Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Обычная история

(Рассказ)

Как много историй начинается с того, что «она» приглашает «его» на чашечку кофе.

Какое разнообразие сюжетов – житейских, необычных, трагичных или со счастливым концом – проистекает из этого невинного, казалось бы, приглашения.

– Зайдешь на чашечку кофе?

Услышав это, он, как правило, теряется. И в его душе немедленно начинают бурлить страсти, рождаться идеи, роиться образы, гнездиться опасения и расцветать надежды. И все это – совершенно независимо от того, в какое время суток сделано приглашение и (скажу по секрету) абсолютно не связано с тем, сколько ему лет.

Не связано это и с его социальным статусом. Пусть даже он – сын депутата и богача, а она – дочь академика. Ну и что? Что из того, что он разъезжает на крутом «Лексусе», ходит с охраной и при желании может на папины деньги купить полгорода, а она – первая красавица в главном университете страны – всегда прекрасно и со вкусом одетая, насмешливая и неприступная.

Не будет она приглашать такого парня на кофе? Будет. Еще как будет! Собственно, с этого ведь и начинается эта моя история. И скажу вам, что приглашение было сделано со всей надлежащей кокетливостью и абсолютно целомудренно: «Зайдешь завтра после уроков?»

Ах, эти блаженные часы от двух до пяти! Ах, это томное время, когда девичьей чести угрожают значительно более серьезные опасности, чем в ночной темноте. О, блаженное и таинственное «после уроков», когда горят глаза и в сладкой истоме замирают сердца. О,
время долгих поцелуев и робких исследований. О, «проверочные» звонки родителям. О, диваны в гостиных! О, о, о!..

Но, к сожалению, часы бегут, как спринтер-олимпиец. И современные Ромео и Джульетты не спорят о жаворонке и соловье. Какие могут быть соловьи в постсоветском городе? Кругом одни стрижи и воробьи! А вы можете представить, чтобы влюбленные говорили о стриже и воробье? Я, наверно, могу, но слишком уж печальный получается спор.

Да, я отвлекся.

Итак, вернемся к нашей истории, где было сделано и принято приглашение на чашечку кофе. Предупреждаю сразу: все было чрезвычайно целомудренно. А как же может быть иначе при первой встрече такой интеллигентной девушки и такого богатого парня?!

Так что в назначенный день он скромно позвонил в профессорскую дверь. Безупречно накрашенная (сорок пять минут чистого времени), она дверь открыла. Он вошел. А за ним – охранник с огромным ярким букетом цветов, составленным в полном соответствии с олигархическим вкусом – то есть дорого, ярко и с блестками. Букет был принят со всеми надлежащими восклицаниями: «Ах, он такой красивый, такой дорогой! Ну, зачем…»

Они прошли в гостиную, где на овальном столе уже стояла хрустальная ваза с цветами, а охранник отправился на кухню, где, достав из кармана какую-то электронную игру, погрузился в нее.

Гостиная была выдержана в академическом вкусе. А это значит, что в ней был сервант с чешским хрусталем, стулья с изящно изогнутыми спинками, небольшой кабинетный рояль, музыкальный центр и плоский телевизор с плазменным экраном. Над роялем – большой портрет хозяйки дома в полный рост (холст, масло, 100х50), на стене напротив – картина в тяжелой золоченой раме: ярко-красные маки на фоне синего озера Севан.

Кофе был сладким, к нему был подан коньяк и сладкое. Хозяйка включила музыку, и молодые люди постепенно втянулись в увлекательную процедуру перемывания косточек знакомым. Словом, процесс шел, как и должен был идти на первом серьезном свидании. Кофе, музыка, сплетни, сигареты…

Но мы с вами не забываем, что это был не просто рядовой парень, а сын миллионера и депутата. И что на кухне сидел охранник, которого, казалось, ничего кроме компьютерной игры не интересовало. Но были у нашего героя еще охранники. Один остался караулить возле входа в подъезд, а другой – в большом черном джипе – расположился у арки, ведущей во двор построенного в середине пятидесятых «дома академиков», где и жила девушка.

И пока молодежь приятно проводит время, мы с вами можем оглянуться и посмотреть на то, что происходит рядом. Например, в соседней квартире, которую несколько лет назад купил вице-председатель парламента. Спешу разочаровать, однако. Ничего особенного в его квартире не происходило. Муж был на работе, а жена, спровадив домработницу и допив кофе, нервничала.

Она сидела у кухонного окна и с опаской смотрела на незнакомого парня в черной кожаной куртке, уже полчаса курящего у подъезда. И на большой черный джип, явно не принадлежащий никому из жителей интеллигентского здания.

Помучавшись некоторое время, жена вице-председателя взяла мобильник и набрала заветный номер. Муж ответил сразу.

– Извини, что звоню, – зачастила жена, – но тут такая вещь… Неизвестный какой-то тип уже битый час торчит у нашего подъезда. А Петику скоро домой из школы возвращаться. Я же тебя просила, выдели ему охрану, чтоб я так не нервничала!

– Какой тип, джана, что случилось? – не понял муж.

– Вай, не знаю я, какой тип. Караулит у нашего подъезда. Уже час стоит и курит. А у арки какой-то большой черный джип, а в нем – еще один тип сидит.

– Номер джипа скажи!

– Не вижу я! Этот номер такой маленький…

Муж задумался. Совсем недавно он провернул одну операцию, в результате которой… О вариантах он почему-то сейчас не хотел думать.

– Ладно, не шуми. Высылаю свою охрану. Через пять минут будут, разберутся.

И вот, минут через десять, во двор въезжает еще один большой черный джип. Из него вывалились охранники вице-председателя и, увидев своих коллег, охранников провластного депутата и олигарха, конечно, обрадовались. И стали эти охранники приветствовать друг друга. А если вы не знаете, как это происходит у армянских парней, то скажу, что картина для неподготовленного зрителя довольно необычная: они громко и с удовольствием целуются, иногда могут похлопать друг друга по спине, ну а потом все вместе закуривают.

Братание двух групп парней в черном вызвало в тихом дворе такой ажиотаж, что из окна квартиры в соседнем подъезде выглянула мама лидера одной из оппозиционных партий.

Не удивляйтесь. Ереван – город небольшой, престижных домов «старой закалки» в нем немного, многие хозяева квартир в этих домах уже уехали за границу, продав их… Да, главным образом, продав их политикам.

Выглянув, мама испугалась и немедленно позвонила сыну. Но если вы ждете, что сейчас во двор явятся охранники оппозиционного лидера и начнется потасовка со стрельбой, то я вас разочарую. Он не приказал своим охранникам разобраться, просто потому, что у него не было охраны. Поэтому он позвонил редактору одной из оппозиционных газет и попросил послать корреспондента – разобраться. Редактор, в свою очередь, связался с коллегами из тех газет и информагентств, которые не испытывают особого почтения к властям, и вскоре на «место события» прибыла машина с журналистами.

Они вывалились из нее, телеоператор немедленно включил камеру, фотограф начал снимать опешивших охранников, а девицы-журналистки, оправив короткие юбки, завозились с диктофонами. Замешательство длилось недолго.

– Прекрати съемку, здесь нельзя снимать, – закричал самый быстрый из охранников.

– А вы мешаете работе журналистов, – закричал оператор, наводя на него камеру. – И нарушаете закон Республики Армения.

– Какой закон, ты что, не понял, тебе сказали не снимать!

– Не имеете права!

– Какое право, ты, мальчик? Выруби камеру, я сказал, иначе счас тебя самого вырубят!

– Да пошел ты! Я снимаю, кого надо. Сам ты мальчик! Я таких, как ты… И вообще не мешай мне работать!

Горячая кровь молодых парней, как известно, закипает мгновенно. Что и случилось. В результате охрана, развернув свои порядки, пошла в атаку. Журналистки приготовились к тому, чтобы завизжать. Фотограф быстро-быстро щелкал затвором. Оператор храбро расставил ноги.

Что было потом история зафиксировала в двух вариантах. Согласно официальной версии, журналистов культурно попросили все-таки прекратить съемку охраняемого объекта. Те бесстыдно и, невзирая на присутствие женщин, ответили громкой матерной руганью. То есть законному требованию лиц, находившихся при исполнении служебных обязанностей, они не подчинились. А когда их попросили во второй раз, у оператора случайно упала камера и разбилась.

По версии оппозиции, группа молодых парней, охранявших провластных олигархов, набросилась на журналистов, которые работали, выясняя детали происшедшего, и начали их избивать. В потасовке оператору разбили камеру, ударив ею о ствол тутового дерева, фотографу ушибли ребра и поставили фингал под левым глазом. Журналистки отделались легким испугом. Приехавший наряд полиции в потасовку не вмешался, высказав, таким образом, полную поддержку провластным олигархам.

Как бы то ни было, вся эта история продолжалась немногим менее часа. После чего журналисты отправились в свои редакции, а охрана парламентского лидера уехала восвояси.

Прошло еще немного времени, и из дома прекрасной Джульетты вышел наш Ромео. Он не шел, он парил на высоте примерно пятнадцати-двадцати сантиметров над асфальтом. Как приятно он провел время! Какая она – его Джульетта – умная, тактичная, образованная. Какой был замечательный кофе… И главное: в самом конце она позволила поцеловать себя в щечку! Конечно, она – не чета всяким там девицам, которые, узнав, чей он сын, так и готовы броситься ему на шею!.. Он теперь знает номер ее мобильника, о вообще они договорились сходить вместе куда-нибудь… Вот оно, счастье!

… Он сел в машину, охранник захлопнул за ним дверь, и большой черный джип, ставший причиной для беспокойства жены парламентского вице-председателя и мамы оппозиционера, поводом потасовки между охранниками и журналистами, а затем и шума в прессе, заявлений неправительственных организаций и недовольства западных посольств… Словом, этот джип, медленно развернувшись, уехал со двора.

О происшедшем наши герои так ничего и не узнали. И вообще, подумаешь, каких-то журналистов побили! Нечего им было соваться не в свое дело!
Tags: журналистика, рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →