Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Дневниковой

День на воде... Это так умиротворяет...

Половину субботнего дня я провел на одном из лондонских каналов, в лодке, принадлежащей моему новому знакомому Крису.

Я писал о том, как мы познакомились, и как вдруг неожиданно оказалось, что этот англичанин -- выходец из армянской семьи (запись об этом -- и его фотография -- здесь). Мы списались, созвонились, и он пригласил меня к себе на лодку провести пару часов и распить бутылку армянского коньяка, который ему совсем недавно прислали из Москвы.

Крис живет на этой лодке. Мы сидели за кухонным столом, потягивали коньяк, закусывая его лимоном и шоколадкой. А еще мы запивали его кофе, купленным в ереванском "Парижском кофе". Я постарался приготовить его как можно лучше, но, буду справедливым, это оказалась совершеннейшая бурда.


(Так выглядит "гостиная" на лодке Криса)

Крис рассказал немного о своей семье. Оказывается, его прадед был врачом в Алеппо, основавшим одну из первых клиник в стране. Когда я рассказал об этом одному из моих лондонских армянских друзей, он быстренько вычислил, что фамилия прадеда Криса -- Алтунян. И он действительно был выдающимся, известным в Сирии врачом.

А еще оказалось, что семье Криса -- его матери и теткам -- посвящена одна из самых известных английских детских книг Swallows and Amazons писателя Артура Рэнсома (Arthur Ransome).


(Лодка Криса -- самая последняя)

Но это все я узнал позже. А в субботу мы наслаждались пятизвездочным "Араратом" и благодатью солнечного лондонского дня. Этому не помешала даже та бурда, которую я сварил вместо кофе.

Крис рассказал пару легенд (справедливости ради, он их и подал как легенды), которые я хочу записать здесь, чтобы не забыть. Кроме того, сами легенды могут оказаться интересными.

Ну вот. Был его прадед известным алеппским врачом, а было дело в Османской Империи, частью которой Сирия тогда являлась. И был в Стамбуле султан Абдул-Хамид. И вот, как-то раз заболел сын султана. Тяжело заболел. Его пытались лечить дворцовые лекари, вызвали даже астрологов, но все без толку. Сыну становилось все хуже и хуже. И тогда сказал султану визирь: "Есть в Алеппо один врач, который может спасти твоего сына. Но он армянин".

И сказал султан: "Пусть хоть армянин, хоть кто угодно. Если он спасет моего любимого сына, я ничего не пожалею".

И посланники султана явились к врачу-прадеду. "Заболел сын нашего великого султана, -- сказали они. -- И владыка хочет, чтобы ты вылечил его сына. Но знай: если ты откажешься поехать с нами в Стамбул, то мы убьем тебя, а вместе с тобой и всех армян. Если ты поедешь, но не сможешь вылечить наследника, то мы вырежем армян. А если тебе удастся его вылечить, то больше армян резать не будем, а тебя наградим".

Подумал-подумал врач... и согласился.

Приехал он в Стамбул, повели его во дворец, и оказалось, что у сына султана... аппендицит. Врач немедленно распорядился подать дорожный саквояж, достал из него необходимые инструменты и прооперировал наследника.

Тот выздоровел, и после этого армян больше не резали.

Это, конечно, легенда, но красивая, правда?


(На носу лодки)

И вот вторая легенда, которую рассказал Крис.

Дело было после Второй мировой войны. Армянское правительство обратилось с письмом ко всем армянам, чтобы они вернулись в Армению и воссоединились со своими соотечественниками на свободной социалистической родине. Но в Алеппо советскому правительству не доверяли. После долгих споров, решили послать одного человека -- проверить, как там. И, понимая, что в СССР со свободой переписки может быть туго, договорились о шифре. Добравшись до Армении, этот человек должен был послать домой фотографию. И если бы на фотографии все стояли, то значит все в порядке, на родину можно возвращаться. Но если бы люди сидели, то возвращаться не стоило, так как дело плохо.

Поехал представитель алеппского армянства в Ереван и пропал. Один месяц прошел, ничего от него нет. Потом прошел второй месяц, потом третий... И наконец пришло письмо. Все собрались у церкви, и лидеры общины торжественно открыли конверт. Из него выпала фоторафия. Люди на фотографии... лежали.

Община поняла, что дела очень плохи, и отказалась от массового переселения.

Я эту легенду слышал и раньше. Но в изложении Криса она звучала совершенно неожиданно.

А коньяк мы даже не допили, хотя к нам присоединилась подруга Криса по имени Салли. Она оказалась большим специалистом по шелковичным червям и шелку. Но при этом Салли не знала, что из тутовых плодов делается прекрасная водка. 

Так что в следующий раз мы будем распивать тутовую водку. 

А пока -- вот еще несколько фотографий, которые я сделал в этот день. 

Вот такая там была безмятежность.





Двери на лодке оказались разрисованными. Этим рисункам больше пятидесяти лет. 



Интерьер в кривом зеркале.



На канале... 



А еще -- мы договорились как-нибудь вместе поплавать по каналам. 
 


Tags: Лондон, дневниковое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 98 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →