Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

When The Saints Go Marchin' In

Мне было лет восемь или девять, когда отец научил меня негритянской песенке: 

Oh, when the saints go marchin’ in,
When the saints go marchin’ in
Oh, Lord, I want to be in that number
When the saints go marchin’ in.

Я с огромным удовольствием пел эту песенку дома, в школе, во дворе – словом, везде. Она мне нравилась ритмом, напевностью, легкостью.

Разумеется, я тогда не знал, что это, наверно, самое известное и популярное церковное песнопение чернокожих американских христиан – спиричуэлз. Да и текст у нее какой-то странный!

О, когда святые маршируют,
Когда святые маршируют,
О Боже, я хочу быть в их числе,
Когда святые маршируют.

С одной стороны, довольно трудно представить марширующих святых. Они что, выстраиваются в две шеренги в своих длинных белых одеждах, с нимбами над головами, и под бой барабана идут? Куда они так идут?

С другой – я был советским школьникам, и нас два раза в год гоняли на маршировки к демонстрациям на 7 ноября и 1 мая. И поверьте, ничего хорошего в этой изматывающей муштре не было. Помню, как мы ненавидели это занятие и как всеми правдами и неправдами пытались избежать это тяжелой участи.

Словом, странная песня.

Став подростком, я узнал, что самым знаменитым исполнителем песни When The Saints Go Marchin’ In является неповторимый Луи Армстронг. Видимо, мне об этом сказал друг моего отца, непререкаемый авторитет в английском и любитель хорошего джаза Володя Хачатрян. Но когда я наконец услышал, как Армстронг поет эту песню, я был разочарован. Она стала какой-то слишком простой, даже простоватой. Но и я тогда не понял и не смог оценить рваного ритма новоорлеанского диксиленда.

Но что интересно: отец научил меня трем куплетам песни, а Армстронг пел только один. Со временем, я забыл остальные два…

Прошло много лет. И когда моей дочери исполнилось восемь или девять лет, я спросил отца: не помнит ли он текста остальных двух куплетов? «Нет», – ответил отец.

А годы шли. Отец мой умер. И в день похорон сестра дала мне старую, начала шестидесятых годов, записную книжку отца. И в ней, на первой странице, я увидел все три куплета песни When The Saints Go Marchin’ In, записанные мелким почерком отца. Это были те самые слова, пришедшие ко мне прямо из детства. 

А ведь When The Saints пели в Новом Орлеане на похоронах. И вернулась ко мне она именно в день похорон отца. Странно...

Второй куплет я запомнил.

Oh, when the sun refuse to shine,
When the sun refuse to shine
Oh Lord I want to be in that’s number
When the saints go marchin’ in.

А третий – нет.

Спустя еще несколько лет мне пришлось покинуть Ереван. Уезжал я с одним чемоданом, куда не поместился старый блокнот отца. Он остался там, дома. И слова негритянской песни-спиричуэлз остались дома. Я их не помню. Поэтому и пою только первый куплет:

Oh, when the saints go marchin’ in,
When the saints go marchin’ in
Oh, Lord, I want to be in that number
When the saints go marchin’ in.
* * *

А здесь (с YouTube, разумеется) -- эта песня в исполнении Брюса Спрингстина и The Sessions Band. Они поют полный текст этой песни. В том числе и третий куплет, который для меня остался в Ереване.

 
Tags: воспоминания, музыка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments