Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Categories:

Timeless -- книга и ее история

В Лондоне прошла презентация книги Timeless, написанной грузинским аристократом Николасом Чхотуа и изданной впервые в 1949 году.

Да, Чхотуа – фамилия не грузинская, а абхазская или мингрельская (как пишет Википедия, ветвь рода Чхеидзе), и его семейная вотчина – Гальский район Абхазии (или Самурзакани, если по-грузински), но, предвидя разного рода возражения, скажу, что сам он считал себя грузинским князем, и у меня нет никаких оснований противоречить ему.

Так что книга Timeless написана грузинским автором, князем Чхотуа. И с этой книгой связаны две истории.

Первая – это история, собственно описанная в романе. То есть его сюжет.

А сюжет вкратце таков. Молодой грузинский князь Шота (совсем как Руставели) лечится в Швейцарии от туберкулеза. А вылечившись, приезжает в Тбилиси к деду. Там же, в Тбилиси, он встречает юную и прекрасную русскую аристократку Таю Рюрикову и влюбляется.

Она отвечает ему взаимностью. Но так как действие происходит в конце XIX века, дальше вздохов и редких пожатий рук дело не идет.

Влюбленные едут в Самурзакани (то есть в Гальский район), потом встречаются в Париже, и дело у них совсем на мази. Остается нюанс: надо попросить позволения у баронессы, матери Таи, на брак. Шота едет к ней в Лозанну, и та отказывает, потому что боится, что Шота умрет от туберкулеза и оставит Таю несчастной на всю жизнь.

Шота долго страдает, а потом встречает американскую девушку Терезу, на которой благополучно женится.

Эта история могла бы послужить прекрасной параллелью с современностью: грузинский парень влюбляется в русскую, брак срывается по вине русской стороны, и грузин находит утешение в браке с американкой.

Но не послужила. Видимо, потому, что нет сейчас элегантности и аристократизма в отношениях, нет налета легкой грусти и тонких чувств. Нынешние события, все происходит сейчас, – грубо, насильственно, воинственно и чрезвычайно политизировано. А в книге политики нет совсем. Ну разве что когда Шота говорит о том, что все мужчины из хороших семей Грузии считают своим долго служить русскому царю.

Книга могла бы стать грузинским вариантом «Али и Нино» – романа о межнациональных проблемах и любви на Кавказе на рубеже XIX и XX веков.

Да, могла бы, если бы была написана хотя бы на том же уровне, что и «Али и Нино». Но, к сожалению, она слишком сентиментальна и совершенно лишена исторического контекста.

А теперь – вторая история

Это история автора и того, как книга появилась в печати.

Родители Николаса Чхотуа бежали от большевиков, вместе с сыном, которому было 15 или 16 лет. Он так и не смог вернуться в Грузию, и роман Timeless, собственно, стал его сентиментальным возвращением домой.

Его сын, Чарльз Чхотуа, говорит, что в романе отец описывал свою первую любовь.

Сам Николас писателем не был, и Timeless оказалась его единственной книгой. Она оказалась также первой (как здесь говорят) книгой автора-грузина, написанной на английском языке. Ее издали в 1949 году в Лондоне, перевели на норвежский язык, и о ее существовании забыли… до весны этого года, когда один из лондонских букинистов вдруг обнаружил ее на полках своего магазина.

Букинист связался с Питером Нэсмитом, влюбленным в Грузию журналистом и писателем, который по совместительству владеет книжным магазином Prosperos в Тбилиси. Питер заинтересовался, захотел переиздать ее и нашел сына писателя, живущего сейчас в Испании.

Оказалось, что сам Чарльз, как и отец, тоже дипломат. И даже – до признания Грузии – представлял в Британии правительство Звиада Гамсахурдиа, добиваясь, чтобы Грузия была признана как независимое государство. Ходят слухи, что он представлял также правительство Джохара Дудаева, но эти слухи я не уточнял.

Чарльз дал право перепечатать Timeless, и вот она – в мягкой обложке – у меня на столе.

Когда автор книги умер, а было это в 1984 году, оказалось, что он завещал похоронить себя в Тбилиси. Наследники пошли в посольство СССР, где им отказали в возможности похоронить прах отца в согласии с его волей. Но отец предусмотрел это. И завещал в случае отказа похоронить в Тбилиси свое сердце.

И Чарльз смог провести урну с прахом сердца Николаса в СССР и похоронить ее в Тбилиси.


Tags: Грузия, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments