Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Портреты

Расим Мусабеков



Так получилось, что 27 октября 1999 года я был в Тбилиси.

В этот день пятеро вооруженных людей ворвались в зал заседаний армянского парламента и убили восемь человек, включая премьер-министра, председателя парламента, его двоих заместителей, депутатов и министра.

Я узнал об этом, когда мы с другом ехали в маршрутке и долго не мог поверить тому, что сказали мне в телефон. Мы приехали к нему, включили телевизор и стали смотреть, как по телеканалу "Рустави-2" показывали прямую трансляцию из Еревана. И тут мобильный телефон моего друга снова зазвонил. И снова попросили к телефону меня. Каким-то образом на Би-би-си узнали, что я у него и позвонили, чтобы не просто проинтервьюировать меня, а чтобы я прокомментировал происходящее в Ереване, и при этом еще и полемизировал с азербайджанским политологом. Которым, как вы, наверно, догадались, и был Расим Мусабеков.

Я взял мобильный, забился в комнату дочери друга (бедное дитя), сел на пол и стал спорить с Расимом о последствиях теракта в парламенте, хотя в тот момент еще даже не было известно, кто убит, и не очень было ясно, что происходит. Не помню, о чем мы говорили. Мне запомнился только последний вопрос: как отразится происшествие на решении карабахской проблемы.

А надо сказать, что динамика тогда, десять лет назад, была очень позитивной. Кочарян и Алиев-старший то и дело встречались, американцы активно содействовали этим встречам, премьер-министр Вазген Саркисян был очень активен, его противостояние с президентом позитивно отражалось на атмосфере внутри страны. Словом, у меня были самые радужные надежды. И я сказал, что вот, дескать, конечно, решение проблемы отдалится, но, судя по динамике, она вскоре должна разрешиться.

Расим со мной не согласился. И был прав. И я, в общем, не стесняюсь признаться в поражении в этом вопросе, хотя, конечно, я бы предпочел, чтобы карабахская проблема была бы сейчас решена. Это было бы очень хорошо для всех.

Вообще, Расима интересно слушать. Он занимает довольно жесткую позицию в карабахском вопросе, и поскольку логично и умно ее аргументирует, в споре с ним лучше понимаешь, какие аргументы и как может приводить азербайджанская сторона. Но главное, что хотя мы часто оказывались с ним по разные стороны -- даже не баррикад, а самого настоящего фронта -- он человек доброжелательный. И после ожесточенных споров мы могли найти общий язык.

А это большая, огромная редкость.
Tags: портрет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments