Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Category:

Тридцать один год спустя

Когда на сцену вышли музыканты, весь огромный зал Wembley Arena встал на ноги.

Но его пока не было, хотя все хотели увидеть именно его, убедиться, что это действительно он. Оркестр сыграл первую вещь, давая оценить свой – высочайший – музыкальный уровень. После этого по всем правилам должен был выйти он. И снова зал стоял, с нетерпением ожидая его прихода.

И снова заиграл оркестр.

Наконец, под шквал аплодисментов, свист и восторженные крики закончилась и вторая вещь.

И зал, стоя, приветствовал восьмидесятитрехлентнего (84 ему исполнится в сентябре) великого блюзмена Би Би Кинга.

Он прошел на сцену, сел (он, конечно, не мог стоять), взял в руки свою Люсиль и...



– Эй, молодые люди, – сказал он в микрофон.

Двенадцать тысяч зрителей в зале разразились овациями.

– Это я говорю тем, кому за пятьдесят.

Крики и свист.

– Я ведь имею право называть вас всех молодыми людьми. Здесь же, в зале я один, кому за восемьдесят. Или есть еще кто?..

Его голос совершенно не пострадал от возраста. Би Би говорил и пел тем же самым гортанным тенором, который знаком миллионам его слушателям. Да и его гитара, знаменитая Люсиль, пела тем же самым своим низким и чуть глуховатым сопрано, что и много-много лет назад…

Я даже знаю, сколько именно, потому что тридцать один год назад мне посчастливилось побывать на его концерте в Ереване. Он проходил в большом филармоническом зале. Билеты, однако, продавали только на галерку. Все остальные места – около восьмисот – ушли номенклатуре. Слава Богу, что большинство из них все-таки досталось номенклатурным детям, которые хоть чуть-чуть разбирались в блюзовой музыке.

Тогда я повел на концерт свою девушку – в честь восьмого марта.

А в Лондоне рядом со мной сидел мой двадцатидвухлетний сын. И мы оба слушали того же самого Би Би Кинга, сидевшего на сцене в необъятных брюках и фиолетовом блестящем пиджаке с черными отворотами, похожем на ливрею.

– Давным-давно, – говорил легендарный блюзмен, – ко мне в Нью-Йорк приехал восемнадцатилетний мальчик. После этого он стал писать в своем си-ви, что играл джем-сешн с Би Би Кингом. А потом, спустя сколько-то лет, я приехал в Лондон. Еду по улице, вдруг вижу – граффити: «Эрик – Бог». Тем мальчиком, как вы поняли, был Эрик Клэптон, которого я после этого в шутку зову Бог. Ну а он меня, как и все – Король.

Вот мы и беседуем: «Послушай, Король», – говорит он, а я отвечаю: «Да, Бог»…

Дальше Би Би Кинг рассказал, как отказался играть с Клэптоном на акустической гитаре, потому что «как только он мне это предложил, у Люсиль лопнула струна». И наконец, стал играть и петь, разумеется, Key To The Highway – песню с диска Riding With The King, который они записали вместе с Клэптоном.

В какой-то момент возникла… Нет, не надежда, а робкое ожидание того, что вот сейчас на сцену выйдет Клэптон, и они вместе исполнят эту вещь. Но этого не случилось.

Наслаждаясь молодым голосом Кинга, я вспоминал, что буквально все армянские джазмены старше пятидесяти лет пишут в своих си-ви, что играли джем-сешн… нет, не с Королем, а с его музыкантами. И такое действительно было.

Тогда, в 1978 году, весь Ереван знал, что Би Би Кинг и его оркестр остановились в гостинице «Ани». И за день до концерта, весь Ереван был в ресторане этой гостиницы. Ну почти весь – меня там не было. В советское время я не любил рестораны за чванливость и вымогательство официантов, невкусные обеды и неуютные интерьеры. А так как этим рестораны почти не отличались от столовок, закусочных, кафе, шашлычных, рюмочных и прочих заведений, то можно сделать вывод, что и они мне не нравились. Хотя была пара исключений… Но я увлекся.

Итак, в один из мартовских вечеров 1978 года в ресторане гостиницы «Ани» собрался почти весь Ереван. Естественно, там были и все рок-джаз-блюз музыканты города, демонстрировавшие все, на что они способны. И их американские коллеги, спустившиеся в ресторан поесть, не сдержались. Слетав в номера за инструментами, они поднялись на ресторанную сцену и устроили такой джем-сешн, отголоски которого, можно считать, вошли в музыкальную историю столицы Армении.

А в Лондоне Би Би рассказывал очередную историю.

– Когда я был в Ирландии (из трех-четырех мест зала раздались аплодисменты)… да-да, я был в Ирландии (свист и крики)… Ко мне подошел один местный музыкант и сказал, что хочет написать для меня музыку. Я сказал: «Конечно». И через некоторое время мне позвонил продюсер и сказал: «Слушай, Би, тут Боно написал для тебя музыку». Представляете, сам Боно! Сам написал и хочет, чтобы мы ее вместе спели. И я буду петь с самим знаменитым Боно! Я, конечно, согласился. Но… Но я сказал, что буду исполнять ее по-своему. Но он настоял, чтобы мы первый куплет спели, как он хочет. Ну а дальше было мое дело.

Как вы понимаете, после этого вступления Би Би Кинг сыграл When Love Comes To Town.

И так продолжалось два часа. Конечно, он много говорил. Конечно, хотелось бы, чтобы он играл больше. Но надо понимать: ему восемьдесят три года.

Концерт был абсолютно в блюзовом духе: с фантастической музыкой, интересными рассказами самого Би Би Кинга и (хорошо отрепетированными) взаимными подколками на сцене.

И я, сидя в зале, все примеривал известное выражение: «Блюз – это когда хорошему человеку плохо». И понимал, что то, что я слышал, скорее соответствует: «Когда очень хорошему человеку кошмарно плохо – это потрясающий блюз».

Хотя Би Би Кингу в тот вечер было очень хорошо. Как и всем нам, собственно.


Введите содержимое врезки
Tags: воспоминания, музыка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 76 comments