Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Об армяно-турецком примирении

Запоздало, но что поделать -- время сесть и написать образовалось лишь сейчас. И вот что у меня получилось. Я совершенно не претендую ни на полноту охвата проблемы, ни на исчерпывающее объяснение ситуации. Так что пишите, я буду только рад вашим аргументам, которые помогут мне лучше понять ситуацию.

* * *

Об открытии армяно-турецкой границы говорили давно. Причем администрация Роберта Кочаряна требовала «открытия без предварительных условий», то есть как чисто турецкий шаг, не сопровождающийся какими-либо ответными шагами с армянской стороны. Такая позиция предполагает отсутствие дипломатических контактов или переговоров: «Откройте границу без предусловий, потом начнем говорить».

Получалось, таким образом, что открытие границы само по себе является предварительным условием, выставленным армянской стороной для начала контактов. Обратите внимание: не признание геноцида, не отказ от поддержки Азербайджана в Карабахском конфликте, а именно открытие границы. Небольшое, но все же условие.

Новая администрация Сержа Саркисяна предпочла иной путь. Президент начал переговоры с Турцией. В Армении это было принято с недоверием. Довольно скоро в общественном сознании сформулировалась следующая точка зрения: Турция должна открыть границу, но это:

• не должно быть привязано к карабахскому конфликту;

• не должно быть привязано к признанию территориальной целостности Турции (Республика Армения не признает Карского договора 1921 года, установившего восточные границы Турции);
• не должно быть привязано к признанию геноцида (то есть Армения будет настаивать на признании)

• не должна быть создана комиссия историков, которые, по предложению турецкой стороны должны были бы установить, можно ли считать события 1915-1923 годов геноцидом.

Таким образом, общественное мнение Армении базировалось на четырех исключениях.

Совместного армяно-турецкого заявления ждали. Главным образом, ожидания концентрировались вокруг вопросов: будет ли открыта граница, и на какие уступки пойдет Армения для того, чтобы возобновились армяно-турецкие отношения.



Однако результатом стала декларация о «дорожной карте». Общественность встретила ее с недовольством, недоверием и неприязнью. Видимо, потому, что результат совершенно не соответствовал ожиданиям: граница не была открыта, «четыре исключения» не были услышаны.

Вместо этого, по сообщению турецкой газеты «Sabah», стороны якобы договорились о том, что:

• Армения признает территориальную целостность Турции;
• будет создана комиссия историков;
• после этого будут установлены дипломатические отношения и открыта граница. Но лишь в случае, если этот шаг ратифицирует парламент Турции;
• ну и, наконец, все это должно происходить «параллельно» с решением карабахского конфликта.

Эта публикация могла быть и намеренной утечкой, чтобы проверить реакцию общественности, поскольку газета является проправительственной, а могла быть и просто выдумкой. Если следовать логике газеты, то получается, что Армения меняет признание Карского договора и комиссию историков на открытие границы и установление дипломатических отношений.

Что получается? Ожидания общественности не были оправданы, а «обмен» с армянской точки зрения не адекватный. Следовательно, общественное мнение страны осудило президента и министерство иностранных дел, подписавших такой документ.

К этому добавилось время принятия документа – 22 апреля – за двое суток до того дня, когда армяне всего мира отмечают день поминовения жертв геноцида. Можно было предположить, что Турция пошла на подписание заявления о «дорожной карте» под давлением американской администрации, угрожавшей, что Обама в ежегодном обращении 24 апреля скажет слово на букву «г». И Обама этого слова не сказал, употребив выражение «Мец Егерн», которым армяне называли случившееся до того, как было изобретено слово «геноцид». Хотя, собственно, это выражение и означает «большой геноцид», «большое ужасное убийство», но мало кто помнил его значение до того, как это словосочетание употребил Обама.

Резко отреагировали и карабахцы, возмущенные тем, что руководство Армении без них решает вопрос примирения с Турцией. И это понятно: ведь сколько бы политики не говорили, что армяно-турецкие вопросы не связаны с карабахским противостоянием, это не может изменить реальности. А она в том, что связаны. Конечно, не напрямую, но косвенно – обязательно. Опасения карабахцев, что в случае примирения с Турцией, позиция Армении в карабахском урегулировании может измениться или ослабнуть, – есть, и с этим невозможно не считаться.

Ну а реакция диаспоры – особенно американской – была просто разгневанной, и, видимо, в первую очередь, из-за обращения Обамы, который не употребил слова «геноцид». Признаюсь честно, мне странно, что они этого ожидали.

Пару дней назад я слушал выступление Арута Сасуняна, который, отвечая на один из вопросов, сказал, что он, как автор более тысячи статей о геноциде, полагает, что признание Турцией геноцида не связано непосредственно с требованием компенсации и тем более, с территориальными притязаниями. Что два этих вопроса (а он от них не отказывается) можно ставить независимо от признания факта геноцида.

Это его мнение. Я считаю его спорным, но говорить об этом сейчас не буду. Если очень интересно, можно перенести этот разговор в комменты.

Что мы имеем.

Весь мир открыто высказывает свою заинтересованность в армяно-турецком примирении. У каждого в этом свой интерес – и у США, и у России, и у Европы. Однако проблема так глубока, что каждая попытка ее разрешения вызывает негативную волну – и в Турции, и среди армян всего мира, и в Азербайджане, где беспокоятся, что примирение Турции с Арменией может повредить азербайджанской позиции в вопросе Карабаха.

Это напоминает куб, стоящий на одном из углов. Равновесие сил, удерживающих этот куб, так хрупко, что, казалось, дунь, и куб начнет падать на одну из граней. Так и здесь – статус кво в армяно-турецких и армяно-азербайджанских (а также азербайджано-турецких – в смысле взаимоотношения с армянами) отношениях чрезвычайно хрупко, и любая попытка как-либо сдвинуть проблемы вызывает массу негативных эмоций, становится причиной резких нападок и даже правительственного кризиса, случившегося в Армении после того, как партия Дашнакцутюн перешла в оппозицию.

Получается, что моему поколению так и суждено умереть, не увидев решения этих проблем?

Tags: Азербайджан, Армения, Турция, геноцид, конфликт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments