Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Categories:

Об ответственности журналиста

По просьбе френдессы tamsyam пишу об ответственности журналиста.

Но для того, чтобы избежать дидактичности, я решил оформить это в виде трех коротких рассказиков. Один из них уже был в моем "Пособии для журналистов".

Буду очень рад, если вы поделитесь своими примерами. Ну и не только примерами, естественно.

* * *

Мой друг Миша Калантар был ярым антисоветчиком, но при этом работал в республиканской газете «Коммунист».

Он был фотожурналистом. А это значит, что ему нужно было день за днем снимать разных передовиков производства, знатных доярок и видных комбайнеров. Представляете?

«Буду жить в Техасе, – мечтательно говорил он, – заведу себе большое ранчо, во дворе которого буду держать свору грязных дворняг, которых назову Брежнев, Косыгин, Андропов... И каждое утро буду выносить им еду и кричать: «Эй, Брежнев, Подгорный, Косыгин! Идите жрать свои грязные кости!»

«Уеду на Запад, – говаривал он в другой раз, – ничего красного у меня не будет. Даже помидоров есть не буду!»

Но это бывали эпизоды и всплески. А в обыденной жизни он свое принципиальное неприятие советской власти заглушал выпивкой. Но пил он не скучно, как среднестатистический ереванец, а с изюминкой, придавая своему пьянству некий постмодернистский оттенок. То есть к поглощению спиртного он относился как к искусству, превращая процесс пития в перформанс. Эти перформансы часто проходили в его фотолаборатории, расположенной на первом этаже редакционного здания.

Мишу, конечно, не понимали, ибо трудно быть творцом.

Очень активно не понимал его другой фотокорреспондент газеты «Коммунист», с которым Миша делил лабораторию. Звали его… Да разве это важно, как его звали? Для удобства назовем его Агарон. Так вот: для нас важно, что Агарон не пил вообще. Но курил. А Миша, как назло, не курил, но выпивал много и с удовольствием. Кроме того, Агарон лояльно относился к советской власти.

В общем, можно сказать, что Миша и Агарон были антиподами. Иногда это сближает. Но не в этом случае. Фотографы газеты «Коммунист» тихо ненавидели друг друга.

И как-то раз позвонил мне Миша: «Бери бутылку рома, садись в такси и лети ко мне. У меня большой праздник – Агарону дали строгий выговор».

В процессе распития рома Миша рассказал мне историю, которую я сейчас перескажу, как могу.

Ну вот. Получил, значит, Агарон редакционное задание: поехать в Разданский район и сфотографировать там какого-нибудь труженика полей, чтобы этой фотографией иллюстрировать завтрашнюю передовицу. Видимо, передовица была о выполнении плана по сбору зерновых. Но Агарон поленился. И вместо того, чтобы поехать, достал из своего архива фото одного из колхозников и отдал в номер.

Газета вышла. Через пару часов после начала рабочего дня редактора срочно вызвали в ЦК, где ему устроили разнос по полной форме. Оказалось, что этот колхозник уже месяц сидит в тюрьме по обвинению в убийстве. И портретом такого человека никак нельзя было иллюстрировать передовую статью.

Вот и получилось, что «наверху» пропесочили редактора, который, вернувшись в свой кабинет, вызвал к себе завотделом иллюстраций и автора фото, покричал на них, покричал, а потом влепил обоим по выговору.

Мы с удовольствием напились по этому поводу.

Прошло два месяца. И как-то позвонил мне Миша и сказал, что сегодня у него большой праздник: Агарона выгнали с работы, а его, Мишу, сделали завотделом иллюстраций.

Оказалось, что Агарон, решив, что снаряды дважды не падают в одну воронку, вместо того, чтобы поехать в Горисский район Армении (пять часов езды в один конец), снова нашел относительно нестарую фотографию и поставил ее в номер.

На этот раз оказалось, что человек, чьим портретом иллюстрировался очередной шедевр социалистической пропаганды, недавно умер.

В тот же день Агарон остался без работы, бывшего заведующего отделом разжаловали в солдаты, а Миша стал его начальником.

Но ненадолго. Хотя это уже другая история.

А вы говорите «ответственность журналиста»…


* * *

Они были молоды, талантливы, веселы и популярны. И через год-полтора после развала Союза они открыли свою собственную службу новостей.

Это было новое слово в армянской тележурналистике: новостные программы «Айлур» были энергичными и даже задорными, в них не было той официальности и чопорности, которые отличали советские стереотипы подачи новостей. Ребята работали с удовольствием и, безусловно, с огоньком.

И на новый 1992 год молодые журналисты решили пошутить в эфире. В студии появился один из них и сообщил о якобы происшедшем в Армении государственном перевороте (по аналогии с московским августовским путчем 1991 года). Кажется, они даже сказали, что это шутка. Но многие зрители, услышав информацию о перевороте, не досмотрели передачу до того момента, когда журналисты признались в розыгрыше. Они немедленно вышли на улицы и отправились к зданию парламента защищать демократию.

«Шутку» пришлось опровергать. Но это не помогло: передачу все равно закрыли. Хотя, видимо, это лишь стало поводом для того, чтобы избавиться от слишком активной телепередачи.


* * *

(из книги «Пособие по журналистике»)

… история эта произошла в Армении в середине девяностых годов. В то время редакции газет в Армении были оснащены двумя, или в лучшем случае, тремя-четырьмя компьютерами. И вот, один из журналистов государственной газеты «Республика Армения», захотевший подшутить над коллегами, перед тем, как вечером уйти домой, открывает в редакционном компьютере файл с сообщениями государственного информационного агентства «Арменпресс» и добавляет одно сообщение.

В этом сообщении говорится, что премьер-министр Армении Грант Багратян и министр обороны Вазген Саркисян встретились с губернатором турецкой провинции Карс. Встреча прошла на границе между Арменией и Турцией. Вдруг во время встречи один из охранников турецкого губернатора открыл огонь по армянским официальным лицам, тяжело ранив министра обороны и легко – премьер министра. Ответным огнем охрана армянских государственных деятелей убила стрелявшего и ранила губернатора.

А надо сказать, что между этими странами не было (и на момент написания пособия – нет) дипломатических отношений. Мало того, в середине девяностых ситуация балансировала на грани конфликта, поскольку между Арменией и Турцией существовал (собственно, существует и сейчас) ряд исторических разногласий, а Турция еще и поддерживала Азербайджан в конфликте вокруг Нагорного Карабаха.

То есть, если бы такой инцидент случился, это вызвало бы более чем серьезные осложнения.

Утром на работу приходят работники газеты, и одним из первых оказывается корреспондент одного из крупных российских новостевых агентств. Увидев такое сообщение в файле «Арменпресс», он, не проверив его (а проверить было нетрудно – достаточно было позвонить в пресс-службу правительства), звонит в Москву и надиктовывает по телефону «горячую новость» об инциденте на границе.

Постепенно в редакции собираются журналисты. Через полчаса они узнают, что случилось. Один из них немедленно звонит в Москву и просит агентство не публиковать эту новость, поскольку это была шутка, рассчитанная на внутриредакционное пользование. Но было поздно. Сенсационный материал о перестрелке на границе уже вышел. И хотя агентство выпустило опровержение, спустя некоторое время сообщение появилось в эфире одного из российских телеканалов.

Власти Турции и Армении узнали об «инциденте» по телевидению. Как рассказывали журналисты в Ереване, посольство Турции в Москве срочной депешей информировало Стамбул о сообщении телевидения. Президент Турции Сулейман Демирель позвонил губернатору Карса, чтобы справиться о его здоровье. Узнав, что с ним все в порядке, президент удивился и позвонил губернатору другой граничащей с Арменией провинции – Игдыр. Но и с ним все было в порядке.

Президенту Армении доложили о сообщении московского телеканала. Он связался с премьер-министром, чтобы узнать о его здоровье и, говорят, немедленно назначил заседание Совета Обороны. Дело принимало серьезный оборот. Но тут в аппарат президента позвонил редактор газеты и извинился за «утку».

Президент Армении Левон Тер-Петросян, как рассказывают журналисты, немедленно позвонил Демирелю и извинился за происшедшее. Журналисты газеты, конечно, были наказаны.
 
Tags: СМИ, журналистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments