Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Некоторые размышления

Пост получился большой. В нем:

-- Об изменениях в геополитической ситуации в спостсоветских странах;

-- О Кыргызстане, России и американской базе;

-- О Таджикистане, энергетике и встрече президентов;

-- О Беларуси и Европе;

-- Об Армении, Европе и России;

-- О реактивности российской политики в отношении стран бывшего СССР.

И если вам все это интересно, то пожалуйте под кат.



Политические события на постсоветском пространстве после августовской российско-грузинской войны следуют одно за другим почти без передышки, и дают большую пищу для размышлений, потому что позволяют говорить о почти тектонических сдвигах, которые, несомненно, будут иметь серьезные последствия в долгосрочной перспективе.

(Я позволил себе такое длинное первое предложение только потому, что этот пост – не журналистская статья)

Августовская война и новогодний российско-украинский кризис ясно показали, что постсоветские страны, руководство которых демонстрирует стремление в сторону Запада, НАТО, Европейского Союза и – шире – демократии и западных ценностей, сталкиваются с очень серьезными проблемами, вплоть до военных. И это ясно демонстрирует намерения России в отношении тех бывших республик СССР (кроме стран Балтии, разумеется), которые стали резко уходить из-под ее контроля. И это Грузия и Украина.

А ведь есть ряд других постсоветских стран, которые тоже вели себя довольно независимо. Например, Кыргызстан, на территории которого все еще находится американская военная база. Кстати, когда говорят о «цветных революциях», часто упоминают смену власти в этой стране. Есть и словосочетание «тюльпановая революция». Я лично не считаю, что смену власти в Кыргызстане можно поставить в один ряд с Украиной и Грузией – по ряду причин. В том числе потому, что здесь не было лидеров, которые вели за собой народ. Тут, скорее, народ повел лидеров за собой. Но это тема другого разговора.

Итак, что происходит с американской базой. Кыргызстан получает несколько десятков миллионов долларов за то, что в аэропорту Бишкека стоят 5-6 транспортных самолетов. Кроме того, в день туда прилетали, наверно, еще 5-6 самолетов. Правительство Бакиева все время пыталось поднять плату за эту базу. И плата иногда действительно поднималась и дошла до уровня, составившего примерно половину арендной платы, которую выплачивает Россия за Байконур. Представляете, огромный Байконур – и 5-6 самолетов в день.

Но это было присутствие США в Центральной Азии. И оно, это присутствие, раздражало Россию. Дело же не только в нескольких самолетах. Дело в том, что сам факт наличия базы заставлял и правительство Кыргызстана действовать с оглядкой на американцев, и американцы активно развивали гражданское общество, выдавали гранты на разные проекты и программы, и так далее. Кстати, гражданское общество Кыргызстана, по моим впечатлениям, очень развито, намного больше, чем в соседних странах. И сильных журналистов там много, что очень хорошо.

И Россия ничего не могла поделать с этой базой, так как американцы платили полновесные доллары.

Тогда Россия просто дала больше денег. Конечно, шестидесяти миллионам в год трудно равняться с двумя миллиардами в несколько лет. Что получилось? Кыргызстан выиграл в денежном отношении, Россия – в геополитическом.

Дальше начали развиваться события вокруг Таджикистана. Сначала президент России Медведев заявил в Узбекистане (а отношения между этими двумя странами напряженные), что его страна фактически отказывается финансировать проекты строительства ГЭС в Таджикистане, буквально изнывающем от нехватки электроэнергии.

Президент Таджикистана Рахмон обиделся и отказался от официального визита в Москву. Потом его все же уговорили поехать в столицу России на саммит ОДКБ (или ШОС). Но в то же время он дал понять США, что готов предоставить американцам аэропорт для базы, что даже еще лучше, так как ближе к Афганистану.

Да и в Москве, видимо, его переговоры с Медведевым не окончились так, как ему хотелось бы. И, видимо, Россия не получит ни таджикского алюминиевого завода TALKO (70% экспорта), ни электростанций – действующую Нурекскую и строящуюся Рогунскую ГЭС.

Из этого, видимо, следует, что в ближайшее время начнется интереснейший диалог Таджикистана с США – и о базе, и о Афганистане.

Но перейдем от Центральной Азии в Европу. А точнее – в Беларусь. И тут происходят вещи, которые еще пару лет назад нельзя было даже представить: Александр Лукашенко, которого на Западе называли «последним диктатором Европы», пошел на сближение с Евросоюзом. И тот, представьте, ответил ему взаимностью. А еще – Беларусь отказала России в просьбе признать Абхазию и Южную Осетию.

И вдруг оказалось, что Беларусь, которая не так давно представлялась вообще неким «приложением» к России, повела совершенно самостоятельную внешнюю политику, причем такую, которая, кажется, не должна нравиться Кремлю.

Изменения – поистине тектонические! Самые верные союзники Кремля – Таджикистан и Беларусь – пытаются медленно отойти от России и ищут сближения «на стороне» (об Армении – ниже), а Кыргызстан (и частично Узбекистан), до этого пытавшиеся держаться довольно независимо, входят в московскую орбиту. Ну, с Кыргызстаном понятно: это деньги.

Об Армении. Год назад состоялись президентские выборы, после которых в стране пролилась кровь, было объявлено чрезвычайное положение... И Запад резко раскритиковал страну, причем даже чуть не лишил права голоса в Парламентской Ассамблее Совета Европы. Тем самым Европа толкнула Армению к России. Да и Россия тут же «закрепила» это, выдав Армении полумиллиардный кредит. Собственно, можно было особенно и не стараться, потому что Армения и так близка к России и политически, и геополитически, и в военной области, и в бизнесе. Ну, в бизнесе, положим, все «близки» к России.

Но ситуация с Арменией еще будет развиваться. Многое зависит от того, как пройдут эти выходные, когда оппозиция собирается отмечать годовщину разгона митинга и гибели людей, и от того, как Европа оценит то, что произойдет. А что именно произойдет, мне сейчас трудно сказать.

Ну и наконец: что будет делать Россия перед лицом всех этих сдвигов?

• Продолжит выдавать кредиты «своим» и обещать кредиты тем, кто откажется от укрепления связей с Западом (ясно, что Казахстан и Азербайджан в этом не нуждаются)?

• «А если не купят лотерейных билетов, тогда отключим газ»? (и здесь Казахстан и Азербайджан неподконтрольны)

• Будет продолжать силовое давление?

Думаю, в Кремле сейчас нет определенной стратегии действий. Россия, как мне кажется, действует «по ситуации», то есть реактивно (если не считать планомерную скупку постсоветской энергетики).

Интересно, появится ли у Москвы проактивная политика? И в чем она будет?

Tags: Кавказ, Россия, Украина, Центральная Азия, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments