Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

О музыкантах и политике

Мой пост с портретом Гергиева (это здесь) вызвал несколько неожиданный для меня шквал комментов, связанных с политикой. И этот шквал напомнил мне о тексте, который я написал этой весной.

Я попытался найти его, чтобы поставить сюда, но сначала не смог, потому что он куда-то запропастился. Искал я его лениво и без особого огонька и желания найти. Но он вдруг обнаружился сам. Ставлю его. Читайте!


* * *

Известнейший польский пианист Кристиан Цимерман – человек замкнутый. Он неразговорчив с прессой, нечасто дает концерты, а если и выступает на сцене, то почти никогда не играет на «бис».

Цимерман известен еще и тем, что, выезжая на гастроли, возит с собой всюду свой рояль. Так в свое время поступал знаменитый Владимир Горовиц. При этом он говорил, что почему бы и нет? Почему скрипачу можно возить свой инструмент, а пианисту нельзя.

Но вернемся к Цимерману. На днях он давал коцерт в Лос-Анджелесе. Можно представить, как сливки общества из Беверли-Хиллз и Голливуда собирались на этот концерт, предвкушая замечательный вечер, прекрасную музыку, возможность продемонстрировать свои жемчуга и массу других удовольствий.

И все шло прекрасно. Цимерману оставалось сыграть одну последнюю вещь – «Вариации на тему польской народной песни» Кароля Шимановского. Цимерман собрался, почти уже начал играть, но вдруг… Он посмотрел в зал и тихим голосом, но сосредоточенно и сердито сказал: «Руки прочь от моей страны».

Зал обомлел. А потом взорвался. Кто-то аплодировал пианисту за его совсем не музыкальное выступление, кто-то кричал «заткнись и продолжай играть», а несколько человек встали и направилсь к выходу из зала. «Да, – сказал Цимерман, – некоторые люди, услышав слово «военный», начинают маршировать».

Скандал закончился тем, что Цимерман заявил, что не собирается больше выступать в США в знак протеста против милитаристской политики страны. Сам он не стал углубляться в детали, но журналисты вычисили, что таким образом музыкант протестовал против решения Барака Обамы продолжить политику Джорджа Буша и установить противоракетные базы в Чехии и на его родине, в Польше.

Журналисты – народ дотошный. Они копнули чуть глубже и обнаружили, что Цимерман уже однажды заявлял, что не приедет в Соединенные Штаты, пока президентом этой страны является Джордж Буш. А несколькими годами раньше, вскоре после девятого сентября 2001 года, когда Цимерман приехал в Штаты на гастроли, нью-йоркская таможня задержала… Нет, не его самого, а его фортепиано – уникальный инструмент фирмы «Стейнвей», стоимостью – страшно сказать, во сколько десятков тысяч долларов.

Таможенникам показалось, что клей, которым скреплены детали рояля, «странно пахнет». А американская таможня известна своей неподкупностью. И, в полном соответствии со своей славой, она спустя несколько дней уничтожила инструмент Цимермана.

Прошло несколько лет, и когда пианист приехал в Штаты в 2006 году, таможня снова задержала инструмент. Но на этот раз все закончилось «малой кровью» – фортепиано отпустили через пять дней, правда, нарушив тем самым весь график гастролей.

Конечно, политическое выступление на концерте классической музыки – это скандал. А когда известные музыканты, то есть люди, которые политикой обычно вроде бы не занимаются, вдруг выражают свои эмоции в этой – совершенно немузыкальной сфере – то это становится особенно ярким. Но для этого, конечно же, нужно быть человеком известным, а еще лучше – знаменитым.

Известно, например, что Бетховен очень разочаровался в Наполеоне, когда тот короновал себя как императора Франции, но все, что он сделал, было убрать посвящение Наполеону с героической симфонии. Американский композитор Леонард Бернстайн был противником войны во Вьетнаме, а еще собирал деньги для радикального движения «Черных пантер», но никогда не использовал концертные подмостки для политических высказываний.

А помните, как Валерий Гергиев дал концерт в Цхинвали, а совсем недавно публично отказался от российских гастролей Вахтанг Кикабидзе?

Конечно, музыканты, как и все люди, имеют свои убеждения. Но всякая ли сцена хороша, чтобы говорить о них? Может, для этого есть другие площадки?



А здесь -- совершенно потрясающее исполнение первой баллады Шопена. Я ставлю его, чтобы можно было оценить, какой Цимерман фантастический музыкант.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 80 comments