Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

"Мадридские дебаты" в Армении и Карабахе

Письмо президентов России, США и Франции относительно карабахского конфликта и особенно некоторые детали «мадридских принципов», опубликованные вместе с письмом, вызвали в Армении серьезные политические дебаты.

Дебаты эти, как обычно и бывает в таких случаях, проходят так: политические партии и известные аналитики публично высказывают свое отношение к опубликованным принципам, простые люди читают эти высказывания, обсуждают их, спорят о том, что там написано, после чего делают свои выводы, присоединяясь к той или иной точке зрения.

Журналисты, конечно, играют свою роль в этих дебатах, передавая телезрителям, радиослушателям или читателям точки зрения разных партий, объединений и людей.

Давайте посмотрим, в чем суть дебатов, чего они касаются, и кто на каких стоит позициях.

Как и во всяких политических дебатах, стороны расходятся по принципу «власти-оппозиция». И поскольку оппозиция, как ей и положено, выступает в роли нападающей стороны, а власти защищают сделанное и то, что собираются сделать, то я и начну с того, что говорит оппозиция.

И начну с парламентской оппозиции.



Партия «Наследие» считает, что «мадридские принципы» не должны быть приняты вообще и «оскорбляют национальные чувства» армян.

Депутат Лариса Алавердян, представляющая «Наследие», сказала журналистам, что вообще не принимает саму формулировку принципов: «Как можно говорить о решении правового статуса, не называя конкретную дату, почему надо вернуть беженцев и после проводить референдум, если международное право и практика не обязывают этого, для чего задействовать миротворцев, если Нагорный Карабах имеет свои вооруженные силы и готов самостоятельно защищать свои территории», – сказала она.

Другая парламентская оппозиционная партия «Дашнакцутюн» считает, что «мадридские принципы» «попирают право народа Арцаха на самоопределение» и игнорируют факт существования НКР. Подписание договора на предложенных принципах, как считает «Дашнакцутюн», может быть гибельным для Армении. Партия призывает провести общеармянскую акцию протеста в разных городах по всему миру.

А еще дашнаки предлагают всем армянам сплотиться, а Армения и Карабах должны подписать стратегический договор. Они даже согласны на сотрудничество со своими противниками – Армянским национальным конгрессом (АНК).

Однако АНК, представляющий оппозицию радикальную и непарламентскую, выступил с довольно сдержанным заявлением. В отличие от других оппозиционных партий, АНК занял выжидательную позицию, отметив, что «озабоченность» Конгресса вызывают расплывчатые формулировки «мадридских принципов» – не обсуждается больше статус Карабаха, не сказано в документе о референдуме, который должен был бы решать статус, неточно и неясно сказано о наземном коридоре, соединяющем Армению и Карабах, ни слова нет о том, что нужно прекратить блокады. Не устраивает АНК и то, что в документе говорится о возврате беженцев не только в районы, окружающие Нагорный Карабах, но и собственно в Нагорный Карабах.

Я не увидел в заявлении АНК требования признать НКР стороной конфликта и включить в переговоры, а ведь Конгресс активно требовал этого ранее. Видимо, сейчас АНК удовлетворен ситуацией с (не)участием НКР в переговорах.

И если «Наследие» и дашнаки считают, что надо уволить министра иностранных дел, то АНК требует отставки президента.

К позиции АНК примыкает политолог Степан Григорян, говорящий о том, что Армении надо конкретизировать свои требования.

А к «Наследию» и «Дашнакцутюн» (то есть к отрицанию всего пакета как такового) примыкает «инициативная группа» по созданию новой партии под названием «Армянский выбор». То есть самой партии еще нет, но, судя по именам, появляющимся в СМИ, взгляды у этой партии будут довольно радикальными. Так вот, «Армянский выбор» считает, что подписание «Мадридских принципов» – это капитуляция, ведущая к новой войне.

Таким образом, в стане политической оппозиции есть две основных точки зрения:

– Не принимать «мадридских принципов» в целом;
– Уточнить некоторые принципы: статус Карабаха, вопрос референдума, наземный коридор, прекращение блокад и вопрос возвращения беженцев.

Теперь посмотрим, что говорят в самом Карабахе.

Со своим видением ситуации выступил экс-кандидат в президенты Карабаха Масис Маилян.

Он опубликовал заявление, суть которого примерно в следующем: Карабах де-факто независим. Любое решение проблемы возможно только если все признают его независимость де-юре. А после этого надо заниматься делимитацией границ и всеми остальными проблемами. Миротворцев не может быть, потому что они неэффективны. Собственные вооруженные силы и так уже поддерживают мир, поэтому нет смысла их менять на миротворцев. Промежуточный статус Карабаха – это фактическое снижение уровня суверенитета, потому что Карабах сейчас уже независим, а говорить о наземном коридоре нет смысла, так как он уже есть: «Сухопутная связь между НКР и Арменией была установлена в мае 1992 года и расширена в ходе боевых действий 1993 года. Было бы наивно ограничивать имеющуюся полноценную сухопутную связь НКА с Арменией уязвимым «коридором», – пишет Маилян в своем заявлении. «Мадридские принципы» он отвергает целиком и полностью.

А бывший министр иностранных дел Карабаха и экс-кандидат в президены Армении Арман Меликян выступил на пресс-конференции и тоже сказал, что «мадридские принципы» нехороши, но не так уж все безнадежно плохо: «армянские стороны [он очень принципиально говорил, что у конфликта есть две армянские стороны – Армения и НКР] должны начать параллельный процесс, сформулировав свои конкретные требования, а также особым образом работать с международным сообществом». (Не спрашивайте меня, что это значит, я вряд ли смогу расшифровать.)

Семь политических партий Карабаха выступили с совместным заявлением, у котором потребовали полноправного участия НКР в переговорах, что явится уважением к праву народа НКР на самоопределение. А еще они потребовали не ставить под угрозу «безопасность народа НКР, основным гарантом которой являются независимая государственность НКР и закрепленная в Конституции территориальная целостность».

А еще партии присоединились к заявлению МИД НКР. Заявление это, как мне кажется, несколько противоречивое. Так, МИД требует не нарушать статус-кво и одновременно произвести «перезагрузку» мирного процесса (что само по себе есть нарушение статус-кво) и подключить к переговорам НКР.

Таким образом, вторая группа мнений (главным образом, карабахских) может быть сформулирована примерно так:

– «Мадридские принципы» плохи потому, что не обеспечивают безопасности Карабаха.
– Разрешить проблему можно, если Карабах подключится к переговорам.

И, наконец, есть третья группа высказываний.

В первую очередь, это представители властей. И начну я с Бако Саакяна, президента НКР.

Он, конечно, согласен с тем, что Карабах должен принимать участие в переговорах. И что об этом, в общем, говорится: «… стороны, в частности, Минская группа ОБСЕ в последнее время делает заявления и подчеркивает в них, что участие Нагорно-Карабахской Республики в переговорах необходимо для достижения окончательного мира или решения».

Саакян также говорит, что с мнением Карабаха считаются, но хотя сопредседатели Минской Группы обязательно приезжают к нему в Степанакерт, обсуждают с ним вопросы, связанные с разрешением конфликта, этого недостаточно. Он называет это «непрямой формой участия в переговорах».

О том, что Карабах скоро присоединится к переговорному процессу, говорил и заместитель министра иностранных дел Армении Шаварш Кочарян. Но если карабахцы делают упор на своем участии в переговорах, то власти Армении больше говорят о будущем статусе, о плюсах, которые есть в «мадридских принципах». Шаварш Кочарян сказал, что статус будет определяться на референдуме, в котором голосовать будут 80% армян и 20% азербайджанцев. Министр иностранных дел Налбандян сказал, что статус будет определяться волеизъявлением карабахского народа, а вице-спикер парламента, представляющий правящую Республиканскую партию Самвел Никоян, утверждает, что в «принципах» нет ничего нового, а вопрос статуса принципиален.

Фактически, власти, как мы видим, считают, что сейчас наиболее важен вопрос будущего статуса Карабаха. И менее важно, чтобы сами карабахцы участвовали в обсуждении этого вопроса, так как он все равно ставится на уровне референдума и принципа такого этнического распределения, которое примерно соответствует довоенному.

Это – самые настоящие дебаты. Они проходят очень эмоционально, за заявлениями видно и недоверие к азербайджанской стороне и международному сообществу, и желание разрешить сразу все проблемы, и опасения, что власти Армении могут, преследуя какие-то свои цели, «продать Карабах», и желание доказать свою правоту…

И это то, чего не стране не хватало все эти годы – обсуждения, споров, разнообразия мнений и точек зрения.

Tags: Армения, Карабах
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 115 comments