Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Десант

Наконец я вернулся в Лондон. Мне трудно думать и писать о Лондоне «домой», хотя, казалось бы, куда еще можно вернуться после путешествия?
 
В дороге, а вернее, в самолете я записал свои впечатления от празднования Дня Военно-воздушных войск (ВДВ) в Москве. Вернее даже не самого празднования, а того, что я видел. И хлтя это было второго августа, а ставлю я свои впечатления лишь пятого. На это есть две причины: во-первых, у меня не было времени писать более или менее серьезные вещи, так как в Москве я был всего около двух дней, за которые нужно было многое успеть. А во-вторых, мне было стыдно. 

Еще с утра знакомые звонили друг другу и предупреждали, что не стоит выходить из дому – день Военно-воздушных войск не обещал тишины и покоя.
 
Но я был вынужден выйти. Мой путь лежал от Площади Победы, то есть от Поклонной горы, к Парку Культуры. А это значит, что мне предстояло пройти по местам, облюбованным празднующими десантниками.
 
Я вышел из дому к трем часам дня, обходя полупьяные (или совершенно пьяные) группы мужчин в голубых беретах и тельняшках. Они бесцельно шатались по проспекту Кутузова, периодически скандируя: «Сла-ва-В-Д-В!» Выглядели они довольно агрессивно, и было видно, что прохожие стараются держаться от них подальше.
 
Встречаясь, полупьяные десантники оглашали воздух громкими воплями, переходящими в нестройные «Сла-ва-В-Д-В».
 
Утром у станции метро «Парк Победы» я видел милиционера с собакой, а затем еще одну группу стражей порядка с мохнатой овчаркой на поводке. Днем не было никого. Улицей и станцией метро владели расхристанные полупьяные молодцы.
 
Одна из таких групп шла мне навстречу. И вдруг я обнаружил, что, глядя на них, я начинаю жалко улыбаться. Жалко, потому что мне страшно. Я знаю, что на московских улицах меня принимают за еврея. Это – я пишу эту фразу со стыдом – лучше, чем выглядеть кавказцем (говоря нынешним казенно-разговорным языком, «лицом кавказской национальности»).
 
Дальше я тоже пишу со стыдом. Я их боялся. А боялся я их потому, что у меня не было никакой надежды, что если они начнут куражиться надо мной, мужчиной с еврейской (да что там – по нынешним понятиям – «жидовской») внешностью, никто за меня не заступится. Включая милицию. А еще потому, что если бы они начали куражиться над кем-нибудь другим, я бы и сам постарался как можно быстрее сбежать.
 
Следующей моей мыслью было: «я так гаденько улыбаюсь, как, наверно, улыбались евреи в Германии начала тридцатых годов». 
Я не знаю, как вели себя армяне Стамбула в 1915.
 
Миновав эту компанию, я спустился в метро, где то и дело встречались десантники. Одна из групп, войдя в вагон, гогоча, не давала закрыться дверям. Из динамика донесся голос водителя поезда: «Ребята, не держите двери, пожалуйста». Он был подчеркнуто вежливым. Не могу с уверенностью сказать, что тон был заискивающим, но мне показалось, что и водитель боится этих людей.
 
На (и возле) станции метро «Парк культуры» десантников было, наверно, больше ста человек. Они скандировали, громко кричали, размахивали флагами. Прохожие от них шарахались. Вокруг не было ни одного милиционера. Ни единого.
 
Стараясь не смотреть по сторонам, я ушел.
 
Что я могу сказать об этом четверге? Я был унижен страхом. Был унижен пьяной неорганизованной оравой молодых агрессивных мужчин. А еще я был унижен московской милицией, так блестяще отсутствовавшей там, где она была нужнее всего.
Tags: Россия, законность, путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments