Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Беслан

Начиная с первого сентября, я по нескольку раз в день звонил в Беслан и говорил с молодой женщиной, сестра которой с двумя маленькими детьми была среди заложников в школе.

Мы говорили о том, что происходит вокруг школы, просачиваются ли какие-либо слухи из-за школьных стен, что творится в Беслане...

Иногда я записывал наши беседы, и они шли в эфир. Но чаще я звонил, не думая об интервью. Мне хотелось хоть как-то поддержать ее, дать ей почувствовать, что у нее и у других жителей Беслана есть друзья, что мы тоже переживаем за ее родных и за других людей, сидевших в физкультурном зале школы.

В день штурма, спустя пару часов после его начала, я позвонил ей.

"Марк, что здесь происходит? Вы можете мне сказать? Ничего нельзя понять!" 

То есть эта женщина, находясь всего в пятистах метрах от школы, которую только что штурмовал спецназ, не могла понять, что там творится. И ей казалось, что я, находясь по другую сторону европейского континента, мог представить происходящее у школы и объяснить ей это.

Наверно, я никогда острее не чувствовал свою беспомощность. Все, что я смог сделать, это рассказать ей, что показывают по западным телеканалам. А показывали, как голенькие дети разбегаются от школы, как взрослые хватают эти худые тельца и несут -- лишь бы дальше от этого места. И как дети пьют воду. Много воды...

А еще я понял, как глубоко недоверие простых россиян к тому, что им говорят по телевидению.

В тот вечер по одному из федеральных российских телеканалов показывали фильм, в котором Брюс Уиллис спасал заложников из  какого-то Нью-Йоркского небоскреба.

В фильме никто не пострадал.
Tags: воспоминания, личное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 59 comments