Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Что стало со свободой слова и политической свободой?

Я вынес в заголовок название сегодняшней конференции в лондонском Chatham House.

Полностью конференция называлась "Через двадцать лет после падения берлинской стены: что стало со свободой слова и политической свободой".

Chatham House является одним из самых авторитетных в Европе и мире институтов политического анализа. И на конференцию удалось собрать прекрасных докладчиков, среди которых -- представитель по свободе слова ОБСЕ Миклош Харасти, главный редактор The Financial Times Лайонел Барбер и другие.

И конференция, безусловно, удалась. Я сейчас быстренько записываю то, что оставило на меня особенное впечатление, чтобы не забыть.

Открыл ее совершенно блестящим эссе-размышлением о том, какой путь прошла Восточная Европа от 1989 года до 2009 немецкий ученый и общественный деятель Йенс Райх. Он был одним из основателей движения "Новый форум", сыгравшего большую роль в том, что ГДР прекратила существование, а Берлинская стена пала.

Все докладчики обязательно говорили об убийстве Маркелова и Бабуриной. Сказал о нем и Миклош Харасти.

Он говорил, почему продолжаются нападения на журналистов, и выделил следующее:

– Безнаказанность. Прокуратура действует неэффективно, но важно, что и власти молчат.

Добавлю от себя (тут я вступаю в очень эмоциональную для меня сферу -- настолько эмоциональную, что я решил не говорить об этом во время самой конференции), что молчат не только власти. Молчат и иностранные государства, молчит и Запад, и часто молчит ОБСЕ.

Я совершенно уверен, что, если бы ОБСЕ кричало о том, что случилось со мной, если бы ОБСЕ принимала те меры, которые она может принять, не было бы многих смертей журналистов: не убили бы Тиграна Нагдаляна, был бы сейчас жив Эльмар Гусейнов... Но вернемся к тезисам Харасти.

– Во многих странах ошибки журналистов криминализируются. Он имел в виду, что понятия "клевета" и "оскорбление", "ущемление чести и деловой репутации" являются уголовно наказуемыми. И это приводит к тому, что криминализируется сама профессия журналиста. На журналистов как бы ставится клеймо, ярлык.

Я не очень с ним согласен, потому что в реальности -- особенно в постсоветской реальности -- доносы, клевета и оскорбления являются не результатом ошибки, а совершаются преднамеренно, именно с целью очернить, иногда оболгать кого-то. И делается это по чьему-то заказу. Правда, я считаю, что если что-то написано, то и ответ должен быть дан на бумаге, на телеэкране, в радиоэфире, а не в суде и тем более уж не пистолетом. То есть я не согласен с аргументацией Харасти, но его требования признаю легитимнымии правильными.

– Практически полное исчезновение независимых теле- и радиостанций после цветных революций в странах, где эти революции прошли.

Тут он указал на судьбу белградской "В-92" (мне она не известна), тбилисской "Рустави-2" и Бишкекского "31-канала". Он упомянул киевский "5 канал", но я не помню, сказал ли он, что и этот канал сейчас находится под контролем правительства, а сам я этого не знаю.

Идея Харасти состояла в том, что победители в «цветных революциях» прекрасно понимали силу независимого слова и постарались прибрать к рукам те станции, которые это слово распространяли, помогая им прийти к власти.

После него выступала Маша Липман, главный редактор журнала Pro et Contra, соучредитель и первый главный редактор журнала «Итоги». Она говорила о том, как российские СМИ первой половины девяностых пытались работать, следуя западным моделям (это мне было интересно, потому что я упустил этот период в развитии российских СМИ), как возникло НТВ, и как оно работало (мне показалось, что она идеализировала НТВ), и что получилось со СМИ при Путине.

Тут она делит СМИ на три категории: три федеральных телеканала, которые используются как орудие пропаганды, «напоминающей советскую», потом СМИ с меньшим охватом аудитории, которые понимают, что им нужно быть лояльными властям, и небольшое количество тех, кто все еще пытается быть независимыми.

Она говорила о том, что политическая система в России, которую выстроил Путин, покоится на двух столпах: это высокая цена на ресурсы и традиционная слабость общества. Первый столп сейчас пошатнулся. Но телеканалы об этом не говорят, или почти не говорят. Власти контролируют все и заботятся о народе. Поэтому об акциях протеста на Дальнем Востоке просто не сообщалось.

Мне показалось интересным наблюдение, которое она сделала: президент и премьер-министр практически не встречаются с оппозиционными журналистами. Интересно оно потому, что так же поступают почти все остальные президенты стран СНГ. И это следствие того, что журналисты как бы разделяются на «своих» и «чужих». А ведь это в корне противоречит самой идее журналистики…

Главный редактор The Financial Times Лайонел Барбер рассказал о том, как он встречался с Путиным и Берлускони, говорил, что газеты сейчас стоят перед рядом проблем, потому что в связи с кризисом уменьшается количество рекламы, а еще растет конкуренция со стороны Интернета, в том числе и со стороны блогосферы.

Вторая часть конференции, во время которой выступали Ирина Демченко, шеф британского бюро РИА «Новости», Алексей Симонов, директор «Фонда защиты гласности», юрист Уильям Боуринг и Лилия Шевцова из Центра Карнеги, была более эмоциональной и несколько менее академичной.

Симонов выступил совершенно блестяще. В своей речи он сравнил современную российскую журналистику с… зоопарком. Это сравнение вызвало немалое оживление. Он говорил, что журналисты сидят, как дикие звери, каждый в своей клетке (имея в виду редакцию, но и не только, а еще и образ мысли и место в политическом спектре). Есть площадки для молодняка, мимо по дорожкам ходят посетители, которые любуются зверями. Иногда зверям удается вырваться из зоопарка. И тогда их отстреливают.

Еще он сказал, что падение Берлинской стены дало возможность Западу и Востоку обмениваться, началось движение. И двигаются люди, деньги и идеи.

С Востока на Запад идут образованные люди, стремящиеся сделать карьеру. С Запада на Восток идут бизнесмены, стремящиеся сделать деньги.

С Востока на Запад идут деньги, образовавшиеся от нефти. Они там, на Западе, превращаются в яхты, виллы и футбольные клубы. С Запада на Восток тоже идут деньги – гуманитарная помощь.

Идеи тоже двигаются. С Запада на Восток – традиционные западные ценности – демократия, права человека… А с Востока на Запад – идеи, рожденные постсоветским капитализмом.

По-моему, красиво сказано.

Но самым интересным была небольшая затравка, брошенная в аудиторию председательствовавшим на сессии Джеймсом Шерром, директором программы России и Евразии Chatham House-а.

Он задал три вопроса. Я примерно их записал:

1. Почему мы здесь, на Западе, с таким интересом и вовлеченностью относимся к вопросу свободы в России, и совсем иначе к свободе в Азербайджане, Узбекистане, Туркменистане. Говорит ли это о двойных стандартах, или о нефти, или о том, что ожидания от России были выше, чем от этих стран?
2. То, что мы говорим о свободе России, видимо, является западным подходом. Большинство россиян не знает, что такое свобода и не хочет ее. Зато большинство скажет, что знало худшие времена. И сейчас им совсем неплохо. Так не пытаемся ли мы, Запад, навязать им то, что им не нужно?
3. Не устарели ли те вопросы, которые мы поднимаем? Выборы? Так разве есть демократия в странах, где, по оценке ОБСЕ, выборы прошли хорошо? Там такая же бюрократия, такая же коррупция, так же не сформированы демократические институты, так же нет независимых судов. Может, пора сменить темы и парадигмы оценок?

Вообще-то я бы эти вопросы вынес в заголовок и очень основательно подумал бы о них.

Tags: Россия, СМИ, политика
Subscribe

  • Погибла Наталья Молчанова

    Она была одной из самых замечательных женщин, которых я когда-либо встречал в жизни. Встреч наших было мало -- мы общались всего дважды, но это…

  • Ваан Ованнесян

    Скончался Ваан Ованнесян – крупный политический деятель, посол Армении в Германии, экс-спикер парламента, бывший кандидат в президенты...…

  • Карен Даниелян

    Чувствую, что обязательно должен написать об этом. Чувствую... И не могу себя заставить просто нажать на клавиши, чтобы выпечатать фразу.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments

  • Погибла Наталья Молчанова

    Она была одной из самых замечательных женщин, которых я когда-либо встречал в жизни. Встреч наших было мало -- мы общались всего дважды, но это…

  • Ваан Ованнесян

    Скончался Ваан Ованнесян – крупный политический деятель, посол Армении в Германии, экс-спикер парламента, бывший кандидат в президенты...…

  • Карен Даниелян

    Чувствую, что обязательно должен написать об этом. Чувствую... И не могу себя заставить просто нажать на клавиши, чтобы выпечатать фразу.…