Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

ПАСЕ -- Армения

Растерянность.

Читаю политические новости, поступающие из Армении в последние дни, и мне представляется, что провластные политические силы страны сейчас именно растерянны.

Это потому, что 26 января открывается зимняя сессия Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ), и есть серьезные опасения, что будет рассматриваться вопрос о лишении Армении права голоса в этой организации.

Оставив в стороне политические последствия этого шага, лишение права голоса унизительно – и для страны в целом, и особенно для правящей элиты.

Растерянность выражается в том, что многие в стране говорят о двойных стандартах, о вмешательстве во внутренние дела суверенного государства, о том, что все это, дескать, следствие прорусской ориентации страны и так далее.

Попробуем разобраться.


В прошлом году Армения пережила страшный шок. Сначала были президентские выборы, на которых победил премьер-министр. Оппозиция не согласилась с результатом этих выборов и, как водится, организовала массовые протесты, в надежде повторить сценарий цветных революций Грузии и Украины. На одной из центральных площадей Еревана поставили палатки, в которых разместились самые активные протестующие, в городе и стране проходили митинги, шествия, разные другие акции.

Ранним утром 1 марта полиция "очистила" пощадь и убрала палатки, причем правоохранительные силы утверждают, что нашли в палатках небольшое количество оружия.

Протесты продолжились в другом месте. К вечеру страсти накалились, протестующие стали поджигать машины и грабить (как говорят, выборочно) магазины.

Когда стемнело, прогремели выстрелы. Десять человек было убито: восемь протестующих и двое работников правоохранительных органов. Около двухсот человек ранено, больше ста задержано и арестовано.

Президент (уходящий, не вновь избранный) ввел в стране чрезвычайное положение, продолжавшееся почти три недели.

Эти события вызвали ряд вопросов. Некоторые очевидны:

– Кто виноват в том, что события приняли такой ход? Власти, утром 1 марта разогнавшие митинг, а потом непропорционально применившие силу, или оппозиция, организовавшая протесты и беспорядки? Или обе стороны?

– Кто лично и в какой степени ответствен за происшедшее?

– Можно ли было решить вопросы мирно, не прибегая к крайним мерам, или другого выхода не было?

Есть, конечно, и ряд других вопросов.

Уверен, что многие из моих читателей имеют свои варианты ответов на эти вопросы. Причем часть ответов будет диаметрально противоположной. Это нормально, когда ситуацию обсуждают люди, сами участвовавшие в событиях, бывшие их свидетелями или переживающие за страну. Мы имеем право быть эмоциональными и выплескивать свои эмоции.

Но когда речь идет о законе, о праве, то эмоции нужно отложить, а расследование должно быть полным.

И ПАСЕ потребовала провести такое расследование.

Парламент создал комиссию по расследованию. Сначала решения в комиссии должны были приниматься большинством голосов. При этом большинство членов комиссии – депутаты от правящих сил. Так что результаты голосования, можно сказать, определялись партийной принадлежностью. ПАСЕ в резолюции 1620 предложила сделать так, чтобы решения в комиссии принимались консенсусом.

Вот не знаю, приняли ли это предложение?

Но президент утвердил комиссию экспертов, которая должна была расследовать эти события. И Европа это оценила положительно.

Но ПАСЕ посчитала, что обвинения по статьям за организацию и участие в массовых беспорядках должны быть с обвиняемых сняты, за исключением тех случаев, когда доказано, те лично участвовали в актах насилия, или лично подстрекали, отдавали приказы или помогали осуществлять такие акты (в той же резолюции 1620).

Это касается не только «дела семи», а также многих других дел, где люди были осуждены только на основании показаний полицейских. Грубо говоря, если полицейский сказал, что кто-то виноват, его сажали, не пытаясь найти обоснования показаниям силовиков из других источников. А это уже дело политическое.

Кстати, все «семеро» обвиняются по этим статьям.

– Но, минутку, – может спросить читатель, – а какое дело ПАСЕ до того, по каким статьям выдвинуты обвинения против оппозиционеров? Не есть ли это вмешательство во внутренние дела суверенно государства?

И действительно, не прав ли этот читатель?

Тут есть вот какая штука: когда страна становится членом какой-либо международной организации, она принимает правила, по которым эта организация существует. И это закрепляется соответствующим документом, подписанным от имени страны. Причем в Конституции Армении написано, что международные договоры имеют большую силу, чем законы страны.

А Совет Европы рекомендовал Армении изменить (в том числе) именно те статьи УК, которые касаются организации и участия в массовых беспорядках.

Теперь что касается двойных стандартов.

Не знаю. Не могу рассуждать на эту тему, потому что не готов однозначно сказать, применяются ли в этом случае двойные стандарты. Однако, если говорить, например, о Грузии, то обязательно надо вспомнить, что после того, как было отменено чрезвычайное положение (ноябрь 2007 года), власти страны приняли ряд радикальных мер, в том числе были объявлены новые президентские выборы. И то Грузия до сих пор (после войны) не может до конца оправиться от политических последствий того решения президента.

– А Азербайджан, – спросит читатель, – А Турция?

– Не знаю, – отвечу я. – Не могу судить, так как не знаю.

– А почему ПАСЕ все говорит о властях, да о властях, и ничего не говорит об оппозиции? Ведь оппозиция тоже виновата?! – это я опять думаю за «читателя» и задаю вопрос, с которым он мог бы обратиться ко мне.

И тут окажется, что ПАСЕ говорит об оппозиции. В частности о том, что нужен диалог между политическими силами страны. А за диалог отвечают обе стороны. Собственно, и за установление истины в отношении событий 1 марта тоже.

Разумеется, о властях говорится больше. Наверно, это понятно, потому что именно власти отвечают за порядок и законность в стране. Разумеется, это не значит, что оппозиция не связана рамками закона. Конечно, связана.

И если вы дочитали до этого места, то есть еще один важный момент.

Членство в Совете Европы означает, что Армения принимает ценности, лежащие в основе современной европейской цивилизации.

Если же Армения принимает эти ценности, то должна что-то менять в своей жизни, чтобы она – эта жизнь – соответствовала европейским ценностям. Страна должна двигаться по направлению к Европе. Если же мы не хотим жить по этим ценностям – ради Бога, это наш свободный выбор.

Tags: Армения, Европа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments