Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

О границах допустимого в журналистике

Этот пост о скандале в семействе английских СМИ:

-- Как журналисты собирали "жареные факты" при помощи мобильных телефонов политиков, музыкантов, спортсменов.

-- Как в английском языке нет слова "компромат" и что делают журналисты с собранной информацией.

-- И есть ли границы для журналистской братии?



В английском языке нет слова для обозначения «компромата» – информации, компрометирующей какого-либо человека.

Но это не значит, что компромата как такового в британской жизни не существует, просто действует он иначе. В советском-постсоветском понимании компромат – это информация, которую надо изо всех сил прятать от публики и, конечно, от того человека, репутации которого она может нанести вред. Ведь сила его именно в шантаже: «не будешь себя хорошо вести – опубликуем».

И среди людей, облеченных властью, есть такие, кто готов на многое – лишь бы эта информация не увидела свет.

Был в советское время у меня знакомый журналист, побывавший на каком-то предприятии и написавший о нем критическую статью. Но, написав, он понес ее не редактору, а директору этого предприятия, и потребовал взятку за то, чтобы статья не вышла. Но он, этот журналист, был не только непрофессионален (потому что суть журналистики в том, чтобы показывать, а не скрывать), он был еще и молод и глуп. А директор был матерым и умным. Он сделал вид, что готов заплатить, а сам позвонил в милицию.

В результате моего знакомого посадили. Журналистикой он больше не занимался, насколько мне известно.

Но у него среди постсоветских журналистов есть последователи. Они раскапывают информацию о ведущих политиках, фотографируют их в различных ситуациях и разных позах, а потом просят заплатить. О случаях, когда их просьбы удовлетворяют, обычно ничего не известно. Зато становится известно, когда их ловят с поличным. После этого не спасают никакие разговоры о притеснении прессы и свободе слова.

Есть что-то похожее и на Западе. В частности, в Британии. Но с одной очень существенной разницей: журналисты собирают информацию только для того, чтобы ее опубликовать. Инстинкт западного журналиста кричит и требует, чтобы все, что он смог узнать, немедленно стало известно публике.

А для того, чтобы добыть информацию, журналисты готовы идти на все, что разрешено по закону. Но иногда они действуют и с использованием незаконных методов. Это рискованно и может грозить журналисту тюрьмой – если, конечно, ему не удастся доказать, что он пошел на нарушения закона «во имя общественных интересов».

Так и случилось в позапрошлом году, когда выяснилось, что один из редакторов (или, говоря по-нашему, завтоделов) таблоида «News Of The World» по имени Клайв Гудмэн (Clive Goodman), использовав хакерские методы, сумел проникнуть в мобильные телефоны нескольких членов королевской семьи. Его обвинили в нарушении права на частную жизнь и посадили на четыре месяца. Вместе с ним сел и частный детектив, чьими услугами он пользовался, Гленн Малкейр (Glenn Mulcaire) – на полгода.

История вызвала большой шум, руководство газеты клялось и божилось, что это был единичный случай, а журналист действовал без ведома начальства. Редактор, которому прочили большое будущее в концерне Руперта Мэрдока (а «News Of The World» принадлежит ему), уволился.

Но оказалось, что не все так просто. Газета «The Guardian» откопала, что, оказывается, нелегальной «прослушкой» сообщений, которые оставляли на мобильных высокопоставленных политиков и звезд и «прочиткой» их SMS-ов занималось более тридцати журналистов из мэрдоковских газет «News Of The World» и «The Sun». И, как пишет газета, они заказали более тысячи таких прослушек. По некоторым данным, жертвами их «расследований» оказались политики (в том числе заместитель премьер-министра Джон Прескотт), знаменитости и руководители английской футбольной ассоциации.

А еще «The Guardian» откопала историю о том, что руководитель английской Футбольной ассоциации Гордон Тэйлор подал в суд за незаконное вторжение в его личную жизнь. И концерн заплатил около семисот тысяч фунтов, чтобы уладить эту историю без суда. Еще около трехсот тысяч заплатили по двум другим искам.

Эта история снова вызвала дебаты о журналистских границах добывания информации.

– Есть ли пределы допустимого в поисках сенсации?

– На что можно идти в погоне за информацией и жареными фактами?

– И вообще, не слишком ли много мы даем журналистам прав?

А как вы думаете?

Tags: СМИ, журналистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments