Марк Григорян (markgrigorian) wrote,
Марк Григорян
markgrigorian

Categories:

Американские военные инструкторы в Грузии

Это было примерно десять лет назад.
 
Грузия была другой. Саакашвили тогда еще был молодым и подающим надежды политиком в команде Шеварднадзе, а Тбилиси – городом, живущим воспоминаниями о былом величии. Вечерами (собственно, и днем) в городе выключали свет, улицы были грязными, асфальт в выбоинах, об уличном освещении можно было забыть.
 
Был октябрь. Пасмурный, дождливый, тягучий. Люди выглядели измученными и усталыми. Лица хмурые, озабоченные, и это как-то по-особенному оттеняло обычные для Тбилиси черные женские платья.
 
Я жил в Авлабаре, в гостинице «Метехи-палас», принадлежащей всемирно известной фирме «Шератон». Это была самая шикарная тбилисская гостиница. В ней даже постоянно были свет и горячая вода. Может быть, поэтому, в «Шератоне» располагались посольства нескольких западных государств.
 
«Шератон» был похож на корабль, на океанский лайнер, рассекающий волны авлабарского моря. Белое здание светилось изнутри, манило коврами и блеском, напоминало о комфортной западной жизни. В действительности же отель не плыл, как корабль, а стоял, как остров. 

Ощущение острова увеличивалось, если вы хотели подобраться к отелю не на машине, а, скажем, пешком – от ближайшей станции метро. Тогда к стеклянным дверям отеля и охраняющим их швейцарам в ливрее вам бы пришлось добираться через какие-то непонятные лестницы, пропахшие мочой, причем где-то там вам грозила встреча с непонятными молодыми людьми в черных куртках, которые долго вас рассматривали, потом, плюнув пару раз на асфальт, просили закурить.
 
Вот в этом «Шератоне» я и жил, потому что там же проходила какая-то очередная конференция политологов Южного Кавказа.
 
После первого дня конференции, мы все, наслушавшись высоконаучных докладов, отправились в один из тбилисских ресторанов на банкет. Хотя некоторые из докладов, скажем прямо, были слабоваты. Была еще парочка откровенно эпигонских выступлений, но, в целом, первый день, безусловно, удался. Особенно это ясно чувствуется после банкета, на котором дорогих гостей потчевали всеми – или почти всеми – прелестями замечательной грузинской кухни. Включая вино, разумеется. Хотя некоторые участники банкета пили водку. Но хлебосольные хозяева этого не замечали, поскольку и сами знали, что водка – это национальный напиток политологов.
 
Так вот, после банкета нас привезли в «Шератон». Группа политологов зашла в здание, а мы с другом остались у входа, чтобы подышать свежим воздухом и покурить. Не спрашивайте, как мы могли это совмещать, потому что ответить я вам все равно не смогу. А зачем задавать вопрос, на который нет ответа.
 
Стоим мы, значит, курим и разговариваем на разные темы. Вокруг темно и холодно, как может быть промозглой октябрьской ночью. И вдруг мы замечаем, что недалеко от шератонской стены стоит парень. И стоит он как-то тихо и мирно. А примерно в десяти-пятнадцати шагах от него стоит еще один. И тоже как-то очень скромно. Присмотревшись, видим, что на таком же расстоянии от второго – третий. Чуть дальше – четвертый. И вообще, эти ребята стоят, как на часах.
 
Мы подошли к парню, стоявшему ближе всех. Он был одет в некое подобие камуфляжной униформы. Она была плохо подогнана и как-то неравномерно свисала с его плеч. На ногах его были домашние мохнатые тапочки.
 
– Солдат я, в армии служу, – сказал он, отвечая на наш вопрос. – Полгода отслужил. Сапоги не хочу одевать, неудобно в них. И портянки ноги натирают.
 
– А здесь чего стоите?
 
– В гостинице американцы живут, военные инструкторы. Мы их охраняем.
 
Мы были в шоке. Эти полуодетые необученные и безоружные ребята охраняли американских рэмбо, приехавших, чтобы обучать грузинских военных и повышать стандарты грузинской армии.
 
Это была первая группа американских военных инструкторов. На следующее утро за завтраком мы встретились с парой этих инструкторов. Обычные американцы, говорившие по-английски с тягучим выговором среднего запада США.
 
– Вечерами сидим здесь, в гостинице. Говорят, небезопасно в Тбилиси, иностранцев похищают…
 
Действительно, в те годы было неспокойно. Не могу сказать, что в самом Тбилиси, но за пределами столицы было неуютно.
 
– Так вы здесь и скучаете весь день?
 
– Ну почему скучаем? С нами тут уроки проводят, а вечером, если хочется приключений, спускаемся в казино. Тут казино есть, и женщины очаровательные…
 
Значит, получается, – подумали мы, – что военные инструктора самой сильной армии мира, вместо того, чтобы обучать офицеров-грузин всяким тактическим и стратегическим премудростям, вместо того, чтобы жить настоящей солдатской (ну ладно, офицерской) жизнью, тусовались в лучшей тбилисской гостинице на средства американских налогоплательщиков. А охраняли их юноши в свисающих камуфляжных куртках и шерстяных тапочках.
 
Поболтав с американцами, мы отправились на заседание своей конференции. Отзаседав положенные полтора часа, мы вышли на кофе-брейк. Мимо нас гордо прошествовали американцы с большими желтыми разлинованными блокнотами. Сопровождавший их грузин подошел к нам. Мы закурили.
 
Оказалось, что инструкторам совершенно было нечего делать. И чтобы скоротать время, он учил их играть в домино. Уже третий день. Инструктора приходили, аккуратно записывали все, что он говорил, в свои желтые блокноты. И так уже три дня. Наш собеседник был эмоционален. Он почти кричал:
 
– Не понимаю, что можно в домино учить три дня?! А они все говорят: «давай теорию, давай теорию». Какая теория, играть надо! Это же до-ми-но! Не понимаю, их что, мама в домино играть не учила?..
 
*   *   *
 
Прошло время. Приезжая в Тбилиси, я больше не жил в «Шератоне», потому что открылось множество новых гостиниц – дешевых и очень комфортных, и приглашавшие меня НПО предпочитали новые гостиницы. Свет в Тбилиси перестали выключать, ГАИ больше не берет взяток,  а жить иностранцам стало совершенно безопасно и спокойно.
 
Изменились и военные инструктора. Что они делали в рабочее время – для меня покрыто тайной. А вот по вечерам они ходили в ирландский паб в центре города. Мне больше нравился замечательный и уютный ресторан «Сан-Суси», или «Не горюй!», располагавшийся в двух шагах от этого паба. «В паб я и в Лондоне могу пойти, а второго «Сан-Суси» нет нигде», – думал я, усаживаясь за столик «Весна», или столик «Любовь», или, может, «12 стульев»… Каждый из столиков в этом ресторане имел свое имя, и даже занавески на окнах были вытканы специально для этого заведения. Была там и заводная кукла-Маргарита, и уютная маленькая дверка для кота, а в туалете висела огромная двухъярусная люстра…
 
Ничего этого уже нет. Здание, в котором был ресторан, снесли. Говорят, кто-то купил этот земельный участок.
 
А паб за углом, кажется, процветает.
Tags: Грузия, США
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments