Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

О том, что такое новость

Так как текст примерно на полторы страницы, я его спрячу под кат.

Скажу только, что это мой довольно непрофессиональный перевод отрывков из книги Эндрю Марра "Мое ремесло" (Andrew Marr. My Trade)

Марр, ныне ведущий собственного шоу, был политическим редактором Би-би-си, до этого возглавлял газету The Independent, работал в журнале The Economist, газете The Scotsman. Он является одним из ведущих журналистов Британии, а еще он автор широко известной книги "Andrew Marr's History of Modern Britain".



Что такое «новость»? Этот вопрос мучает большую часть писак-журналистов в течение большей части их рабочей жизни. Конечно, есть события, которые интересуют почти всех. Нас всегда интригуют крайности, ужасное или необычное. Но не существует надежных поставщиков этих событий. Индустрии новостей нужен сырой материал, топливо для того, чтобы ежедневно наполнять примерно двадцать страниц большого формата и выдавать в эфир ежечасные новостные бюллетени. И журналисты не могут посвятить себя действительно исключительным событиям, так как новости должны быть новыми, и должны поступать регулярно, час за часом, день за днем. Их просто не происходит столько, чтобы обеспечить поток новостей. Но иногда, конечно, бывают дни, когда сразу происходит слишком много событий.

Так и получается, что журналисты учатся брать не очень выдающиеся события и описывать их такими словами, чтобы они были похожими на новости. Мы учимся высматривать что-либо хотя бы немного любопытное. Это мрачная алхимия – суд над какими-то подонками или политическое выступление, которые мы превращаем в новость, что может ненадолго привлечь внимание читателей и слушателей. Чтобы провести свои алхимические действия, журналисты придают новую форму реальной жизни, отсекают детали, упрощают события, «улучшают» разговорную речь, иногда придумывают цитаты, чтобы создать рассказ с «работающей» сюжетной линией. И это не только журналисты. Все так поступают, часто не сознавая этого. Мы слышим отрывок сплетни и пересказываем ее, улучшаем, смазывая то, что нам представляется нерелевантным, и заостряя главное. Мы превращаем случившееся с нашими друзьями и родственниками в законченные эпизоды, более героические или трагические, чем то, что было с ними на самом деле. Более того, мы превращаем нашу повседневную жизнь в серию «рассказов», в которых всегда ищем остроту и особое значение. Когда ученые начнут серьезное описание мозга, они найдут пути и области, связанные с рассказыванием и придумыванием историй. Они будут тесно связаны с речью и грамматикой: импульс, требующий рассказать историю, фундаментально важен для людей. А журналистика – это индустриализация сплетен.

Но благодаря силе журналистики, происшествия, которые она превращает в статьи, получают особый стимул. Как мы выбираем, какую из статей поставить на первую полосу или в середину новостного бюллетеня на телевидении? И как мы пишем и редактируем их, чтобы они оказались именно там? Есть ли «история» в той или иной ремарке министра иностранных дел? А достойна ли первой полосы потускневшая фотография двух обнимающих друг друга людей средней степени известности? Или, может, ее поставить на одну из внутренних страниц газеты? Или не ставить вовсе? Если какой-нибудь журналист скажет вам, что всегда может ответить на один из этих вопросов или что он никогда не сомневался, что делать с той или иной новостью, то не обязательно думать, что он лжец. Он может быть просто плохим профессионалом.

Журналистов не учат тому, что такое новость. Мы учимся, копируя. Мы смотри на то, что было новостью во вчерашней газете или на прошлой неделе. Вот так и получается, что одна какая-нибудь потрясающая история, например, о том, как собака напала на ребенка в парке, или о загадочном вирусе тянет за собой целую серию статей о других собаках или о вирусах-убийцах. Журналисты становятся внимательными к обрывкам информации о собаках и вирусах и продолжают искать и продавать их, пока это повторение не надоест редакторам и читателям. Разные типы журналистов привязываются к разного типа событиям, а руководители разных изданий или вещатели имеют различные «любимые» истории. Это выучивают и продолжают их журналисты. Так, репортеры газеты Hull Daily News освещают «свои» истории, а Би-би-си или Франс-суар – «свои». Мы в большинстве случаев предпочитаем не анализировать новости. Мы говорим, что у нас есть «чутье» на новости. Тысячи редакторов говорили: если хотите копать глубже, то вы не годитесь для этой работы. Попросить хорошего репортера дать определение новости это все равно, что попросить тинейджера объяснить, что значит похоть.

Новости – продукт, появившийся сравнительно недавно. Его создают, копируют и передают в соответствии с традицией, которая насчитывает всего лишь пару сотен лет. Почти все репортеры спустя некоторое время начинают чувствовать, как должна выглядеть новость, но это чувство не сидит в них генетически. Люди могут быть любознательными или невнимательными, но не бывает «прирожденных журналистов».
Tags: СМИ, журналистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments