Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Не совсем приличное...

Холодное пиво в жаркий молдавский вечер прекрасно идет под вот такую закуску



А когда пиво пьется под хамсец (или под хамсеца?), байки, само-собой, получаются не самые приличные. И пусть простят блюстители моей нравственности, но я не могу молчать. Я должен, просто обязан пересказать две не очень приличные байки, услышанные знойным молдавским вечером в местечке Вадул-луй-Водэ, недалеко от Кишинева. 

– Дело было перед выборами, – начала рассказ моя гагаузская коллега, работавшая в тот предвыборный период на местном телевидении. – Поздно вечером пришли в студию два представителя социал-демократической партии записывать свое предвыборное обращение к народу. Лыка не вязали оба. Собственно, даже не в лыке было дело: они и на ногах-то держались с трудом, находя друг в друге поддержку и опору. Именно так, как и должно быть у настоящих партийных друзей и соратников.
 
Сели эти деятели в студии, гримеры подправили им прически, припудрили лбы и носы, включили камеры, и один из них начал речь:
 
– Я от социал… – хотел сказать он. Но «социал» оказалось слишком сложным словом. И алкогольный речевой аппарат его вместо звукосочетания «-циа-» выдал простое «-са-». В результате этот политический деятель свое кредо начал с твердого заявления: «Я отсосал…»
 
Взрыв смеха потряс аппаратную. Хохотали все, начиная от режиссера, заканчивая ассистентами.
 
Политический деятель, преисполненный чувством ответственности, начал сначала: «Я отсосал…» но продолжить не смог. Слово «демократической» ему было не под силу. Клокотавший в его партийном организме алкоголь вставал неколебимым барьером перед этим словом.
 
Друг по партии решил прийти ему на помощь:
 
– Давай я возьму… Я возьму…
 
Телевизионщики хохотали вовсю. Смех переходил в рыдания. Оператор лежал под камерой и тихонько стонал. Политический деятель, тот, который хотел «взять», заметил, что оператор не работает:
 
– Э! Да нас не снимают! Мы, блин, тут столько времени торчим, а нас не снимают!..
 
*   *   *
 
Отсмеявшись, вниманием застолья овладела коллега из Приднестровья. Она рассказала о том, как на одном из заседаний парламента самопровозглашенной Приднестровской Молдавской Республики слово дали министру сельского хозяйства. Он долго рассказывал, что благодаря погодным условиям, оказавшимся в тот год благоприятными, а также героической работе сельских тружеников поспел хороший урожай капусты.
 
– Единственной угрозой урожаю стала тля. Этих тлядей развелось столько, что… – Министр не смог договорить. Все смеялись.
 
– Э, вы чего? – удивленно спросил министр.
 
– Ничего, продолжайте, пожалуйста, – сказал председатель парламента, – только постарайтесь следить за своей речью.
 
– А я че? Я слежу. Так вот: если не принять меры против этих тлядей…
 
Новый взрыв смеха. Спикер призвал зал к порядку и попросил министра называть тлю тлей.
 
– Да вы че? – обиделся министр. Я в этой области уже сорок лет работаю! Что я не знаю что ли? Единственное число – тля. Множественное – тляди.
 
Работать парламент больше не мог. В заседании был объявлен перерыв.
 
– Жаль, что сессию не показывали по телевизору, – закончила свой рассказ журналистка из Тирасполя.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments