Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Category:

Рассказ о песне

В четверг я прочитал лекцию о песне "Հենց Այսպես Էլ Ապրում Ենք..." название которой можно перевести на русский язык как «Так и живем в нашем любимом городе».

И так как несколько читателей попросили меня написать о том, что я говорил, вот вкратце.

Но начнем с самой песни. Вот она:


А изложение того, что я услышал в этой песне -- под катом. Там же ее текст на армянском языке и перевод на английский. Извините, ради Бога, но переводить на русский мне просто лень.

Понимаю, что неправ. Исправлюсь. Как-нибудь потом. Обязательно!

Сначала я представил контекст, в котором эта песня создавалась. Собственно, в ней переплелось несколько контекстов. И, во-первых, это любовь к Еревану, я бы даже сказал, культ Еревана, который существовал еще в советское время. Он поутих в первой половине девяностых, когда был жесточайший кризис и шла война. Но потом, когда жизнь стала нормализоваться, это культ расцвел с новой силой. И расцветал он, в том числе, благодаря песням Рубика Ахвердяна («Ереванскими ночами»), фильмам Миши Погосяна («Ереван-блюз», «Джан-Ереван»)… И даже благодаря нескольким фильмам «Наш двор», которые я считаю безвкусицей.

С другой стороны, в «новом Ереване» расцвела культура кафе. Она уходила корнями в семидесятые годы, когда ереванские кафе были небольшими островками свободомыслия. «Козырек», «Поплавок» и «Сквознячок», а также «Артистическое», «Четвертый магазин», «Пончиканоц», «Гинетун» были известны, кажется, всем.

Сама песня написана в жанре шансона. Армения, наверно, была уникальна в СССР тем, что в Ереване этот жанр был очень развит. Конечно, причиной этому – влияние Шарля Азнавура. В конце шестидесятых – начале семидесятых считалось хорошим тоном хранить дома томик стихов Азнавура, переведенных на армянский язык.

Рассказав это, я предложил еще раз прослушать песню, и представил ее персонажей. Я знаю практически всех, так как это, попросту говоря, моя тусовка – актеры, художники, музыканты, певцы…

С вашего позволения, здесь я не буду представлять всех -- слишком много времени уйдет на это.

После этого я поговорил о том, что явления и персонажи в песне делятся на две категории: «хороших» и «плохих». Так вот, оказывается, что все «хорошие» персонифицированы. Это личности, причем многим певец дает короткие характеристики. Пусть даже «ереванец». А вот «плохие» не персонифицируются. Нет, они, конечно, существуют, но певец не хочет их признавать за равноправных жителей своего города, не называет по именам и, как правило, не характеризует.

Равноправные же, то есть персонажи со знаком плюс (а они, как мы помним, артисты, художники, музыканты…) ремонтируют свой город. А на стену вешают фотографии тех, кого нет среди них, но кто тоже часть артистического Еревана.

Потом я рассказал о видеоряде. А строится он так, что сначала певец предстает в образе умалишенного, которого как бы тестируют, проверяют на вменяемость, показывая фотографии. Постепенно он переходит из этого образа в образ инвалида, которого везут по подобию музея. И он как бы вспоминает людей, стоящих в витринах. Он же объединяет их в городе, который они все вместе ремонтируют.

В клипе множество персонажей. Я даже не берусь сосчитать их. Но только четыре персонажа – женщины. Это женщина-психиатр, она же везет певца в инвалидной коляске; Рипсик, которая варит кофе; безымянная женщина, поющая припев вместе со всеми, и – в эпилоге – мадонна.

Как говорила одна моя хорошая знакомая: «наше общество живет мужскими ценностями».


ՀԵՆՑ ԱՅՍՊԵՍ ԷԼ ԱՊՐՈՒՄ ԵՆՔ (ՄԵՐ ՍԻՐԱԾ ՔԱՂԱՔՈՒՄ)

Սա ձեր աստառն է, սա վերարկուն.
Սա ձեր հոգին է, որ զգեստ է անգույն.
Սա է ձեր տան հիշված ճանապարհը,
Սա ձեր աստառն է, սա վերարկուն:

Սա ձեր ասած ստի պատասխանն է,
Սա հարեւանն է հոգեւարգում
Սա իմ ընկեր Աշոտ Գեւորգյանն է
Սա նրա շունն է, որ չի հաչում:

Հենց այսպես էլ ապրում էնք մեր սիրած քաղաքում (2 անգամ)

Սա տրոլեյբուս է, սա ավտոբուս,
Սա «թուղթ-ու-գիր» է, սա գետնանցում.
Սա ստորացված փողով քո ընկերն է,
Նա էլ իրան գյորա չի վխտում:

Սա նկարիչ Արմեն Խոջոյանն է,
Սա էլ Ռիփսիկն է, սուրճ է եփում.
Սա էլ խելառ Ս. Միքաելյանն է,
Նա խմելուց հետո չի ծամում:

Հենց այսպես էլ ապրում էնք մեր սիրած քաղաքում (2 անգամ)

Երեւանցի Ռուբեն Հախվերդյանն է.
Սա մեր Ուստեն է, սա էլ Դավոն:
Սա իմ ընկեր Գուգո Ամիրյանն է,
Սա «ծակ» Կարենն է, սա գինետուն:

Սա մեր Խորեն Աբրահամյանն է,
Ջանիբեկյան Կարենն իր դերով.
Սա Արամոն է, սա էլ Միշիկը,
Սա Հրանտոն է, սա էլ Մուրզոն:

Հենց այսպես էլ ապրում էնք մեր սիրած քաղաքում (2 անգամ)

Սա կշտացած տկար քրդի շուն է.
Սա էլ քցող է, իսկ սա՛ բանսարկու:
Սա հանրահայտ Լեւոն Մալխասյանն է,
Շատ կարգին մարդ մեր այս քաղաքում:

Սա «Կազիրյոկն» է, սա «Պապլավոկը»,
Սա Գրաֆ-Ռաֆիկը իր բուդկայում.
Սա Մերուժանն է, սա էլ Լյովիկը,
Մենք բոլորով մեր դերն ենք խաղում:

Հենց այսպես էլ ապրում էնք մեր սիրած քաղաքում (2 անգամ)

Սա դերասան Սերգեյ Դանիելյանն է,
Սա էլ Արմենը, «Մազ» անունով.
Սա քաղաքի Արմեն Էլբակյանն է,
Սա էլ Վիգենը իր «բամփ» ձայնով:

Թող ինձ ներեն բոլոր այն տղերքը,
Ում անունները ես չեմ նշում.
Թող որ լսեն նրանք իմ այս երգը
Ու թող հարբեն իրենց քաղաքում:

Սա մեր ընտրած տխուր վերջաբանն է,
Սա պատասխան՛ ամեն դեպքերում.
Սա մեր աստառն է, սա վերարկուն է
Սա մեր քաղաքն է՛ մեր թատրոնում:

Հենց այսպես էլ ապրում էնք մեր սիրած քաղաքում (2 անգամ)



THAT’S HOW WE LIVE (IN OUR BELOVED TOWN)

That is your lining, this is the coat,
That is your soul, a colourless cloth;
That’s the memorable road to your home,
That is your lining, this is the coat.

That is the answer to your lie,
That is a neighbour in an agony
That is my friend Ashot Gevorgian,
That is his dog that doesn’t bark.

That’s how we live in our beloved town (twice)

That is a trolleybus, that is a bus,
That is a woodoo spell, that is a subway,
That one’s a humiliated friend with a lot of money,
He doesn’t care.

That is the painter Armen Khojoian,
And that is Ripsik, she’s cooking coffee;
And that is the crazy S. Mikaelian,
Who never chews after drinking.

That’s how we live in our beloved town (twice)

That is Rouben Hakhverdian from Yerevan;
That is our Usta, and here is Davo.
That is my friend Gugo Amiriran,
That is “hole” Karen and this is “Ginetun”.

That is our Khoren Abrahamian,
Janibekian Karen with his role;
That’s Aramo, and that is Mishik,
That is Hranto and that is Murzo.

That’s how we live in our beloved town (twice)

That is a fed-up dog of an incapable Kurd;
That’s a cheat and that’s an intriguer.
That is well-known Levon Malkhasian,
A very kind person in our town.

That’s “Kozyriek”, and that’s “Poplavok”,
That’s Earl-Rafik in his kiosk;
That’s Meruzhan, and that’s Levik,
We all are playing our roles.

That’s how we live in our beloved town (twice)

That is actor Sergei Danielian,
That is Armen, nicknamed as “Maz”
That is Armen Elbakian of the town,
That is Vigen with his deep and toneless voice.

I seek the apology of all the guys,
Whose names I haven’t mentioned;
Let them hear this song of mine,
And let them get drunk in their own towns.

That is the sad epilogue that we have chosen,
Anyway, this is the answer;
Here is our linen, and here is the coat,
This is our town in our theatre.

That’s how we live in our beloved town (twice)
 

Tags: музыка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments