей. Самсон сел в кабинку к водителю, чтобы показывать дорогу. Рядом с ним сел командир взвода, дядя Сандро.

Ворота распахнулись, зажглись фары, галогенным светом осветившие, казалось, полгорода, мотор зарычал, и машина двинулась в путь.

Как только выехали со двора пожарной части, водитель включил сирену.

«Уау-ау-ау-уау-уау!» – разнеслось по спящему городу.

– Ты мой цветок, ты моя жизнь, я все за тебя отдам, – громко запел водитель, крутя большой «мерседесовский» руль.

Большая красно-белая пожарная машина ехала на дело, сверкая всеми огнями и оглашая спящий город воем сирены.

– Вай, что он делает, – заметался Георгий, сидевший вместе со взводом пожарных в темном помещении где-то сзади. – Так же они всех разбудят, и ничего у нас не выйдет! Надо сказать им, чтобы они заткнули эту сирену!

Но как сказать? Даже по крыше кабинки не постучать – она далеко, да и доступа к ней нет.

А в кабинке тем временем царила приподнятая атмосфера:

– Самсон, дорогой, – перекрикивая сирену вопил дядя Сандро, – мы все сделаем в лучшем виде! На свадьбу пригласи, не забудь! Как ее зовут? Анна? Вай, какое имя хорошее!

– Я спою у вас на свадьбе. – вторил водитель, – знаешь какой у меня голос? Лампочки лопаются от моего голоса! Послушай: Ты мой цветок, ты моя жизнь…

Так и ехали. Сирена вопит, фары горят полным светом, шофер поет, а сзади мечется Георгий:

– Что делать? Они все испортят! Как им сказать, чтоб вырубили эту долбанную сирену?!

– А что ты мучаешься? Позвони другу на мобильный, – меланхолично предложил один из пожарных.

Но в кабине было так шумно, что Самсон не слышал звонков.

– Вай, мама дорогая, что они де-ла-ют! – Если бы двери не были заклинены, казалось, Георгий был готов выскочить из машины на полном ходу.

Наконец, кто-то из пожарных сжалился и связался с Сандро по уоки-токи. Сирена замолчала. Георгий успокоился.

На месте все прошло, как по маслу. Один из пожарных влез на лестницу и, бережно закрепляя стебли роз на стекле, выложил заветное сердечко.

– В середину открытку. В середину открытку, – повторял в рацию Самсон.

Открытка была закреплена, операция закончилась успешно. Отъехав от дома будущей невесты на пару кварталов, водитель включил сирену, и довольные пожарники вернулись в депо.

* * *

Разумеется, сердце Анны было покорено. Мы не знаем, как прошло ее пробуждение. Истории известно лишь, что Анне и ее маме удалось скрыть историю с цветочным сердцем от папы. А то…

Но их роман с Самсоном продлился недолго. Сердцем красавицы завладел тихоня Андо. Как ему это удалось – никто не знает. Обиженный и раздосадованный Самсон призвал на помощь Георгия. Двое друзей уговорили изменников сесть к ним в машину и поздним вечером увезли их на городское кладбище. Там и оставили.

– Ваша любовь умерла. – сказал Георгий, захлопывая дверцу машины. Она здесь, на этом кладбище. И они с Самсоном гордо и оскорбленно уехали.
Tags: рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments