Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Categories:

Как я бросил курить

Это не новогоднее. Это, скрее, грустный "первоянварский" пост.



КАК Я БРОСИЛ КУРИТЬ

Первого января 1998 года я вернулся домой к девяти утра. Настроение было прекрасным – Новый год мы с друзьями встречали шумно и весело. Всю ночь мы пили и пели. Мы пели и пили, а потом опять пили, пели и пили. Водку.

Словом, я вернулся и лег поспать, чтобы быть в форме, когда начнут приходить гости. К полудню я проснулся с отчаянной головной болью, рвотой и еще не знаю чем. Мне было очень худо. Я страдал и мужественно боролся с недугом, но ничего у меня не получалось. Недуг одолевал. Вдруг я заметил, что сердце стало у меня стучать как-то странно. То есть вот оно стучит, а вдруг там, где должен быть удар, пропуск. Или там, где удара быть не должно – вот он, стук. Я очень приблизительно знаю, что такое синкопа, но помню, что мой брат-музыковед именно так объяснял мне это музыкальное явление.

Я перепугался. Нет, не так. Я очень испугался.

Было страшно: вот сердце стучит, а вот уже нет. Потом снова постучит-постучит и вдруг перестанет. К счастью, в это время у нас был мой отец, который с супругой всегда приходил к нам на Новый год. Отец, старый сердечник, пощупал мой пульс и авторитетно заявил, что мне срочно нужно в больницу. Вызвали скорую помощь.

В больнице было холодно. Отделение реанимации не отапливалось. В маленькую палату принесли миниатюрную электрическую плиточку, включили в сеть и сказали, что она согреет. Мне сделали какие-то уколы, что-то ко мне присоединили, и я уснул. Спал я в свитере и джинсах, так как в палате был адский холод.

Я проснулся от тихих голосов. Приоткрыл глаза и вижу такую картину: лежу я на спине, а руки сложены на животе. Поза трупа, одним словом. У меня в ногах по ранжиру выстроились четыре человека: врач, жена и двое друзей. У них скорбные лица. Такое впечатление, будто они у гроба. И говорят тихими скорбными голосами.

А я лежу на спине, ноги вытянуты, руки сложены. Полная картина похорон. Видимо, я проснулся еще не до конца, так как я их видел, а они не видели, что я проснулся. И вот, слышу, жена тихо говорит врачу: «Доктор, а правда, ему теперь совсем нельзя курить?» «Да, – скорбно сложив руки, напевно отвечает врач, – ему теперь совсем нельзя курить». Друзья траурно стоят. Я чувствую, как жена внутренне потирает руки. «Доктор, – говорит она, – а правда, ему теперь и пить нельзя совсем?» «Да, – говорит врач, – и пить ему теперь совсем нельзя… дней десять-двенадцать».

На этой реплике я открыл глаза и потребовал немедленно увезти меня домой. «Здесь вам не вытрезвитель», – сказал врач с улыбкой.

Так я бросил курить, и не курю уже ровно одиннадцать лет. А спустя три года в той же палате в одну из новогодних ночей от инфаркта умер мой отец. Врач был тот же.
Tags: воспоминания, личное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments