Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Category:

Нарды!

Это окончание.

Люди, играющие в нарды

Часть пятая, последняя


Первая часть -- здесь
Вторая часть -- здесь
Третья часть -- здесь
Четвертая часть -- здесь



Сарьяна 7

В небольшом ереванском домике на улице Сарьяна нас было четверо. Нет, на самом деле было больше – в трех миниатюрных организациях, вскладчину снимавших этот домик, работало человек десять. Но нас – самозабвенных любителей игры в нарды и беззаветных служителей тех самых высших сил – было всего четверо.

Иногда казалось, что мы приходили на работу лишь для того, чтобы поскорее устроиться за большим белым столом на веранде и, прихлебывая вкуснейший кофе, который заваривал фотограф Рубик, заняться делом – нардами.

– Сегодня ты не отвертишься! Я тебе отомщу черной местью китайца, – говорил один из нас.

– Я старые новости смотрю по телевизору, – отвечал его собеседник. -- А это я уже слышал на прошлой неделе. И на позапрошлой. Поэтому, будь добр, скажи что-нибудь новое. А то неудобно как-то.

Но утренние порывы разбивались, как волны о крымские скалы.

И гранитным монолитом, неколебимо возвышавшимся над страстями нардистов, была моя непреклонность. Чтобы не вдаваться в детали, скажу сразу и без экивоков: я запретил играть в нарды до шести часов вечера. С десяти до шести мы должны были работать. Ну, или делать вид, что работаем. А уж потом…

– Марк, уже почти шесть, – говорили, глядя мне в глаза друзья-нардисты где-нибудь в районе четырех часов. – Ты же недавно вернулся из Казахстана. А там уже шесть. Так что по алматинскому времени уже можно.

Как вы думаете, легко выдержать такой прессинг, особенно когда он исходит от близких друзей, которые одновременно и коллеги и собутыльники? Но я старался.

Старались и они, так что разговоры об алматинском времени возникали не чаще одного-двух разов в неделю. Их инициатором чаще всего становился приходивший к нам депутат Национального Собрания. Видимо, его рабочий день был короче нашего, потому что он довольно часто приходил к трем или четырем часам и маялся, ожидая того момента, когда можно будет сесть за стол, расправить плечи и…

…и когда наконец наступало время «Ч» (извиняюсь, разумеется, нужно было говорить «время “Н”», от слова «нарды»), мы гурьбой рассаживались у стола, торцом обращенным в сторону небольшой ереванской церквушки «Зоравор».

Первая пара игроков занимала места в середине, и начинала артподготовку:

– Держите меня, держите! Что я с ним сделаю… Боже, что я с ним сделаю! – кричал один.

– Агрессия – рычал другой, выстраивая фишки в начальную позицию.

– Сейчас будет море крови. А-а, сколько крови будет кругом. А в середине – груда костей!

– Аааагггггрессссияяааа!

Словом, очередное наше служение высшим силам обычно начиналось в милой и дружеской обстановке. Примерно такой:

– Ты еще здесь? Я же тебя вчера дисквалифицировал за ошибки и перевел играть в низшую лигу. Не пускайте его за стол! 

– Кто-нибудь, уберите от меня этого нардочного маньяка! Играть не умеет а какие слова говорит!

Иногда к нам присоединялся еще один – уже шестой – смиренный почитатель нард. В свободное от нард время он работал арт-менеджером, и поэтому его артподготовка выделялась особыми изысками:

– Ах, ты мой бурундучок! – нежно выпевал он, – Кукурузочка ты моя, иди сюда, я сделаю из тебя сажму.

Не спрашивайте, что значит слово «сажма», ибо я этого не знаю. В словарях тоже можете не смотреть – его там нет.

После сеанса запугивания противника нарды шли по знакомому сценарию:

– С зарами надо обращаться, как с женщинами, – говорил депутат, – ни о чем нельзя просить. И вообще, чем меньше ты их замечаешь, тем чаще они выпадают так, как тебе нужно. Потому что они хотят, чтобы ты обратил на них внимание.

– Бессовестный ты, зар, бес-сов-ест-ный – восклицал издатель Ашот. – Совест савсем чка!

– Молча дымил фотограф, а самый молодой из нас громко возмущался:

– Ну что такое! Почему, ну, почему?! Всем дает, а мне – не дает!

– Потому что надо, как с женщинами…

И такое продолжалось часа полтора-два. Пока мы, проголодавшись, не отправлялись… Впрочем, остальное вы знаете: дальше идет шашлык, водка… И эта история об улице, которая носит имя писателя Прошяна. В нарды на ней мы не играли, ибо время на приготовление шашлыка меньше, чем нужно для одной тальи. А какой смысл игры в нарды, если талья остается на середине?

* * *

Когда я уехал из Еревана в Лондон, на Сарьяна 7 провели закрытый турнир памяти Марка Григоряна.

Кто выиграл – мне не сказали.
 

Tags: Ереван
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments